694

По зову сердца. Глава поискового отряда о сути волонтерского движения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Нижнее Поволжье №13 28/03/2018
Поиск людей ведётся сразу по многим направлениям - соцсети, уличные объявления, данные оперативных служб.
Поиск людей ведётся сразу по многим направлениям - соцсети, уличные объявления, данные оперативных служб. / Михаил Борисов / Из личного архива

В сентябре 2017 года в Калаче-на-Дону под Волгоградом пропала 5-летняя Соня. Девочку задушил пьяный сосед и спрятал тело в гараже. В марте в Камышине мужчина похитил 11-летнюю Аню и удерживал ее в своей квартире четыре дня, планируя убить после того, как понял, что не решится потребовать у родителей выкуп и ребенка ищут уже всем городом. В обоих случаях волонтеры искали детей несколько дней. Наряду с полицейскими они прочесывали подвалы, чердаки и заброшенные территории. Поисковики там дневали и ночевали, падали от усталости и отчаяния. Что заставляет людей приходить на помощь другим в таких ситуациях и почему волонтер и доброволец это не одно и то же, корреспондент «АиФ»-НП» выяснил у руководителя поисково-спасательного отряда «Калач-на-Дону» Ольгой Борисовой. 

То, что мы потеряли 

Сергей Новицкий, «АиФ» - Нижнее Поволжье»: Почему и когда вы начали искать людей?  

Ольга Борисова: После трагедии с Соней. Позже, общаясь с другими поисковиками, я узнала, что в каждом городе именно с таких ситуаций начиналось волонтёрское движение. Людям нужен некий социальный шок, мощный толчок, чтобы оторваться от обыденной жизни, компьютеров, быта и выйти на помощь. Желание помочь, прожить эту жизнь не зря, что-то сделать для других, для своего города, для своей страны - это живёт в каждом из нас. 

Досье
Ольга Борисова. Родилась в 1985 г. в Волгограде. Организатор поискового отряда в городе Калаче-на-Дону, который насчитывает около сотни активных сторонников. Отряд Борисовой за полгода принимал участие в 12 поисковых операциях. 9 пропавших было найдено. По остальным поиски продолжатся летом.

Да, нас, общество, затянуло в паутину интернета. Соцсети привели к тому, что мы стали меньше общаться, ходить друг к другу в гости. Но однажды я показывала своим глухонемым друзьям, как пользоваться смартфоном и оплатить квитанции через приложение. И меня удивил их ответ: «Если так всё оплачивать, то и ходить будет некуда и общаться незачем». 

Волонтёрство даёт то, что люди потеряли. Это общение, взаимопомощь, ощущения коллективного духа, воссоединения. Появляются новые друзья, а порой и старые снова начинают постоянно общаться ради общей цели. 

- А как ваши родные относятся к вашему занятию? 

- Поисками людей мы занимаемся вместе с мужем. Наши родные относятся положительно. Я знаю, что во многих семьях часто звучит: «Зачем это тебе нужно?», «Это оплачивается?», «У тебя что, много свободного времени?». Поэтому каждый человек, вступивший в волонтёры, должен в первую очередь сам для себя решить - зачем ему это необходимо. Тогда родственники и близкие люди рано или поздно поймут и поддержат. 

- А вам это зачем? 

- В октябре под Калачом в лесу заблудилась 78-летняя бабушка, и все наши волонтёры до утра вместе с её сыном прочёсывали его. С рассветом вернулись домой, чтобы переодеться и отправить детей в школу, и снова засобирались в лес. Но тут позвонил сын пропавшей - нашли бабушку. Оказалось, за ночь она прошла очень большое расстояние в противоположном от дорог и жилья направлении. И только когда рассвело, она вышла к людям. Нашёл её казак-доброволец. А на Новый год под бой курантов раздался звонок сына этой бабушки, и он вместе со своей мамой поздравлял наших волонтёров, благодарил за помощь, говорил слова благодарности. 

Конечно, после этого хочется помогать всем и дальше. Бывают и неудачи, когда не получается найти пропавших. Это самое тяжёлое, так как ты не можешь отпустить ситуацию и воспринимаешь дело незавершённым. Некоторые начинают опускать руки, думая, что сделали не всё, что-то упустили, могут остыть в своём желании быть поисковиком. Ведь мы не боги, и не всё нам подвластно. 

Не навреди 

- Есть мнение, что непрофессионализм волонтёров иногда мешает полиции, особенно если речь идёт о похищении. Это так? 

- Частично согласна. Иногда бывает много людей, которые хотят помочь, но не знают, как себя вести, что именно можно и нужно делать, а каких действий лучше избежать. Вообще, со временем я стала отличать понятия волонтёра и добровольца. Волонтёр делает не всё, что хочет, он изъявляет своё желание помочь, и затем вся его работа строго координируется. А есть добровольцы, которые часто забывают про ответственность и могут переступить черту своих полномочий. Поэтому все свои действия необходимо согласовывать с правоохранительными органами, которые контролируют процесс поиска. В каждой структуре волонтёров должны быть координаторы, руководители, которые будут лично общаться с полицией и в постоянном режиме направлять людей. 

- Недавно в редакцию «АиФ»-НП» обратилась жительница Светлоярского района Волгоградской области. Её авто разбил местный парень и отказывается оплачивать ремонт. Волонтёры посоветовали ей расклеить «листовки позора» на молодого человека. Но это незаконно! Это как-то характеризует уровень волонтёров?  

- Это вообще не в компетенции волонтёра - раздавать подобные советы! И хотя отвечать за свои действия каждый будет сам, чья-то ошибка может затронуть репутацию волонтёрской организации в целом. 

Сохранить душу 

-  2018 год руководство страны объявило Годом волонтёра. На ваш взгляд, чем реально могут помочь властные структуры вашему движению? 

Факты
Ежегодно, по данным правоохранителей, в регионе пропадает от 300 до 700 человек. Больше половины из них затем находится.

- Помощь от государства нужна хотя бы на приобретение оборудования, обеспечение ночлегом и питанием волонтёров. 

Пока мы справляемся своими силами, помогают другие люди. Одни предоставляют питание, другие - ночлег, третьи везут своё оборудование. Часто возникают бытовые проблемы. Например, есть машина, но нет бензина, и все складываются, чтобы добраться до места поиска. 

Но главная помощь, которая необходима от государства, - информационная, чтобы разные структуры легче шли с нами на диалог и быстрее предоставляли основную, незапрещённую информацию. 

Например, часто проблемы возникают при запрашивании записей с камер видеонаблюдения. В поисках человека самыми важными являются первые 24 часа. Чем быстрее информация поступает, тем больше вероятность положительного результата. 

Так, недавно был поиск, так даже начальник РОВД, следователь, полицейские не могли посмотреть камеры видеонаблюдения в селе - оператор ждала разрешения начальства. А драгоценное время уходило…

- Помимо поисковиков, какие волонтёрские направления больше всего нужны в нашем обществе? 

- Очень хотелось бы, например, чтобы люди чаще сообща убирали мусор у водоёмов, в лесах, парковых зонах, вообще в местах массового отдыха. Необходима помощь в озеленении области, много лесов в пожароопасный сезон выгорает или засыхает. Есть очень большое желание закрыть все люки и колодцы и демонтировать-разобрать старые, давно разрушенные и заброшенные здания. 

- В каком направлении волонтёрское движение будет развиваться дальше? 

- Для меня важно, чтобы волонтёрство не превратилось в очередную официальную организацию без души. Людям, которые меня окружают, неинтересны документы и бумажки. Они не пишут доклады и не отчитываются перед государством. Всё, что они делают, - они делают от чистого сердца. Не хочется, чтобы эта ниточка порвалась и появился очередной бизнес либо полугосударственное движение. Из добровольчества уйдёт душа, да и сама суть.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах