838

«За работу платят, как на воле». Как на самом деле живут заключенные

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Нижнее Поволжье №26 28/06/2017
Ставки и тарифы у осуждённых такие же, как на воле.
Ставки и тарифы у осуждённых такие же, как на воле. пресс-служба УФСИН по Волгоградской области

Недавно воспитательная служба уголовно-исполнительной системы отметила своё 60-летие. Как сегодня начальники отрядов помогают встать осуждённым на путь истинный? О чём пишут письма с воли своим воспитателям бывшие сидельцы? 

Об этом рассказал заместитель начальника УФСИН России по Волгоградской области Александр Сарычев.

Среда обитания

Лариса Шеремет, «АиФ» - Нижнее Поволжье: А перевоспитание в исправительных учреждениях возможно? Люди, преступив закон, попадают в особую среду, где насаждаются свои уголовные законы. Они набираются опыта от «наставников», обрастают криминальными связями. Есть ли у УИС реальные рычаги перевоспитания преступников?

Александр Сарычев: Сегодня к подразделению воспитательной службы относятся начальники отрядов, воспитатели, сотрудники групп социальной защиты, в этом им помогают психологи и преподавательский состав образовательных учреждений, которые есть во всех исправительных учреждениях региона. Это высокопрофессиональные психологи и педагоги, которые всегда готовы протянуть руку помощи и помочь встать на путь исправления. Злостных рецидивистов, которые живут под девизом «Мой дом - тюрьма», мы, наверное, не перевоспитаем, но есть и такие (их абсолютное большинство), кто при правильно заданном векторе к нам больше никогда не вернётся. Это очень непростая работа - наладить контакт с осуждённым, чтобы он начал тебя не только слушать, но и прислушиваться к твоим советам. Что касается рычагов стимулирования, то это, конечно же, в первую очередь возможность за хорошее поведение сократить срок - получить условно-досрочное освобождение. Кроме того, стимулирует осуждённых и замена неотбытого срока на более мягкое наказание, а также перевод в колонию-поселение. За отсутствие нарушений осуждённые могут рассчитывать на дополнительные свидания с близкими и посылки. Стоит ли объяснять, как для них это важно.

Досье
Александр Сарычев. Родился 8 сентября 1959 года. В 1982 году окончил Волгоградский политехнический институт. В органах УИС - с августа 1982 года. 2 марта 2016 года назначен на должность заместителя начальника УФСИН России по Волгоградской области. Награждён шестью ведомственными и двумя государственными наградами.

- Александр Павлович, а есть категория осуждённых, которым уделяется особое внимание со стороны сотрудников воспитательной службы?

- Конечно есть, это подростки, отбывающие наказание в Камышинской воспитательной колонии и в СИЗО. Им в основном по 15 - 17 лет, они, как пластилин, из которого можно слепить что угодно. В голове у многих сплошная мякина, замешанная на лживой криминальной романтике. Сложная кропотливая работа; каждому воспитаннику уделяется много внимания, в связи с этим и штат сотрудников воспитательной службы здесь усилен. Дети не запущенны в криминальном плане, мы прилагаем максимум усилий, чтобы навсегда вылечить их от блатной романтики.

Конечно, лучшей прививкой от криминальной болезни является воспитание в семье на принципах, которые всем хорошо известны: «Не укради, не убий…». Детей надо любить, знать, чем они дышат, с кем общаются. Но к сожалению, мы имеем дело с подростками зачастую из неблагополучных семей.

С другой планеты

- Человек, отбыв длительный срок в тюрьме, возвращается на волю, как с другой планеты. Что делается для его адаптации к нормальной жизни?

- У нас есть школа подготовки к освобождению. За 6 месяцев до освобождения с осуждёнными проводятся занятия. Мы списываемся с родственниками по месту жительства. Выясняем, могут ли его там поселить, трудоустроить. Тех, кому некуда податься, на первое время устраиваем в центр социальной помощи для лиц без определённого места жительства в Кировском районе Волгограда. Инвалидов, у которых нет родственников либо они отказываются их принять, мы определяем в дома-интернаты. И на этом наша миссия исполнения наказания закончена. А что дальше? Ресоциализация по сути начинается на воле, но у нас в России пока нет службы пробации, которая помогла бы решать проблемы бывших осуждённых после освобождения из мест лишения свободы.

- Александр Павлович, а как вы пришли на службу в УИС?

- В 1982 году по распределению я попал на службу в органы внутренних дел и был направлен в ИК-9 города Волгограда на должность инженера по организации труда осуждённых. В мои обязанности входило, чтобы осуждённые были трудоустроены, выполняли норму выработки, погашали иски по исполнительным листам потерпевшим. Наши осуждённые работали тогда в три смены на металло­обработке, и моя специализация «Металлорежущие станки и оборудование» пригодилась. Через полтора года был назначен начальником отряда. Потом стал инспектором по работе с личным составом учреждения. Затем повысили до должности дежурного помощника начальника колонии. Это очень ответственная должность. В отсутствие начальника все решения принимает дежурный помощник. Так постепенно «дорос» до заместителя начальника колонии по воспитательной работе с осуждёнными и личным составом. В общей сложности в ИК-9 я проработал 27 лет: пришёл лейтенантом - ушёл оттуда полковником. В июле 2009 года был переведён в аппарат Управления исполнения наказания; руководил отделом по воспитательной работе с осужденными. В марте прошлого года официально был назначен заместителем начальника УФСИН России по Волгоградской области, курирую воспитательную работу с осуждёнными и работу с личным составом.

- Бытует мнение, что осуждённые работают за копейки.

- Это неправда. Тарифы и расценки за проделанную работу для осуждённых такие же, как на воле. И так было всегда. В советские времена, когда работы было хоть отбавляй, некоторые осуждённые домой по 3-4 тысячи увозили по освобождению из мест лишения свободы. Сейчас трудно трудоустроить всех осуждённых, но УФСИН изыскивает возможности в предоставлении рабочих мест для них как можно больше.

Родственники плакали

- На территории «девятки» есть скульптура женщины с ребёнком на руках, а другой малыш прижимается к маме, и надпись на постаменте: «Мы ждём тебя, папа». Сотрудники колонии шутят, что эти слова адресованы не только осуждённым, но и им.

- И им тоже. Я вставал каждый день в 6 утра, в 7 выходил из дома, а возвращался в 9, а то и 10 вечера. Фактически не видел, как рос мой ребёнок. И так практически все мои коллеги. Но семья у меня благополучная, женат, дочь окончила университет, вышла замуж, работает, у нас растёт внучка Александра. Но вообще-то памятник семье делали для осуждённых. И когда в 2008 году открывали его в День колонии, на наш спецконтингент это произвело сильное впечатление, а родственники плакали.

- Говорят, что известный конкурс среди осуждённых «Калина Красная» в этом году пройдёт в Волгограде. Это не слухи? 

- Действительно, в этом году XIV Всероссийский конкурс песни среди осужденных «Калина Красная» пройдёт у нас в Волгограде. Недавно генеральный продюсер компании «Союз Продакшен», председатель оргкомитета конкурса «Калина Красная» Вячеслав Клименков и директор попечительского совета УИС Борис Сушков посетили наш город и обсудили с руководством УФСИН России по Волгоградской области порядок организации и проведения конкурса в октябре текущего года. Мы должны обеспечить условия содержания для участников из других регионов России на время проведения конкурса. Осуждённые, отбывающие наказание в исправительных учреждениях Волгоградской области, не раз принимали  участие в «Калине Красной». Так, наш эстрадно-джазовый ансамбль из ИК-26 под руководством осуждённого Ваиса Галиева принял участие в первом конкурсе в 2003 году  и затем трижды становился лауреатом. Девиз конкурса - «Песня, спетая душой». О чём душа болит, о том осуждённые в основном и поют в стиле «Владимирский централ», «Над зоной голуби летели», «Прости меня, мама». Но наш оркестр поразил всех не только своим исполнительским мастерством, но и репертуаром. Как отметили организаторы «Калины Красной», это был на тот момент единственный в России, а может и в мире, коллектив, который играл джаз в неволе. Безусловно, музыка - это предмет самовыражения. Слова песен призывают осуждённых задуматься о том, что жизнь проходит стороной. Мы стараемся поддерживать начинающих поэтов и музыкантов. Творчество помогает им разобраться в своей судьбе, а также уберечь и других осуждённых от рецидивов.  

- Александр Павлович, говорят, что осуждённые вам пишут с воли письма.

- Сейчас уже реже, но скопилось у меня больше 100 писем. В основном получал, когда работал в «девятке» начальником отряда. И бывшие осуждённые рассказывали, как они устроились, как живут с семьёй, мы же ещё и браки регистрировали в колонии. О детках рассказывали родившихся, о нормальной жизни на воле. И это главное признание нашей службы. Человек должен отбыть наказание за совершённое им преступление. Это наша первоочередная задача исполнения наказания. Но важно, чтобы за время лишения свободы люди не озлобились, встали на путь исправления и больше не совершали противоправных деяний. Если в результате нашей работы хотя бы один осуждённый из ста больше не совершит преступления и не вернётся в места лишения свободы, значит, можно считать, что работал и служил ты не зря!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах