aif.ru counter
108

Волгоградцы о педофилии общества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Нижнее Поволжье 14/12/2011

Как минимум раз в неделю появляются новости о сексуальном насилии над детьми. Более того, теперь такие новости становятся топовыми в том случае, если замешан политик или случай совсем уж извращённый. А это значит, что проблема приобретает характер если не нормы, то равнодушного восприятия.

Почему этих случаев так много? Кто такие педофилы? Поможет ли химическая кастрация? По этим вопросам мы предложили высказаться экспертам самых разных направлений и профессий, чтобы дать как можно более полный диагноз страшной болезни общества – педофилии.

Педофилы поколения «пепси»

Своё мнение о том, почему из вопиющих случаев насилие над детьми превратилось в равнодушную статистику, высказал руководитель Михайловского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Волгоградской области Александр Перепелицын:

– Хочу подчеркнуть, что говорю не от лица всего следственного комитета, а просто как частный правоприменитель. Даже в двух курируемых мною районах – Михайловском и Кумылженском – мы расследуем не по одному, а по нескольку преступлений в год! А по всей России с советских времён число подобных преступлений выросло в десятки раз.

Как врач по первому образованию могу сказать, что в подавляющем большинстве случаев ключи ко всем проблемам психологии и психиатрии надо искать в детском опыте человека. Для детей и подростков запретный плод сладок. Какую бы оценку ни давали Советскому Союзу, но в тот период идеологическая основа и жёсткий государственый контроль надёжно ограждали детей от пропаганды секса и сопряжённых с ним преступлений в детском и подростковом возрасте. После развала на детей хлынул поток недетской информации, появился Интернет, где порносайты приглашают всех желающих без ограничения. И беда даже не в том, что сами эти дети могут стать жертвой насилия, а в том, что ролики с содержанием насилия, нестандартных половых актов оставляют глубокое впечатление на психике ребёнка. Вся его последующая сексуальность будет формироваться вокруг первых опытов.

Дети, которые росли в лихие 90-е, оказались лишены родительского контроля, школы переживали кризис, исчезла система пионерии, старые нравственные ценности рухнули, а новые ещё не сформировались. Этих детей называют «поколение пепси». Педофилам, которые встречались в моей практике,  сегодня по 20–35 лет. Это как раз люди, чей подростковый период приходился на период 90-х годов. Я не считаю педофилию болезнью. Всё-таки болезнь – это процесс, не зависящий от воли человека, а педофилы осуществляют преступления осознанно. Ни один из встречающихся в моей практике педофилов  не обращался к врачу за психиатрической помощью, не жаловался на нездоровые сексуальные фантазии.

В подавляющем большинстве дел педофилами оказываются друзья родителей или родственники, поэтому далеко не все преступления доходят до органов. Не каждая жена, узнав, ЧТО муж совершает с дочерью или падчерицей, пойдёт в милицию, она же понимает, что его посадят. А сейчас изнасилование малолетней карается лишением свободы от 12 до 20 лет, это в два раза жёстче, чем убийство. Был случай, когда супруга нашла у мужа фотографии половых органов их малолетней дочери. Разразился скандал, но муж обещал, что больше «ни-ни». Ну, конечно же, всё повторялось, и только когда девочка призналась, мама пошла в следственный комитет.

В таких делах очень сложна доказательная база. Есть два человека: один из них говорит, что было, другой – отрицает. При этом ребёнок не всегда может рассказать следователю о необходимых для доказывания обстоятельствах.  Цена ошибки слишком высока. Поэтому делам такой категории уделяется самое повышенное внимание.

Общество на грани истерии

По мнению главного детского психиатра Волгоградской области, главного врача областного Центра психического здоровья детей и подростков Ларисы Раевской, факт преступных посягательств в отношении детей зачастую бывает трудно доказуем.

– Много дел против растлителей сегодня прекращено, потому что есть большие пробелы в законодательстве.

Особенно трудно доказать действия ненасильственного характера. Телевизор, как социальный агрессор, формирует стиль поведения людей в обществе. Для подрастающего поколения становится нормой каждодневная трансляция сериалов, шоу, шуток «ниже пояса».

Половой и пищевой инстинкты являются врождёнными. Если вдруг у человека возникают проблемы с половой разрядкой, он легко может выйти в Интернет, где существует огромное количество доступных предложений. Кора головного мозга выполняет контрольную функцию, регулирующую поведение человека в обществе. Но не всегда удаётся справиться со своими инстинктами.

Общеизвестно, что алкоголизация, табакокурение, занятия бизнесом снижают половую активность у мужчин. Проще становится  добиться желаемого в смене беспомощных партнёров, чем проявить естественные гетеросексуальные связи.

Сегодня взрослые также нуждаются в защите. Например, в Интернете действует группа «охотников за головами», которые от имени людей посылают смс-ки специфического содержания. Известны случаи, когда в посягательстве обвиняют учителей, врачей, людей, которые по роду своей деятельности связаны с детьми. Общество на грани истерии.

Страшно, что мы к этому начинаем привыкать. У нас в центре каждый месяц лежат дети, которые в прошлом подверглись разнообразным действиям сексуального характера со стороны знакомых, близких родственников. Маленькие дети имеют свойство забывать, если эти действия были совершены однократно. В более старшем возрасте последствия могут принимать форму психического расстройства, вплоть до суицида.

Удобная статья для «неудобных»

Не так давно общественность до глубины души возмутило дело Маркова. Отца девочки посадили за педофилию, основываясь на рисунке ребёнка (в хвосте кошки психиатры разглядели фаллический символ) и неправильно взятых анализах.

Волгоградец, отец четверых детей Николай Лукьяненко тоже считает, что педофилия становится слишком удобной в последнее время статьёй для того, чтобы вешать её на «неудобных»:

– Наш закон перегибает палку. При желании любого отца можно подвести под эту статью. Это очень тревожно. Я считаю, что это законодательство слишком сырое, его надо дорабатывать. Статья «Педофилия» в последнее время стала выступать в роли карательного элемента неугодных. Ребёнок дал показание на любого человека, нашли психиатра с сомнительной репутацией, он написал противоречивое заключение – человека посадили. Такие перегибы – это плохо. Главное – не карать, а научить общество правильно относиться к детям. Ведь не только педофилия – проблема общества, есть ещё и рукоприкладство в семьях, психологическое насилие. Нужно учить родителей любить детей и правильно воспитывать. Вот тогда будет толк.

А обвинить в порнографии можно любого отца. Вот принесли дочку из роддома, сфотографировал папа ее в ванночке, потому что любит, потому что потом она вырастет красавицей, и будет забавно вспоминать, каким комочком она была. С точки зрения закона это порнография, а с человеческой – любовь. Где же истина?

Химическая кастрация – не панацея

Сексолог областного Центра психического здоровья детей и подростков Борис Мостовский утверждает, что в отношении педофилов различают две группы.

– Это преступники, которые совершили уголовно наказуемое деяние, и больные люди, нуждающиеся в помощи. Их объединяет общее влечение к несовершеннолетним. Последние никогда к ребёнку не подойдут, но будут мучиться и страдать. Это как страх высоты – человек боится подойти к открытому окну, но и никогда не выпрыгнет. Среди педофилов большая часть тех, кто в детстве сам подвергался сексуальному насилию или разврату.

Химическая кастрация, о которой говорят сегодня законодатели, это мера борьбы временного характера. Она лишь на время снимает напряжённость, блокирует действие тестостерона.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах