aif.ru counter
701

Сергей Сена: «Волгоград – город контрастов»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Нижнее Поволжье 05/09/2012
Фото: из архива «АиФ» – НП»

В преддверии дня рождения Царицына – Сталинграда – Волгограда мы беседуем с архитектором-реставратором Сергеем Сена.

Сталинград мог уцелеть

– Волгоград – город контрастов. Благоустроенный центр разительно отличается от городских окраин.

– Зато на окраинах сохранилось немало исторической застройки. Как-то член общественной палаты России, недавно ушедший архитектор Вячеслав Глазычев после поездки по городу заметил: «Я теперь о Волгограде другого мнения». Он увидел наш потенциал, разнообразие и понял, что слова о полном разрушении города в Сталинградскую битву – миф.

– Почему он сделал такой вывод?

– Застройка города пострадала, но не настолько, как нам преподносит официальная история. Сохранились огромные массивы. Так, в Тракторозаводском районе уцелели целые кварталы довоенной застройки – конструктивизм конца 20-х – начала 30-х годов: улица Специалистов (ныне улица им. 95-й Гвардейской Дивизии), часть проспекта Ленина, ул. Ополченская. Практически полностью сохранился Нижний посёлок тракторного завода, застройка в районе тракторозаводского рынка и вдоль проспекта Ленина от школы №3 до Водоотстоя. В районе Нижнего и Верхнего посёлков Баррикады сохранилась застройка 1914 – 1916 годов: улицы Пельше, Гурзуфская. Софийская. Сегодня много желающих снести эти памятники дореволюционной и предвоенной архитектуры и поставить на их месте современные кирпично-бетонные коробки. Но эти кварталы можно благоустроить и показывать туристам. Капитальность домов настолько высока, что минимальными средствами их срок можно продлить еще на 50-100 лет. И их жители перестанут пребывать в состоянии неопределённости – многие сами начнут приводить свои жилища в порядок.

– Чем ещё мы можем привлечь туристов?

– Ничего придумывать не надо. Главное, грамотно воспользоваться тем, что имеем. «Старая Сарепта». Усадебный парк Тундутовых в Светлоярском районе. Усть-Медведицкий, Кременской, Каменно-Бродский и другие монастыри. У нас есть выдающиеся, ныне брошенные храмы бывших немецких поселений, например, в Верхнем Еруслане Паласовского района, уникальные природные парки. Сейчас в стране появился большой интерес к реконструкциям исторических событий. У нас уже показывают пленение Паулюса. Почему бы не воссоздать макет бронепоезда Врангеля «Единая Россия» и показывать события обороны Царицына в Гражданскую войну? А сколько событий можно разыграть на фрагментах Царицынской сторожевой линии, которая связана с обороной наших рубежей в начале XVIII века. Эта линия – одно из самых протяженных фортификационных сооружений в Европе, 62?5 км. Нам есть что показывать! 

Засекин на острове

– Неужели всё так идеально? И в современном облике Волгограда нет нелепостей и несоответствий?

– Конечно. Есть, и одна из них – адресная система города, когда дом стоит на одной улице, а числится по другой. Ярчайший пример – дом №10 по ул. Комсомольской, который выходит и на проспект Ленина, и на улицу Симбирцева. На Аллее Героев на участке между улицей Чуйкова и пр. Ленина стоят четыре дома, а по нумерации их пять. Со слов ветеранов-строителей при строительстве одного дома была превышена сметная стоимость. Чтобы не выносить эту проблему за пределы области, местные умельцы поделили дом на третий и пятый. Новые памятники, не связанные с военным прошлым города, считаю, появляются подчас бессмысленно и бессистемно. Большая часть этих городских скульптур, как их правильно называть, поставлены в местах, которые и до их появления были уже благоустроены. А ведь они могли бы стать мини-центрами, стимулами для благоустройства новых территорий. Например, памятник Григорию Засекину исторически верно было бы поставить на мысу острова Сарпинского.  

– Вы считаете, эта зона отдыха была бы востребована волгоградцами?

– Во-первых, это место в 50-е – 70-е годы уже было местом отдыха. Во-вторых, общеизвестно, что спрос рождает предложение, но в нашем случае – предложение рождает спрос. Волгоградцы многого не знают. Например, то, что можно гулять по кладбищу. А в Питере это места тихого, созерцательного отдыха горожан. Только не говорите, что «весь город на костях». Сегодня известны все места бывших царицынских и сталинградских кладбищ. Одно из них – на месте современной жилой застройки около Казанского собора, другие (наиболее древние) – в районе Комсомольского сквера и музыкального театра. На их местах и надо создавать места уединения, свободные от застройки, кафе, шумных развлечений и детских аттракционов.

– Парков нашему городу катастрофически не хватает. Почему?

– Большинство из них сгинуло во времена перестройки. За парками в нашем климате нужен уход, которого не стало. Так, мы потеряли парк Дружбы в Бекетовке. Засох и другой замечательный парк в Кировском районе, о существовании которого сейчас напоминает лишь остановка общественного транспорта «Угол парка». Не сохранили мы и дендрарий на границе Кировского и Советского районов, бывший в юрисдикции Министерства сельского хозяйства России. На его месте идёт крупное строительство. Но можно ведь создавать новые парки. По примеру столичных, например, за Третьей Продольной на месте зелёного массива создать лесопарковую зону с освещёнными прогулочными дорожками, детскими игровыми площадками, небольшими кафе.  

Покататься на роликах на заводе 

– Несколько лет назад был создан Генеральный план, согласно которому все предприятия должны быть переселены в промзоны. Как в таком случае должна использоваться земля бывших заводов?

– Огромная промзона в Красноармейском районе – ЛУКойл, «Каустик», керамический завод – и так вынесена на периферию города. Чтобы решить судьбу «Химпрома», необходима политическая воля на уровне федерации. Понятно, что на месте предприятия, которое десятилетиями производило отравляющие вещества, ещё многие десятилетия, а то и столетия ничего не построят. Здесь можно организовать парковую зону, но не для прогулок. Судьба таких небольших пищевых предприятий, как «Пивовар» или бывший консервный завод, зависит от их собственников. Если они захотят построить на этих местах жилые комплексы или гостиницы, они вправе это сделать, пройдя, естественно, определённые процедуры. Судьбы трёх гигантов – «Красного Октября», завода «Баррикады» и тракторного завода – схожи между собой. Скорее всего они сохранятся как производства, но по периметру заводские территории и помещения будут использоваться по другому назначению – там могут разместиться торговые комплексы, ночные клубы, рестораны. Закрытые залы для катания на роликах или для занятия какими-либо экстремальными видами спорта. Это мировая практика. А на в зданиях бывшего горчичного завода Глича в Старой Сарепте можно создать конгресс-центр, которого так не хватает миллионному Волгограду. Второй такой конгресс-центр можно открыть на базе давно закрытого Дворца культуры тракторного завода.  

– Сергей Львович, вы уже 15 лет живёте в Волгограде и считаете этот город своим. Так в чём же наша самобытность?

– Мне очень нравится сочетание степных просторов, которые резко обрываются у Волги. За ними идёт потрясающая по красоте Волго-Ахтубинская пойма и абсолютно плоское Заволжье. Мы даже не задумываемся, что некогда здесь плескалось море, а узенькая полоса междуречья Волги и Дона до Камышина – это гряда, которая является водоразделом Каспийского и Чёрного морей. Волгоград расположен таким образом, что здесь про многое можно сказать в превосходной степени. Самая древняя в Европе стоянка эпохи палеолита, самый большой речной остров в Европе, самое длинное фортификационное сооружение в России, самая протяженная в России агломерация, самый длинный дом в мире, самая большая электростанция в Европе. Первый детский сад, горчица, орган, метод отвёрточной сборки появились тоже у нас – в Сарепте. Волгограду есть чем гордиться!

ДОСЬЕ

Сергей Сена – руководитель отделения Российской ассоциации реставраторов по ЮФО, директор ООО «НПО архитектуры, градостроительства и дизайна», член Союза архитекторов России. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах