187

Тайны царицынской лавки. Как создать в Волгограде крепость XVII века?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Нижнее Поволжье №7 13/02/2019
Музеи готовы рассказывать историю края на понятном для молодёжи языке.
Музеи готовы рассказывать историю края на понятном для молодёжи языке. © / Иван Иванов / АиФ

Современные музеи всё меньше напоминают те экспозиции, к которым привыкли, - новые технологии, интерактивные экраны, всевозможные квесты. 

Как в стремлении к зрелищности и популярности не утратить традиционный дух музея, почему волгоградские музеи не застрахованы от повторения истории с картиной Куинджи в Третьяковке и каков самый загадочный экспонат Волгоградского краеведческого музея, нам рассказал известный волгоградский учёный, историк-архивист Александр Материкин.

И царский, и советский

- Александр Васильевич, прежде чем поговорить о музеях, хотелось бы задать вопрос по вашей новой работе - недавно вышедшему историческому исследованию о героях-сталинградцах, награждённых орденом Александра Невского. Почему вас заинтересовала такая достаточно узкая тема?

- Дело в том, что очень необычен сам орден Александра Невского. Он оказался единственным ещё из российских дореволюционных императорских орденов, который совершенно неожиданно вошёл в советскую наградную систему, более того, он активно используется и в наши дни, в наградной системе теперь уже Российской Федерации. В этом безусловно отражается преемственность воинской славы наших предков, от поколения к поколению.  

Досье
Александр Материкин. Родился в 1959 г. в Сталинграде (Волгограде). Окончил Московский государственный историко-архивный институт по специальности «историк-архивист». С 1984 по 1990 г. возглавлял областной государственный архив, а с 1990 г. по 1993 г. и с 1996 г. по 2014 г. - областной краеведческий музей. Кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры РФ. Автор 16 книг-исследований по краеведению, истории местного городского самоуправления, отечественной наградной системе.

И поэтому мне было горько, когда я узнал о том, как эта память теряется.  Больше ста лет назад, в 1915 году, тогдашние строители собора Александра Невского в Царицыне изготовили и бережно вставили во внутренние стены строящегося храма мемориальные доски с фамилиями воинов-царицынцев, павших в Первую мировую войну на поле брани. Но храм рушили в 1932 г., и все эти мемориальные списки оказались безвозвратно утеряны. Когда я познакомился с этой историей в архивных документах Саратовского облгосархива, то решил увековечить имена и фамилии кавалеров ордена Александра Невского, участников ВОВ и советско-японской войны 1945 г., написав об этом отдельное исследование. Удалось установить фамилии 463 сталинградцев, награждённых этим орденом.  
Офицеры неспроста называли в обиходе этот орден малым полководческим. Им награждали офицеров от младшего лейтенанта до майора, выполнивших серьёзное боевое задание с минимальными потерями личного состава.  

Средний возраст награждённых - 30 лет. Самый молодой из героев моей книги - младший лейтенант Виктор Семёнович Селиванов, 1925 г. рождения, уроженец хутора Скуришенского Кумылженского района. Награждён орденом в июне 1943 г., т. е. на момент награждения ему едва исполнилось 18 лет.

Ликвидации не будет

- Вы долгие годы руководили областным краеведческим музеем. На днях стало известно, что один из ключевых отделов музея - археологический - под угрозой ликвидации…  

- Насколько мне известно, руководство музея уже категорически опровергло этот слух. ВОКМ всегда - годами, десятилетиями - являлся образцом классического музея с более чем 100-летней историей. То, что видит в музее посетитель, - лишь вершина айсберга. Вне посторонних глаз - напряжённая методическая, научная, издательская, экспозиционная, фондовая работа. Если убрать хотя бы один из элементов такой деятельности музея, буквально все направления его работы неизбежно деградируют. Думаю, что нынешнее руководство музея это отлично понимает.  

- Как считаете, возможны ли в музеях Волгограда ситуации наподобие кражи полотна Куинджи из Третьяковки? 

- В Третьяковке сработал так называемый человеческий фактор - никто из персонала музея, включая смотрителей и охрану, а также посетителей не обратил внимание на наглого вора, открыто нёсшего шедевр, и не воспрепятствовал выносу картины  средь белого дня из федерального музея. Разумеется, ни один из волгоградских музеев не застрахован от подобных случаев. Стоит вспомнить, скажем, резонансное исчезновение более 10 лет назад из собраний одного из местных музеев небольшой авторской статуи Огюста Родена.  На мой взгляд, снизить вероятность столь вопиющих случаев всё-таки можно. Следует тщательно подбирать персонал музеев, особенно смотрителей и охрану, всесторонне проверяя и не забывая об их заработной плате. Что касается технического оснащения экспозиционных залов, то оно желает лучшего и требует модернизации. 

- Какие предметы из запасников требуют срочного к себе внимания, реставрации? 

- Подавляющее большинство археологического материала, большинство икон, изделий из металла, ткани и предметов старше 50 лет, изготовленных из других материалов, требуют незамедлительной реставрации, которая не под силу одному-двум реставраторам, что находятся в штатах волгоградских государственных музеев. В Волгограде надо создать солидный реставрационный центр с современным оборудованием и квалифицированными реставраторами для всех музеев области, чтобы замедлить процесс разрушения экспонатов. 

Гусары и экстрасенсы

- Возможно, на судьбу экспонатов влияют и новые интерактивные формы работы с посетителями? Вроде недавнего развлекательного квеста «Экстрасенсы и зеркала»… 

- В интерактивном элементе в музейной работе не вижу ничего плохого, скорее, даже наоборот. Главное, чтобы такой элемент музейной работы был оправдан. Помню, самый первый квест (впрочем, тогда и слова-то такого не использовалось), музейную акцию «Живые картины», мы провели в далёком 1990 году. Тогда в открытии одной из выставок участвовали наши сотрудники в костюмах гусаров, царицанок в старинных платьях. Перед посетителями они разыгрывали бытовые сценки из жизни старого Царицына. 

- С появлением интернета, виртуальных исторических парков популярность классического музея не упадёт ещё больше?

- Убеждён, что нет. Да, о многих сокровищницах мировой культуры - Лувре, Эрмитаже, Третьяковке - люди узнают впервые из Интернета. Но желание увидеть эти объекты всемирного наследия собственными глазами у большинства из нас от этого не уменьшается. Ощутить дух и вкус времени на эмоциональном, глубоком  уровне можно только по подлинным предметам, документам. Никакая картинка на интернет-сайте и никакой исторический парк такой экскурс в историю не заменит.

Предметы старинного быта, подлинное оружие, документы - это совершенно иной уровень осознания  собственной истории. Помню, когда мы лет десять назад провели выставку ретропредметов быта советского периода из 50-60-х годов, сколько умиления, восторга, неподдельного интереса было у посетителей разных поколений. Ведь не все сегодня молодые люди помнят, что такое в СССР подразумевалось под словом авоська или даже монетница, бухгалтерские счёты.

- Какой из хранящихся в собрании ВОКМ исторических предметов, на ваш взгляд, наиболее интересный? 

- На мой взгляд, это картуз и трость Петра I, которые таят в себе множество загадок. Главная интрига - сама подлинность этих вещей, приписываемых императору. Находятся скептики, ставящие под сомнение этот факт. В своих исследованиях мне удалось, опираясь на документальные источники, доказать их подлинность.  

- Сегодняшняя молодёжь хорошо знает историю родного края? А то иной раз приходится слышать утверждение молодых  в стиле «Царицын основали в пойме Царицы»… 

- Такие пробелы или «шероховатости» в знаниях молодого поколения считаю исправимыми. Почему бы не возродить традицию школьных музеев в наши дни?  Ведь в наши дни активно действующие школьные музеи, школьные краеведческие кружки, увы, редкость. Но никто не мешает возродить краеведческую традицию и в дошкольном образовании, в современных детских центрах. Кружки робототехники, кванториумы - всё это замечательно, но без знания собственного прошлого мы далеко не уедем. Во внутреннем туризме должны появиться научно обоснованные пешеходные маршруты, целиком посвящённые истории основания и развития Царицына дореволюционного периода. 
Вполне можно даже пойти на то, чтобы воссоздать фрагмент деревянной царицынской крепости XVII века на её доподлинном месте - в реконструируемом сквере Пушкина на бывшей Предмостной площади. Почему бы и нет? Дерево - материал недорогой, зато такой объект вызовет всплеск интереса к нашей родной довоенной истории.  

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах