aif.ru counter
516

«Боже, царя храни». Как ансамбль старинной музыки выживает в Волгограде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Нижнее Поволжье №37 14/09/2016
Михаил Рубцов с воспитанницами певческой школы «Конкордия».
Михаил Рубцов с воспитанницами певческой школы «Конкордия». © / Виктор Яшуков / АиФ

В этом году ансамблю старинной музыки «Конкордия» исполнилось 35 лет. Коллектив уникален не только для Волгограда - он возрождает хоровую музыкальную культуру и исполняет шедевры, которые звучали в Российской империи до 1917 года.

Основоположник и худрук «Конкордии» Михаил Рубцов рассказал, почему в юбилейный год настроение в коллективе скорее минорное.

Именем Пушкина

Сергей Новицкий, «АиФ-Волгоград»: Трудно было ансамблю духовной музыки 35 лет назад во времена цензуры?

Михаил Рубцов: Хорошо помню наши первые музыкальные программы. Не поверите, с позиций идеологии они были безупречны! Песни мы подбирали из репертуара светских салонов Волконских, Дельвига, которые посещал Пушкин. Наша концертная программа тогда так и называлась - «Русский музыкальный салон пушкинской поры». Так имя великого поэта стало для нас допуском для выступлений. Мол, какие вопросы могут быть, ведь в репертуаре звучат любимые произведения Пушкина!

Уже позже мы стали осмысливать другой богатейший материал из дореволюционного прошлого, к которому в доперестроечные годы было опасно даже прикоснуться, -песенное наследие Института благородных девиц, придворной певческой капеллы и Мариинских учебных заведений императорской России. Наши исторические программы рассказывают о нравах старого Петербурга, Москвы, Царицына, о забытом быте и укладе жизни, о неповторимой атмосфере ушедшей Родины. Есть духовные стихи, гимны, романсы о любви и о войне, о русских офицерах, об эмиграции.

Помню, в 1988 году мы были приглашены в столицу тогдашним патриархом Всея Руси Пименом на Первый Всемирный русский собор, посвящённый тысячелетию крещения Руси. Вышли мы на сцену Колонного зала Дома Союзов, единственные из нестоличных хоровых коллективов, и на весь огромный зал наши девушки запели «Боже, царя храни» князя Львова. С 1917 года этот гимн впервые звучал в столице! Публика растерялась в самые первые секунды, но постепенно люди сами стали вставать со своих мест. В конце исполнения стоял весь зал! На глазах у многих были слёзы. Словно в людях на генном уровне десятилетиями что-то дремало потайное, и вот эта историческая память проснулась, расправила крылья!  

-  Вы всегда подчёркиваете, что учились певческому искусству именно в Ленинграде, С.-Петербурге. Почему?

- Петербург - единственный центр страны, где духовое пение сохранялось все советские годы вопреки гонениям и запретам. Хор Ленинградской капеллы - наследник придворной певческой капеллы Его императорского Высочества, история которой уходит корнями в XVIII век.

Значение капеллы в культурной жизни царской России было колоссальным. Хористов привозили на выступления в экипажах прямо к порогу Зимнего. Если обратиться к ещё более ранней истории, ещё в конце XV века в Московской Руси был создан хор певчих дьяков. Вот где истоки национальных хоровых традиций - им несколько сотен лет!

- А как же консерватории и симфонические оркестры?

- Они пришли к нам с Запада много позже - в середине XIX столетия. Наша русская музыкальная традиция в первую очередь - это хоровое церковное пение.

Но сейчас ситуация с передачей, освоением богатейшего хорового наследия в музыкальных и общеобразовательных школах даже в дошкольных учреждениях критическая. В России не переиздан ни единый сборник старинных детских песен. Преподаватели в лучшем случае используют только советский детский репертуар. Повсеместно царит колоссальный репертуарный голод. То огромное количество потрясающего музыкального материала, что был в ходу до революции, практически забыт. Многие знаменитые дореволюционные детские песни теперь можно услышать лишь в исполнении «Конкордии».

Аномальный режим

- Вы сказали, что настроение в коллективе царит не юбилейное. С чем это связано?

-  Почему-то резко к нам поменялось отношение со стороны городских чиновников от культуры. Мы коллектив муниципальный, зависим от воли учредителей и кураторов из городского комитета культуры. А горкомитет по культуре устроил нам административный прессинг. Последние пару лет из нашего офиса на улице 13-й Гвардейской не вылезали финансовые аудиторы. Что искали - непонятно. Наверное, какую-то «коррупцию» в коллективе, где весь административный аппарат состоит из нескольких человек, где лучшие наши хористки получают не более 9 - 10 тыс. руб. в месяц со всеми надбавками. Дополнительные заработки ищут в храмах - поют там по выходным за 200 рублей, столько стоит работа приглашенных певчих на службе.

Другая странность. Годами у нас в муниципальном задании стояло две премьеры и 40 бесплатных просветительских выступлений в год - вполне разумная норма. Норма эта соответствует просветительским задачам коллектива, закреплённым в нашем уставе.

На подготовку каждой премьеры необходимо почти полгода. Ведь этому предшествует сбор дореволюционного певческого материала, написание сценария исторических программ, обработка самого материала, его аранжировка, «роспись» по голосам.

Но в начале этого года городской комитет культуры спустил нам новое задание - 54 выступления в год. Причём выступлений исключительно платных. А наши социально значимые для города и области бесплатные выступления в муниципальном задании не учитываются вовсе! Делать упор исключительно на платных выступлениях всё равно, что спортсмена просить прыгнуть на 7 метров без шеста. И силы надорвёшь в безумной попытке сделать невозможное, и ничего не останется на творчество, на развитие.

Такие требования чиновников исполнить физически невозможно, учитывая особенности столь сложной структуры, как женский хор. Невозможно ещё и потому, что нашими многолетними партнёрами традиционно являются музеи, культурные центры, общественные организации. Им невозможно приглашать платных артистов.

- И как долго вы работаете в таком режиме?

- Больше полугода. Только с января по июль 2016 года нам пришлось дать 27 платных концертов. При этом финансирования на проведение плановых платных концертов до сих пор нет. Соответственно коллективу приходится зарабатывать частично себе и на зарплату, и на рекламу, без которой проведение программ в современных реалиях просто невозможно.

Лично мне с января на треть уменьшена зарплата, общее финансирование ансамбля в 2016 году уменьшилось практически на четверть в сравнении с предыдущим годом.  Сейчас нас уведомили о дополнительном снижении зарплат на 10%. Получается, зарплата в коллективе неуклонно падает, а творческая нагрузка многократно увеличилась. Нынешнему составу «Конкордии» сложно исполнять многоголосные академические произведения, необходимо введение новых артистов. А это дополнительный и сложный процесс. Но кто пойдёт на предлагаемые условия работы?!

Никто не заметит?

- Что вообще происходит в волгоградской культуре?

- Мне непонятно! Какие-то слияния музыкальных школ и школ искусств, ликвидация филиалов библиотек, попытка объединить разные по своим учебным задачам организации.

Нам, разумеется, нужна помощь чиновников. Но именно помощь, а не тотальный и мелочный контроль с их стороны без учёта и знания специфики нашего искусства. Первое, что заявила мне новый зам. председателя комитета по культуре администрации Волгограда: «А почему вы считаете свой коллектив чем-то особенным?». Но ведь так считаем не мы. Считают наши слушатели, родители, которые приводят своих детей в нашу школу «Конкордия». То есть чиновники сегодня дают нам понять, что если мы прекратим своё существовании, этого никто из них и не заметит.

- И что же будет дальше?

- Могу только сказать строкой известной песни Александра Вертинского «То, что я должен сказать» - о трагической обороне юнкерами-мальчишками Московского Кремля от красногвардейцев. В песне содержится куплет с такими строчками: «И никто не додумался просто встать на колени. И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране. Даже светлые подвиги - это только ступени. В бесконечные пропасти к недоступной весне!»

Точнее, пронзительнее, увы, не скажешь. То ли идём не туда, то ли больше топчемся на месте, чем движемся. В нашем случае созданное мною детище - мою «Конкордию» - планомерно уничтожают. Моих «поющих ангелов» - так называли воспитанниц ансамбля иногда в прессе - больше невозможно будет услышать. Ломать - не строить.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах