208

Под монастырским храмом находятся рукотворные пещеры

Фото: АИФ

Волгоград, 18 июня – АиФ-Волгоград. Лето – это время путешествий. И совсем не обязательно ехать в Турцию, Египет или с альпенштоком в Кордильеры. «АиФ-Волгоград» предлагает вам маршрут Волгоград-Серафимович: туда и обратно. Держим путь на старейший донской женский монастырь.

Степь, поле, пастух

Дорога проходит через Калач-на-Дону. От Горной поляны до Нового Рогачика примерно километров 70. Поля, поля, поля… Короли плантаций – огурцы и помидоры. Чем ближе к Дону, тем заметнее меняется природа. То тут, то там появляются раскидистые ивы. Поля благодатью расстилаются под козьими, коровьими и овечьими языками. Пастухи, развалившись прямо на земле, задумчиво таращатся в ярко-голубое небо.

Калачевский мост через Дон, как всегда, ремонтируют. Пробка по обе стороны реки. Есть время как следует оглядеться. Пологий берег затянуло зеленью. И вдруг у самой тягучей воды откуда ни возьмись стелется желтая полоска глинистого берега. Правый крутой склон обрывом «падает» в воду. Вдалеке виднеются смельчаки, крадущиеся вниз. Запах прохладного Дона резко бьет в нос. Не такой, как у Волги, но тоже насыщенно речной. Слышно, как плещется рыба в воде, гул маленьких катерков, «переговоры» птиц.

Суровикинский район, Клетский, Серафимовичский. Всё одно – поля, марево над раскаленным асфальтом. Одинокая машина мчит через подсолнуховые поля. 250 километров позади, и вот показался поворот на Усть-Медведицкий монастырь.

В 1638 году для донских казаков он был основан как Межигорский. Вскоре его были вынуждены перенести на правый берег, строительство нового храма завершилось в 1665 году. В середине XVIII века на монастырь обрушилось стихийное бедствие. От весеннего разлива Медведицы и Дона почва стала подмываться, начались оползни, стены потрескались; и в 1752 году прямо под Пасху склон горы, на котором стояла обитель, медленно сполз в Дон. Заново монастырь возвели на полверсты выше.

Историю монастыря прежде всего связывают с именем игуменьи Арсении. Родилась Анна (ее мирское имя) в семье Серебряковых. В 16 лет отец захотел ее сосватать, но она заявила, что решение принято – она хочет уйти в монастырь. В 1850 дочь свое желание исполнила. В то время монастырь представлял собой бедную обитель с двумя церквями и рядом крошечных келий. Именно ей удалось его возродить.

На 31 году своей жизни Арсения была принята игуменьей Усть-Медведицкого монастыря. Одной из главных ее забот стала грамотность: были созданы библиотека, училище, живописная школа. В 1871 году получив благословение, матушка Арсения начала строительство храма в честь Казанской иконы Божьей матери, через 14 лет он был воздвигнут.

На 72 году жизни Арсения скончалась. Время шло, менялось государство – и с ним история монастырская.

В 1910 году во владении обители было 1197 десятин земли, кирпичный завод, богадельня, школа. Количество насельниц достигало 249. В 1927 году монастырь решением комитета совета рабочих был закрыт. Во время войны большинство монастырских построек разрушились. Немалый ущерб нанесли храму и в послевоенные годы. Но в 1991 году на заседании Синода Русской православной церкви было решено благословить открытие Свято-Преображенского Усть-Медведицкого мужского монастыря. Спустя десять лет он был преобразован в женский.

У Бога на ладони

На самом берегу Дона стоит Усть-Медведицкий монастырь. Его золотые и синие купола одинаково хорошо видны и с воды, и с дороги, которая крутым спуском приводит путешественников к обители. У ворот монастыря только маленький рыжий пес нарушает повисшую в воздухе тишину звонким лаем. Огненным заревом будто полыхает на солнце 33-купольная церковь удивительной красоты. А рядом величественный храм. Прямо у донского обрыва – арочная колокольня.

 

Фото Анны ШУБИНОЙ

 

У самого входа в храм нас встречает матушка. И будто бы ведомые невидимой ниточкой, мы следуем по удивительным образом складывающемуся пути. Надеваю юбку, поправляю косынку. Тем временем еще несколько человек пристроились к нашей импровизированной группе. А матушка уже начала рассказ об истории монастыря, о его наставницах, об игуменье Арсении, о восстановлении храма… Несколько фотографий на стенах – удивительные лица монахинь прошлых веков.

– Проходите, проходите, – матушка очищает дорогу к темному проходу куда-то вниз. – Зажигайте свечки, пойдемте в пещеры, к Монашкиному камушку приложитесь. Зажигай, милая, и будем спускаться.

Еще при строительстве монастыря игуменья Арсения принялась за основание пещер подобно Киево-Печерским. В них она думала устроить церковь, но желание не сбылось. Вход в пещеры начинался из притвора Арсеньевской церкви. Все они ориентированы на юг в гору. Температура в них круглый год одна – 8 градусов. В 30-х годах пещеры засыпали, но усилиями местных жителей спустя 40 лет их частично восстановили.

Чуть дрогнувшей рукой прикрываю трепещущее пламя церковной свечки, медленно спускаюсь в кромешную темноту, опасливо нащупывая ступеньки под ногами. Вглубь пещеры удаляются матушка и ее распевная молитва Божьей матери. Я, словно в другом измерении, по наказанию монахини зажигаю на низких каменных стенах тоненькие огоньки свечей и иду на голос дальше. 150 лет в этих стенах молились, познавали Господа и себя. Будто бы не под землей идешь и не просто вглубь, перестаешь осознавать себя, время, год и час… Оказалось, прошли всего несколько поворотов, и вот у освященной кельи возникшая из темноты матушка в едва угадываемой темной рясе призывает остановиться.

– Заходите, тут крестятся у нас… Ну вот. Просите у Божьей матери, что на душе и прикладывайтесь к камушку. Говорят, исполнится, – загадочно улыбается.

Старинная икона. Под ней горит свеча. Каменная глыба, на которой проступают следы от маленьких ладоней и коленок. По приданию, на этом камне молилась Арсения о благодати на строительство храма, и на нем явилась ей Божья матерь. Все задуманное осуществить помогла.

В такт молитве шепчу свое сокровенное и прислоняюсь лбом к ледяному камню. Холодно и тепло одновременно становится. Выйдя на солнечный свет, еще долго жмурюсь, не совсем понимая, кто я и где.

Импровизированная экскурсия продолжается в нижнем храме. Еще горящие свечки ставим у икон.

– Тому святому, которому свечу поставила, – объясняет матушка, – пока она горит, молится за тебя твой ангел-хранитель.

Медленно выходим и поднимаемся теперь уже в верхний храм. Огромная высота купола завораживает. На дальнем пределе виднеются старинные фрески. Мраморные колонны, привезенные 150 лет назад из Италии, отреставрированы, но сквозь новый слой краски виднеются оскверняющие надписи.

– От них уже не избавиться, – рассказывает матушка, – качество материала не позволяет, стереть можно, только полностью убрав слой мрамора.

Постояв еще немного у колоколенки, направляемся на выход. У самых ворот ловлю себя на мысли, что выходить в светский мир не хочется. И все-таки мое место там. Первый шаг сделан, и дальше путь привычно легкий. И вот снова дорога стелется ровно, и кажется, что расстояние сокращается быстрее.

А ночью во сне я все бродила по каменным коридорам пещер и шептала молитву, неизвестную мне наизусть. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах