aif.ru counter
48

Лицедейство у женщин в крови. Режиссер НЭТа Бондаренко об актрисах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ-Нижнее Поволжье №10 04/03/2020
Владимир Бондаренко в спектакле «Свидригайлов» играет ещё одну драматическую историю любви.
Владимир Бондаренко в спектакле «Свидригайлов» играет ещё одну драматическую историю любви. © / Волгоградский молодежный театр

Владимир Бондаренко – человек в Волгограде известный. Харизматичный и обаятельный актёр,  любимец волгоградских женщин, недавно он к тому же стал главным режиссером одного из самых популярных в регионе театров — Нового экспериментального. В преддверии праздника мы поговорили с ним не только о театре, но и о личном счастье,  отношениях мужчины и женщины и вечном поиске идеала.

НЭТ: перезагрузка

– Владимир Владимирович, сначала поздравим с первым спектаклем, что недавно представил НЭТ при вашем руководстве. Как вы сами оцениваете «Проделки Скапена»?

– Если учесть, что последние два года труппой никто не занимался и нашей основной задачей было «перезапустить» актеров, то результат можно признать положительным. Нам принципиально важно было, где-то даже в ущерб качеству спектакля, понять, кто из труппы на что способен. Молодые актеры, у которых кроме страха и неуверенности сначала на репетициях ничего не было, сделали серьезный шаг. И с точки зрения профессионализма мы знаем теперь, куда двигаться дальше.

– Вы делаете ставку на обновление труппы?

– Я ставлю на то, что люди должны работать. Да, не может быть в одном театре 48 артистов, способных на роль Гамлета или короля Лира. Но людей, праздно шатающихся по коридорам и два раза в месяц выходящих на сцену в массовках, в театре быть не должно.

Мне больно видеть несостоявшуюся молодёжь. Хотя в состоянии растренированности и ненужности находятся не только молодые актеры НЭТа, но и те, кто составляет его основу. Они должны  встряхнуться и помочь сформировать ту основную когорту, с которой этот театр войдет в  будущее.

– НЭТ был во многом театром эпатажа и развлечения. Каким его видите вы?

– Я продолжаю размышлять над этим. Абсолютно точно мы не должны завлекать зрителя. Да, есть и будут пьесы, чтобы просто отдохнуть и посмеяться, но должно быть и нечто другое – то, что будет провоцировать зрителей на эмоции иного плана, на анализ, осознание, желание эмоционально приобщиться к действию. Театр – это не математика, не лаборатория, это прежде всего эмоция, и мы любой пьесой должны ее пробуждать. Мне кажется, сегодня в огромном дефиците пища  для ума и души, и это должно стать основой для развития театра.

– Пьеса «Гроза», что вы собираетесь ставить, выбрана именно поэтому?

– И поэтому тоже. Это классика, серьёзная пьеса, непростые проблемы. И роли, которые будут интересны как молодым, так и немолодым актёрам в плане совершенствования.

– Чего вы в принципе ждёте от актёров?

– Помимо таланта, понимания сути игры, жду желания расти профессионально, а не существовать на том багаже, который нажит. Учитывая систему приглашенных режиссеров, важно, чтобы актеры умели быстро меняться, быть текучими и живыми.

– Вы говорили, что будете продолжать играть. То есть поклонницам можно не волноваться – мы вас ещё увидим на сцене?

– Да, я продолжу играть в своих прежних спектаклях, и хотя бы раз в несколько лет буду играть в каких-то новых. Считаю, что это правильно по многим причинам. Например, для поддержания физической формы и для того, чтобы чувствовать атмосферу труппы изнутри. Я должен говорить с актёрами на одном языке.

– Есть ли у вас любимые роли? Удалось ли сыграть ту, о которой мечтали?

– Выделить любимую не могу. Скорее, это всегда последняя роль, а я уже сыграл их примерно 180. Было десятка полтора, которые по каким-то причинам мне не нравились, но в основном – все они любимые. Всегда мечтал сыграть Хлестакова. И сыграл, причем в двух разных спектаклях. Но, как я понимаю, это были два совершенно посредственных спектакля, и я в них  сыграл... 

– Есть ли сейчас роли, о которых мечтаете? 

– Ролей – нет. Есть авторы, которых хотелось бы ставить и чьих героев играть. Это в первую очередь Гоголь и Булгаков. Гоголь – какой-то фантастический драматург, мистик. Булгаков, мне кажется, нравится всем, но он рождается для человека где-то после пятого-десятого прочтения. Нравятся отдельные вещи у Сэлинджера, Фитцджеральда, Уильямса, очень интересен для меня и как человек, и как писатель Валентин Катаев.

– Гоголь, Булгаков, Сэлинджер – все в каком-то роде мистики. Вы верите в мистику?

– В особенные приметы я не верю, но бывает, когда точно знаешь, что нужно делать, а что – нет. У меня вообще хорошая интуиция.

Про радость жизни

– У вас выдающиеся родители – отец Владимир Бондаренко и мама Вера Семёнова были ведущими актёрами Волгоградского театра им. Горького, любимцами публики. Но стали они для вас примером в плане семейной жизни?

– Наверное, да, но с большими оговорками, большим количеством «но». Театральная семья – это всегда сложно.

– Ваша супруга сейчас – тоже актриса. Вам удаётся с этими «но» справляться?

– Не всегда.

– Не секрет, что для многих поклонниц театра вы – мужчина мечты. А какой, на ваш взгляд, должна быть идеальная женщина?

– Я могу сказать, какой женщина быть не должна. Завистливой и злой – ни в коем случае. Она должна любить детей, понимать, быть способной любить и чем-то жертвовать – вот это для меня важно.

– А мужчина? 

– Он должен отвечать ей чем-то подобным. Мужчины и женщины по-разному смотрят на одни и те же вещи, и вопрос счастья и несчастья – это вопрос согласованности их взглядов.

– В вашем театре женщин больше, чем мужчин?

– В любом театре женщин больше. 

– С кем легче работать?

– С женщинами. Лицедейство и желание нравиться – это естественное желание женщины, а у мужчины оно с дипломом артиста приходит или с поступлением в институт. Актеру-мужчине не важно, кому нравиться – женщине, мужчине, ребёнку, собаке... Это начинает доминировать, и часто просто «сжирает» человека.

– Накануне праздника что бы вы пожелали представительницам прекрасного пола?

– Главное – здоровья. Еще желаю, чтобы они получали удовольствие от того места, где живут, не важно, Волгоград это или Волжский, Рудня, Камышин... Просто чтобы каждый день получали удовольствие и радость от жизни, признание и понимание от близких.

– У вас самого это есть?

– Моей дочери сейчас четыре с половиной года, и общение с ней абсолютно точно дарит мне ощущение полного счастья.

Когда родилась моя старшая дочь Ольга, мне было всего 22 года, и я был слишком молод, было много эгоистичных желаний, чтобы уделять внимание детям. Когда родились внуки, меня рядом не было. Они далеко – дочь с семьёй живёт в Америке. Старшему внуку Савве шесть – тот ещё комедийный персонаж растет, внучка Ида недавно родилась, и я её еще не видел, к сожалению. Это моё потаенное желание. А Варька – рядом, и она дарит мне каждый день счастье, с которым ничто не сравнится.

– Есть ли какие-то принципы, которым вы следуете в жизни? 

– Я считаю, что надо быть честным прежде всего по отношению к себе. Еще для меня недопустимо желание сознательно кому-то отомстить или навредить. И от этого надо себя оберегать, защищать, потому что это очень опасно и может иметь самые негативные последствия.

Досье
Владимир Бондаренко. Родился в 1966 г. в Волгограде. Окончил Воронежский институт искусств. Служил в волгоградском ТЮЗе, потом в НЭТе. В 2012 г. возглавил молодежный театр, в 2019 г. – НЭТ. Заслуженный артист России, лауреат Госпремии Волгоградской области в сфере культуры и искусства.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах