201

Где жить хорошо? Омбудсмен о том, на что жалуются волгоградцы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Нижнее Поволжье №17 26/04/2017
При явных разрушениях признать дом аварийным удаётся только после обращения в различные инстанции.
При явных разрушениях признать дом аварийным удаётся только после обращения в различные инстанции. / Олеся Ходунова / АиФ

Уполномоченный по правам человека - это институт скорой правовой помощи. 
На вопросы читателей ответил Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области Валерий Ростовщиков.

На что люди жалуются? 

Лариса Шеремет, «АиФ» - Нижнее Поволжье»: Недавно вы подвели итоги 2016 года. В чём, с точки зрения омбудсмена, его особенности? Чем прошедший год отличается от предыдущего?

Валерий Ростовщиков: По характеру обращений граждан фактически ничего не изменилось. Традиционно лидирует тема соблюдения жилищных прав граждан. Одной из самых актуальных продолжает оставаться ситуация с переселением граждан из аварийного жилья. Много жалоб на доступность и качество медицинской помощи. Значительно в 2016 году увеличилось количество обращений льготников на лекарственное обеспечение. Вместе с тем снизилось количество жалоб в аппарат уполномоченного из мест лишения свободы. 

- Судя по докладу, наибольшее количество жалоб поступило из Волгограда и Волжского, а вот из Нехаевского района не поступило ни одной жалобы! Там так хорошо жить? 

Досье
Валерий Ростовщиков. Родился 1 декабря 1956 года в селе Юрто-Бор Ярковского района Тюменской области. Окончил Тюменское высшее военно-инженерное командное училище. Участвовал в двух Чеченских кампаниях. В 2003-м уволен в запас. В 2004-2007 годах - заместитель главы администрации Волжского. С 2007-го - директор по безопасности и директор по общественным связям ОАО «ВТЗ». С 2009 года - уполномоченный по правам человека по Волгоградской области. Председатель общественной организации ветеранов Вооруженных Сил «Честь имею» города Волжского. Герой России, награждён орденом Мужества, медалями, именным оружием.

- Не думаю, что в Нехаевском районе нет проблем с лекарственным обеспечением, с жильём. По опыту нашей работы прослеживается такая закономерность: чем меньше обращений к нам, тем лучше работает администрация района. 

Мы посещаем все районы области. Бывает, приезжаем, имея всего пять-шесть обращений, но как только мы подъезжаем к администрации, нас ждёт очередь в 20 - 30 человек. 

Однажды в Урюпинске за один приём мы выслушали жалобы и просьбы более 50 граждан. Это о чём говорит? О том, что не все вопросы решаются всеми ветвями власти района, силовыми, надзорными ведомствами. 

Больше всего жалоб мы принимаем по телефону. Как только возникают проблемы у дачников с автобусными маршрутами, наши телефоны «раскаляются докрасна». В начале отопительного сезона мы один за другим принимаем звонки и в курсе, в каких домах батареи холодные. Наши телефоны - это бесконечная «горячая линия». Если же проблема очень серьёзная, люди пишут и приносят нам письменные обращения, где скрупулёзно излагают суть вопроса. Также можно пожаловаться в аппарат уполномоченного на нашем сайте в Интернете. И неправда, что наши пожилые граждане плохо владеют компьютерной техникой. Мы довольно часто получаем обращения от бабушек и дедушек из домов-интернатов. 

- Взвалив на вас ворох своих проблем, можно сидеть и ждать результата?

- Мы не даём рыбу, мы даём удочку. Занимаемся правовым просвещением граждан, консультируем, для каждого случая находим правильный алгоритм юридических действий, который поможет добиться положительного результата. Большинство наших граждан не знают законов. По этой причине становятся жертвами мошенников, по собственной вине попадают в сложные ситуации. Мы находим выход вместе, помогаем выбраться из тупика, но основная работа должна быть проделана самими гражданами.

Где жить хорошо? 

- Социальный кодекс региона вызвал волну недовольства. Вы выступали с резкой критикой этого документа на стадии обсуждения. Сейчас ваша оценка изменилась?

- Мотивация появления этого документа понятна. Давно следовало провести ревизию и упорядочить меры социальной поддержки. Но главный принцип: мы не должны принимать решения, которые усугубляют и без того тяжёлое положение малообеспеченных граждан, умалять уже имевшиеся меры соцподдержки. 

Критику Соцкодекса я высказал в областной думе. Часть позиций нам удалось отстоять. Но и сегодня этот документ требует доработки. У нас наибольшее количество обращений от ветеранов труда, которых лишили ежемесячных пособий.

- Признать дом аварийным сложно. Чиновники требуют заключение экспертизы о ветхости и аварийности, а такая услуга стоит денег, которых у жильцов просто нет. Олигархи в развалюхах не живут.
- Одна из самых актуальных проблем - переселение граждан из аварийного жилья. По данному вопросу в 2016 году поступило письменно 41 обращение. Проблемы возникают у граждан практически на каждом этапе соответствующих процедур, начиная с признания многоквартирного дома аварийным и заканчивая предоставлением нового жилья. 

Люди обращаются к нам - мы в прокуратуру. И совместными усилиями понуждаем администрации признавать дома непригодными для жилья. Местные власти этот вопрос не инициируют. 

В результате с целью обеспечить проведение данного обследования органам прокуратуры и жилищной инспекции приходится обращаться в судебные инстанции. Рассмотрение затягивается на месяцы. Со скрипом, но процесс идёт. Всё упирается в отсутствие должного финансирования. Поэтому у нас и переселение из ветхого жилья пробуксовывает, и сироты обещанных квартир ждут годами, и лекарств льготникам не хватает… Нам приходится точечно решать проблемы граждан. Но я считаю, что первоочередная задача института уполномоченного выявлять, высвечивать системные проблемы. И если видим «прорехи» в документах, то, пользуясь своим правом законодательной инициативы, выходим с предложениями исправить недочёты в областную и Государственную думу. И к нашим предложениям депутаты прислушиваются, поправки в законы вносятся.

- В 2016 году в Волгограде обострилась проблема с выселением семей из новых домов, которые признали незаконными строениями. 

- Два-три года назад таких обращений в аппарат уполномоченного не было вообще. Суть проблем в том, насколько добросовестно чиновники, специализированные ведомства, ответственные за выдачу разрешений на строительство, отнеслись к своим обязанностям. Дом строится не за один день, а год-два, а то и дольше. И за это время разглядеть, «законно» или «незаконно», можно было. 

Мы опять возвращаемся к тому, что конфликтная ситуация - это следствие того, насколько добросовестно чиновники и представители надзорных ведомств исполняют свои обязанности.

- Вы часто бываете с инспекциями и по обращениям сидельцев в местах лишения свободы. Улучшились условия содержания?

- В лучшую сторону. Недавно в Ленинске в СИЗО №5 открывали новые корпуса. И я видел глаза врачей, которые с завистью смотрели на новейшую технику медсанчасти. В отрядах стараются навести уют. В женской колонии - занавесочки на окнах. И нет этого специфического тюремного запаха. Кормить стали лучше. На столах хлеб свежей выпечки, который осуждённые сами пекут. В рационе есть все продукты. Нет этого сногсшибательного запаха кислой капусты, который, казалось, не выветрится из тюремных столовых. 

Наша общая задача, чтобы люди, отбывшие срок, не вышли озлобленными на весь свет, сумели найти себя в свободной жизни, не совершили рецидивов. Ресоциализация - это вопрос нашей общей безопасности. Мы помогаем освободившимся осуждённым получить паспорта, пенсионные документы.

А кому критика нравится? 

- За каждой цифрой вашего отчёта стоят реальные людские драмы. А есть какая-то история, которая вам особенно запомнилась?

- К уполномоченному редко приходят с благодарностями. Практически каждый день приходится выслушивать нелестные высказывания в адрес чиновников, нашего аппарата, да и царя-батюшки. 

Мы особо не афишируем свои победы. Сделали доброе дело - и хорошо. Матушка с сыном-инвалидом, которых обманули риэлторы-мошенники, с нашей помощью вернулись домой. Удалось собрать необходимые документы и свидетельства, чтобы гражданину пенсию повысить, и т. д., и т. п. Мы в аппарате радуемся каждому положительному результату, но бывает очень обидно, когда наши усилия не приносят ожидаемого эффекта. Правозащитная деятельность - это сложная, ответственная работа, и здесь случайных людей быть не должно. Случайные люди здесь не задерживаются.

- На ваш взгляд, миссия омбудсмена в противостоянии к власти или же в формировании доверия к ней?

- Когда я в областной думе читал отчёт, один из депутатов заявил: «Вы же нас обвиняете». Я такого просто не ожидал. Мы высказываем твёрдую позицию, критикуем действия властей, если они того заслуживают. Критика, правда, не всем нравится, но мы никого не обвиняем. Нет у института уполномоченных такой задачи. Наша цель - отстаивать законные интересы граждан. Позиция противостояния к власти не позволит решить нам ни один вопрос. Мы некие рефери между народом и властью: чтобы граждане вели себя правильно, и чтобы власть не зарывалась. И это в итоге позволяет повышать доверие граждан к власти. Уполномоченный ходит по лезвию ножа, постоянно балансируя, чтобы не упасть к страждущим и не скатиться до абсолютной любви к власти. Наша задача оставаться при любых обстоятельствах независимыми арбитрами.

- Ваша деятельность на посту обмудсмена изменила ваш взгляд на жизнь?

- Моя военная специальность - сапёр. У неё две стороны - созидательная и разрушительная. Проходя по местам боевых действий, мы оставляли за собой построенные мосты, дороги, восстановленные пункты водоснабжения, электросети, разминированные поля. И это послужило переломным моментом - кем бы ни был человек по национальности, вероисповеданию, если он попал в беду, ему нужно помочь. После службы, работая в администрации, приходилось решать социальные проблемы, также помогал малоимущим, нуждающимся. 

Потом стал уполномоченным по правам человека в Волгоградской области. Хороший я, плохой омбудсмен, не мне судить. Я за то, что человека надо оценивать по поступкам. Но если бы я был случайным человеком, меня бы на второй срок не избрали.

- Ваши коллеги из Свердловской области придумали такой девиз своего аппарата 3 «Д»: доброжелательность, действенность, доступность. А ваш коллектив какими принципами руководствуется?

- Да теми же самыми. Только я бы добавил ещё и букву «О» - оперативность. Обращаются, например, люди, которые не могут получить жизненно необходимых лекарств. Нет у них времени ждать, и мы стараемся действовать максимально оперативно, в режиме скорой правовой помощи.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах