90

К Урюпинску на козе не подъедешь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Нижнее Поволжье 08/09/2010

В Урюпинске есть памятник Козе и музей Козы, да только слава рогатой красавицы в последнее время померкла.

Не цена, а слезы

В хуторах, правда, промысел ещё держится: козы там – единственный способ выживания, вся жизнь там и осталась:

– У нас меньше тридцати коз в домашнем хозяйстве ни у кого нет, – рассказывает заместитель директора районного Дома культуры Лариса Васимова из хутора Вихлянцевского. – Выращиваем, чешем, прядём и вяжем. У кого есть транспорт, сами продают, а к бабушкам ездят перекупщики из города. Некоторые носят платки на станцию Новохопёрск за десять километров по бездорожью.

Вязать платки – настоящее искусство. Некоторые ухитряются одновременно мелькать спицами, читать книгу, смотреть телевизор, говорить с соседкой и лузгать семечки. Но, похоже, это сельское хобби – заработок сходит на нет. И всё из-за цен. В советское время серый платок стоил 300 рублей – стало быть, сейчас за него должны давать тысяч 20. За лучший же полушалок сегодня дают не больше полутора тысяч рублей. А козу год только растят, пока она начнёт пух давать.  Кормят сеном и зерном – иначе продукции мало будет. Потом придёт время чесать и мыть, прясть и вязать.

Хорошая шаль та, которая пушится. Есть несколько способов придать полушалку товарный вид. Вязаные вещи высовывают из окна машины на ходу, чтобы ветер нагнал объём. Для того же придумали приспособление типа центрифуги. Но всё это для нечестных продавцов и неразборчивых покупателей. Настоящий мастер выберет пух подлиннее.

С московской колокольни

В музее Козы кассир Наталья Карева с удовольствием показывает на руко­творное чудо:

– Связала Тамара Хохлова из Алексеевки. Обратите внимание, посередине – герб города. Олень, пронзённый стрелой.

О себе Наталья Вениаминовна говорит, что уже не вяжет, потому что работает. В смысле, при должности. А сама старается прикрыть вязание под стулом и продолжает:

– Перекупщиков много, особенно среди цыган. Есть и местные. Десять-пятнад­цать рублей на платке наварят, уже хорошо. Да они и сами вяжут.

Директору Урюпинского ООО «Узоры» Раисе Казимировой это уже не помогает, и она с раздражением бросает, что платки совсем обесценились.

– Мы были на выставке в Москве. Одна дама подошла и говорит: «Какая красота. Весь мир объехала и ничего такого не видела. А сколько стоит? Полторы тысячи – так дорого?»

Раиса Митрофановна не выдержала и просветила насчёт «дороговизны». Поить и кормить козу надо три раза в день, не отлучишься. Чистить тоже регулярно, на грязной подстилке пух теряет качество. А снимают с головы не больше 800 граммов. Ну и дальше по технологии. Это дорого или как? Посетительница тут же купила платок.

Однажды отправляли партию в Америку. Оказалось, пухом там называют то, что берут у птицы. Коза, по их представлениям, может дать только шерсть, пусть и очень качественную.

Уходящая красота

– Мы вяжем на автомате, почти не глядя, – пояснила мастерица «Узоров» Наталья Козлова. У неё и ещё у четверых из этой мастерской есть звание «Серебряные руки» – областная администрация присвоила.

Но молодёжь платки почти не носит, приходится переходить на эксклюзив, и мастерицы вываливают передо мной накидки, жакеты, шляпы и шапки, показывают на снимках вязаные костюмы. Отдельное фото директора в обнимку со знаменитым кутюрье Вячеславом Зайцевым. В девяностые годы одну коллекцию связали по его эскизам, но в сроки не уложились.

– Он хочет дёшево и быстро, а мы каждую вещь делаем два-три месяца, – с обидой вспомнила Раиса Казимирова.

Зато «Узоры» остались в области единственным предприятием, которое занимается этим видом народных промыслов. А льгот – никаких. Наоборот, обязали сделать зарплату семь тысяч.

– Думают, укрываем. А мы физически столько не можем сделать, – говорит директор и показывает письмо из межрайонной налоговой инспекции: обязывают явиться на заседание комиссии по легализации «теневой» зарплаты.

Недавно Казимирова была в налоговой и спрашивала у инспекторш, смогут ли они связать по десять платков в месяц, чтобы заработать семь тысяч? Те обещали больше не трогать и тут же прислали бумагу с угрозой. 

Спрос на дешёвку привёл к тому, что многие в Урюпинске начали халтурить. Носки вяжут на двух спицах, а нужно на пяти, чтобы  швов не было. Сплошь и рядом переходят на машинки. Платки получаются до первой стирки, зато по низкой цене. Причём за машинки садятся мужчины – с техникой у них лучше получается.

– Теперь вручную вяжут то­лько деревенские, – грустно признаёт Раиса Казимирова.

Напоследок приносит настоящие чудеса из пуха. Шарф из разноцветных цветов. Ещё один тончайший шарф, что проскочит сквозь обручальное кольцо. Кофту, которую страшно носить из-за её красоты.

А ещё страшно, что эта красота может исчезнуть.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах