187

Кошелек или жизнь. Менее 30% тяжелобольных волгоградцев получат лекарства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Нижнее Поволжье №50 14/12/2016
Что может быть дороже здоровья?
Что может быть дороже здоровья? / Александр Фирсов / АиФ

Придётся ли льготникам в новом году платить в аптеках  за бесплатные лекарства?

Что год грядущий готовит для больных области: суровые испытания или долгожданное  улучшение качества медицинских услуг? Почему высокие оценки областного здравоохранения независимых экспертов не отражают реальной ситуации в медицинских учреждениях региона? Кому выгодно приукрашивать действительность? 

Ответить на эти вопросы мы попросили Галину Едигарову, уполномоченного общественного эксперта по Волгоградской области, председателя совета по защите прав пациентов при территориальном управлении Росздравнадзора.

Безнадёга 

Лариса Шеремет, «АиФ - Нижнее Поволжье»: Сейчас верстается главный финансовый документ области. В 2016 году на обеспечение бесплатными лекарствами льготников выделили лишь 30% от реально требуемой суммы. Есть надежда, что ситуация в следующем году не повторится?

Галина Едигарова: Надежд на то, что проблем с лекарственным обеспечением льготников не будет, практически нет. Планируется, что на годовое обеспечение жизненно необходимыми препаратами выделят 500 млн рублей, как и на 2016 год. С учётом того, что цены на лекарства повышаются, то можно предположить, что в следующем году у нас обеспеченность жизненно важными препаратами будет ниже 30%. 

И эта тенденция сохраняется на протяжении последних лет. В 2015 году было выделено 730 млн рублей  (40,4% от потребности), в 2016-м, как я уже говорила, 500 млн (30% от необходимой суммы). 

Кроме того, из 500 млн запланированных в новом бюджете рублей  85 млн уйдут сразу же на закупку препаратов трём пациентам (два с онкологией и один мальчик - с редким орфанным заболеванием), потому что они в суде доказали, что облздрав обязан обеспечить их дорогостоящими препаратами, которые входят в перечень жизненно необходимых лекарственных средств. Если федеральный центр не окажет нашей области финансовую поддержку на обеспечение льготников, ситуация в новом году будет ещё хуже, чем в этом.

- Но облздрав не кричит SOS, не требует денег на лекарства льготникам, а, напротив, демонстрирует спокойствие. 

Досье
Галина Едигарова. Родилась в Волгограде в 1949 году. Окончила Московский институт стали и сплавов. Работала инженером на металлургическом заводе Волгограда. С 2008 года занимается защитой прав пациентов. Имеет двоих дочерей.

- Более того, всячески пытается скрыть или приукрасить действительность. В то время когда тысячи людей не могли получить бесплатные лекарства в аптеках, прокуратура по всей области просроченных рецептов выявила всего несколько десятков. И выходит, что у нас в области всё более-менее благополучно. Но это мнимое благополучие объясняется просто. Пациентам-льготникам  врачи просто не выписывали рецептов: «Зачем он вам, препарата же всё равно нет в аптеке. Появится - приходите». Мы постоянно советуем пациентам: «Требуйте рецепт у врача». Не беда, что нужного вам препарата сейчас нет в аптеке. Вас в течение десяти дней обязаны им обеспечить. 

Я считаю, что улучшений в здравоохранении не происходит, потому что главное для чиновников от медицины - предоставить красивый отчёт. Мы же по всем показателям в России в «золотой» середине. И зарплата у нас у врачей «взлетела», и время ожидания в поликлиниках одно из самых коротких по стране… 

Но проблемы-то из-за красивых отчётов не исчезают. Нарыв, сколько его ни мажь зелёнкой, все равно будет вызревать и вскроется в конце концов. Люди пишут жалобы губернатору, президенту. И тайное становится явным. Но пока нет той реакции, которую хотелось бы получить от этих народных обращений. Недавно на одной из встреч с правозащитниками руководителю облздрава Владимиру Шкарину был задан прямой вопрос: «Почему в больницах региона нет лекарств? Больные всё покупают за свои деньги». «Виноваты главврачи. Не закупают», - ответил руководитель облздрава. Опять последуют увольнения «плохих главврачей»? У нас уже практически всех поснимали. Только ничего не изменилось, пациенты как покупали лекарства, так и покупают, потому что ничего в больницах не прибавилось. И что самое печальное, людей приучили к тому, что это нормально. 

Здоровье через суд 

- Вы говорите «нарыв вскроется». А как он должен ещё вскрыться, ведь пациенты и сегодня не молчат, жалуются во все инстанции?

- Победными отчётами не прикрыть показатели смертности. А при таком качестве оказания медицинской помощи, при хроническом дефиците в обеспечении жизненно важными лекарствами мы неизбежно получим увеличение людских трагедий. Показатели по инвалидизации удалось заретушировать ужесточением требований МСЭК при её установлении. Со смертностью этот фокус не пройдёт. По данным Росстата, в 2015 году показатель уровня общей смертности в нашем регионе превысил показатели по уровню смертности в ЮФО и стране. 

Особенно тревожная ситуация по онкологическим заболеваниям. Это в то время, когда появились препараты, способные поднять на ноги самых безнадёжных больных. Да, стоят такие препараты дорого. Курс лечения - 100 - 500 тысяч рублей в месяц, а бывает и дороже. Мало кто может себе это позволить. Но закон гарантирует обеспечение таких пациентов лекарствами бесплатно. Они обращаются в суд и процессы выигрывают. Пока таких исков не много, но с каждым годом обращений в суд всё больше. 

И я хочу подчеркнуть, что пациенты не требуют от чиновников привилегий, они добиваются своего гарантированного по закону права на лечение.

- Галина Алексеевна, а на что ещё, кроме дефицита лекарств, чаще всего жалуются жители области?

- Люди неделями не могут записаться на приём к врачу - узкому специалисту. Недавно по этой проблеме в Росздравнадзоре состоялось заседание общественного Совета. Накануне я обзвонила 12 клиник. Попыталась в Интернете на страничках лечебных учреждений записаться на приём. Только в одной из 12 клиник у меня был шанс записаться к кардиологу и эндокринологу. Во всех остальных запись на этот год закрыта. 

И дело не только в дефиците узких специалистов. Например, в поликлинике №15 в штате четыре онколога. А что толку? Попасть к ним на приём тоже можно будет только в новом году. Электронная запись на приём, которая призвана была решить проблему очередей в поликлиниках, на деле не исправила ситуацию. Снижение доступности медпомощи вынуждает людей, которые неделями не могут попасть на приём к врачу, обращаться в платные клиники. Но далеко не каждый даже при острой необходимости может заплатить за приём, консультацию и последующее обследование. 

И особая тема - недоступность  медицинской помощи в сельской местности. Оптимизация здоровья жителям глубинки не прибавила. Да и молодых специалистов, которых пытаются заманить миллионом рублей, там не удержать. 

- По данным пресс-службы губернатора Волгоградской области, общественный совет при облздраве завершил независимую оценку качества медицинских услуг. И вскоре появятся итоги на сайте ведомства. Не исключено, что независимые эксперты дадут положительную оценку проблемной  сфере здравоохранения региона? Так уже было. Почему оценки рядовых пациентов и так называемых независимых экспертов так разнятся?

- Сейчас практически каждое ведомство имеет общественный совет. И очень много зависит от того органа, при котором он создаётся. В Росздравнадзоре, который следит за соблюдением законов, как и положено, 50% составляют представители правозащитных пациентских организаций. В пациентских организациях работают люди, которые не понаслышке, а по своему личному горькому опыту знают, как приходится пробивать чиновничьи барьеры, чтобы получить гарантированную законом  медицинскую помощь. В совете при облздраве много людей авторитетных, но далёких от медицинской сферы, далёких от проблем. Кроме того, много медработников в общественном совете. Я считаю, что это неправильно, поскольку мы должны находиться по разные стороны баррикад. На мой взгляд, такой общественный совет играет роль ширмы для всё того же приукрашивания реальной действительности. Эта независимая экспертиза проводится  в рамках исполнения майских указов президента. Суть мероприятия  понятна: провести анкетирование населения и  оценить время ожидания предоставления услуги, доброжелательность персонала, компетентность и т. д. Но посмотрим, к какому выводу придут независимые эксперты. Нам, кто часами стоит в очередях у кабинетов, неделями не может попасть на приём, будет с чем сравнивать их выводы.   

Защити себя сам 

- А как вы стали защищать права пациентов?

- Я была далека от медицины до 2000 года. Моя дочь, студентка старшего курса медицинского института, заболела неизлечимой болезнью. Я знаю, как тяжело видеть, что ребёнок твой угасает день ото дня, а ты не можешь помочь. Восемь лет мы добивались лекарств, которые давно выписывали во всём мире пациентам с рассеянным склерозом, но в нашей стране они не закупались. От отчаяния родственники пациентов стали объединяться для защиты своих прав, прав своих детей на лечение. Так появились по стране первые общественные  организации инвалидов - больных рассеянным склерозом. Я и сегодня являюсь председателем регионального отделения общероссийской организации инвалидов с этим диагнозом. Благодаря этому объединению нас заметили, наши проблемы были услышаны. Наши родные и близкие стали получать лекарственные препараты. Поэтому, когда обращаются люди с проблемами, трудно дистанцироваться от их беды. Всё пропускаешь через сердце. Потому что всё это уже пережито. Знаю, как опускаются руки, когда тебе впервые ставят страшный диагноз. Успокаиваем людей, убеждаем, что это не приговор. Моя дочь жива, хотя болезнь не даёт ни одного шанса на выздоровление. И я как мама  рада, что она сегодня со мной. Конечно, проблем в медицине много, часто опускаются руки, хочется всё бросить. Но раздаётся звонок… Однажды ко мне обратилась мама годовалого малыша, который лежал в больнице и с каждым днём ему становилось всё хуже. Один звонок в облздрав спас ребёнку жизнь. Его перевели в областную больницу, установили, что у малыша сахарный диабет, а в той клинике ему каждый день ставили систему с глюкозой! Мальчика спасли, да, у него сложный диагноз, но он жив. И это самая большая радость  и для его родителей, и для нас, правозащитников.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах