aif.ru counter
200

Шаг вперед, два назад. Почему на доступную среду много тратят, но впустую?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ-Нижнее Поволжье №14 04/04/2018
Почувствуйте разницу: слева электронный подъёмники в Сочи, где всё делает машина, и справа Комсомольский путепровод с таким наклоном, что только мешки с картошкой по нему спускать, а не людей в колясках.
Почувствуйте разницу: слева электронный подъёмники в Сочи, где всё делает машина, и справа Комсомольский путепровод с таким наклоном, что только мешки с картошкой по нему спускать, а не людей в колясках. © / АиФ-Волгоград

Почему денежные вливания в реализацию проектов по созданию доступной среды для инвалидов практически ничего не меняют в их жизни? 

Своим рецептом эффективного вложения средств поделилась руководитель Волгоградской ассоциации незрячих специалистов (ВАНС) «Надежда» Татьяна Михайленко.

Утопические идеи

Лариса Шеремет, «АиФ»-Нижнее Поволжье»: В последние годы тема создания комфортной среды является приоритетной. На неё выделяется немало денег, но на улицах не стало больше инвалидов-колясочников, людей с тросточками. Многие из них по-прежнему боятся выйти из дома?

Татьяна Михайленко: Денег действительно не жалеют. Но вкладывают их неэффективно. Так, в нашу организацию обратились представители соцзащиты Волгограда: назовите 16 переходов в городе, которые необходимо в первую очередь сделать удобными для колясочников, незрячих и слабовидящих людей. Мы составили такой список. И работы были сделаны, хоть и с недоделками, но была уложена плитка, оформлены съезды. На эти преобразования было потрачено порядка трёх млн рублей. 

Но через полгода началась активная фаза реализации программы по подготовке Волгограда к чемпионату мира по футболу, и пошла чехарда с переносами переходов, закрытием наземных пешеходных дорожек, расширением дорог и т. д. В результате всё, что было недавно сделано, поломали. 

Зачем надо было класть плитку, если известно было, что через полгода всё это будет уничтожено? У меня создаётся впечатление, что в нашем регионе нет единой стратегии в создании доступной среды. Мы не двигаемся по плану: сегодня - одно, завтра - следующее.  Решения принимаются чиновниками словно под воздействием импульса, отсюда и хаос: строим и ломаем, а потом восстанавливаем. И людям, и инвалидам, и пожилым пенсионерам, и мамочкам с колясками от этих преобразований зачастую только хуже. Например, после переноса пешеходных переходов теперь, чтобы перейти улицу, нужно топать метров 400-500. По подземному переходу пройти можно, но только если ты не в коляске и не с коляской. Пандусы, которые там установлены, опасны. 

- Причина в несогласованности деятельности комитетов в мэрии?

- Во многом да. Возьмём благую идею обновить, облагородить внешний вид киосков. Задумка хорошая. Проехался человек в инвалидной коляске по галерее, купил всё необходимое. Но когда мы увидели типовой проект новых киосков, стало очевидным, что они далеко не всем доступны: узкие проёмы, высокие ступеньки. Обратились в отдел архитектуры Волгограда с вопросом: почему при выборе типового проекта киоска не учтён критерий доступности, ведь в градостроительном законодательстве есть такое требование для новых зданий. Какой высоты должны быть ступеньки, какой угол пандуса, какой высоты поручни, какие бортики должны быть, что плитка на съездах должна быть негладкая - всё уже просчитано и прописано в законах до мельчайших деталей. 

Но нам пояснили, что киоски - это нестационарные объекты торговли и их возведение курируют в Волгограде комитеты по экономике в районах города, которые, видимо, не посчитали необходимым учесть требование доступности: «Что вы переживаете, потом всё доделаем». А почему нельзя сразу делать так, чтобы не переделывать? 

Мы жаловались в администрацию Волгограда, прокуратуру. Добились, что один киоск фирменной торговли на ул. Новороссийской сделали доступным для колясочников. А таких у владельца бизнеса под сотню. Руководитель предприятия звонил мне, разные идеи двигал, чтоб ничего кардинально не менять. В киоске предлагал установить кнопочку на входе - инвалид звонит, к нему выбегает продавец, на крылечке рубит колбаску и рассчитывает. Вы в это верите?! Что, ради одного инвалида продавец бросит всех покупателей? Вторая идея ещё круче. Бизнесмен предложил нам подготовить список инвалидов с адресами, а они будут по квартирам развозить им продукцию комбината. Идея, может, и неплохая, но мы мечтаем о создании среды, когда человек с ограниченными физическими возможностями сможет самостоятельно выбраться из квартиры на улицу, добраться на общественном транспорте туда, куда ему нужно, в магазине сделать покупки. «Колбаса на дом» этих проблем не решает. Сейчас остаётся только надеяться на то, что владельцы киосков сделают свои объекты торговли удобными для инвалидов. Хотя, как показывает практика, только после жалоб в прокуратуру что-то начинает меняться.

Набат вместо птичьих трелей

- А в области как решаются вопросы с доступной средой?

- Быстрее, чем в Волгограде. Если к нам обращаются с жалобой инвалиды, мы направляем обращение в администрацию района, и практически всегда недостатки быстро устраняются. Появляются пешеходные дорожки с оформленными удобными съездами, светофоры со звуковыми сигналами. Так было в Урюпинске, Николаевске, Суровикино и др. 

- В прошлом году ваша организация высказывала претензии по поводу звуковых светофоров в Волгограде. Проблема сейчас решена?

- Как сказать. В чем суть проблемы? С 2000 года в Волгограде устанавливались светофоры со звуковыми сигналами, похожими на птичьи трели. В 2017 году новые светофоры издавали протяжное «пи-и-и», которое незрячий человек в гуле проезжающего транспорта может не услышать. Я, например, этого сигнала не слышу. Бились, чтоб вернули нам триоли с птичками. Говорят - нельзя. Нашли компромисс - палочки, но сегодня раздаётся барабанная дробь такой силы, что начнётся лето - и жители соседних домов начнут писать жалобы. Нужно отрегулировать силу звука. Это возможно, но пока никто не делает, наверное, ждут первых жалоб от жильцов.

- Недавно вы провели мониторинг объектов инфраструктуры Волгограда, которые будут задействованы в проведении чемпионата мира по футболу. Больше всего досталось от вашей организации Комсомольскому путепроводу. Есть шанс, что всё будет исправлено к началу матчей?

- Мы надеемся на это. А что касается Комсомольского моста, то наш вывод был однозначен: незрячим инвалидам, инвалидам-колясочникам, мамам с колясками пользоваться пандусом смертельно опасно. Уклон металлических швеллеров около 50% вместо положенных 8%, так ещё и стандартная коляска  не входит в колеи. По такому пандусу можно только мешки с тряпьем спускать. 
Я прораба спросила, когда мы там проверку проводили: «Вам самому не стыдно за то, что вы тут сделали? Срежьте швеллеры, не позорьтесь». На следующий день их уже демонтировали. А что будет дальше, мы не знаем. До чемпионата мало времени остаётся, но, я думаю, в авральном режиме что-то сделать ещё успеют. Нас волнует, смогут ли инвалиды-колясочники попасть на трибуны стадиона. Мы его не тестировали. У меня есть знакомые, которые уже купили билеты на матчи. В крайнем случае, на руках внесут.

Другая жизнь 

- История вашей жизни напоминает сюжет жизнеутверждающего романа. При проблемах со зрением вы получили высшее образование, 25 лет успешно вели бизнес, руководили общественной организацией. Как вам это удалось?

- Мне везло на встречи с замечательными людьми. У меня в 14 лет резко поменялось всё в жизни. Я шла в школу, поскользнулась на льду, ударилась головой, гематома, атрофия зрительного нерва и в остатке 1% зрения. Конечно, у меня была жуткая депрессия. Моя жизнь закончилась. Через два года я познакомилась с инвалидом по зрению, которому было 30 лет. Он к тому времени закончил муз­училище, институт. Он внушил мне, что слепота не приговор, а просто другая жизнь. Я изучила азбуку  Брайля, стала выписывать книги, наверстала всё, что запустила по школьной программе. Закончила музыкальную школу. Пыталась поступить в музучилище, но не прошла по конкурсу. Быстро вышла замуж. С мужем поехали работать в Сибирь. И там мне повезло, меня приняли на зрячий завод, где трудилось 8 тысяч человек. И была там бригада инвалидов по зрению - мы накручивали гайки на детали. Это здорово, когда ты осознаёшь, что можешь жить как все, трудиться наравне со здоровыми коллегами. А потом закончила вуз и реализовала свою детскую мечту: я стала руководителем и основала свой бизнес. У меня были маршрутные такси. Старалась вести дела только по-честному: плачу налоги и сплю спокойно. На Канары не хватало, но совесть была спокойна. Никому никогда  не платила мзду. В прошлом году исполнилось 25 лет моему бизнесу. Мне вручили почётную грамоту и кубок как лучшему перевозчику и победителю конкурса «Царицынский бизнес», причём «посмертно».

- Почему «посмертно»?

- Потому что 15 мая мои маршруты 10 и 10А по решению чиновников вдруг стали не нужны городу, а 26 мая мне вручили награды. Я пока не знаю, буду ли я дальше заниматься каким-нибудь бизнесом. Это горький и жёсткий хлеб. Нет желания и сил лбом пробивать стену. Только вроде всё стабильно, а тебя, образно говоря, судьба личиком об асфальт. Не всем удавалось справиться с испытаниями. Я вставала, и не раз. Несчастье меня в темноту толкнуло, но я поняла, что надо жить, надо бороться, преодолевать трудности шаг за шагом. Среди инвалидов есть нытики, которые проклинают судьбу за то, что так несправедливо с ними обошлась. Они в обиде на всех, жалуются, что им все что-то должны. Да никто ничего не должен. Я с такими жёстко разговариваю, словесная оплеуха помогает встряхнуться, оторваться от маминой опеки, начать жить как полноценный член общества: «Да, Татьяна Николаевна, вам хорошо - у вас всё есть, даже бизнес свой». Да, он у меня и был, потому что я эту жизнь проползла, не боясь расшибить лоб. Главное - при всех неприятностях и превратностях судьбы не терять веру в себя, любить жизнь такой, какая она есть, и надеяться на лучшее.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах