63

В каком полку служили?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Нижнее Поволжье 25/02/2010

 Бешеный ритм нашей жизни может стереть из мужской памяти все. Дату свадьбы (не говоря о дне рождения тещи), знания, полученные в институте, имена школьных друзей и подруг. Но если мужик служил в армии, никогда ему не забыть первые мозоли от портянок, свирепую физиономию старшины на вечерней поверке и крик дневального с тумбочки: «Рота, подъем!!!». Специально к Дню защитника Отечества мы решили опубликовать армейские фотографии известных волгоградцев. Тогда у них еще не было сегодняшних чинов и регалий. Лишь служба – одна на всех.

Заместитель руководителя фракции КПРФ областной думы Николай Курбатов:

– В 1965 году я служил в Краснознамённом Гадрутском пограничном отряде, что в Закавказье, был старшиной заставы. Время тогда было достаточно спокойное. Но иногда к нам забегали иранцы – «нарушали границу». Впрочем, это были местные крестьяне, которым только и надо было, что дров набрать да продуктов каких-либо. Задерживали, но потом отпускали. Никогда не забуду своё первое впечатление о службе. Вышел на границу. Иранская территория – тёмная ночь, ни огонька, только лает собака. У нас – море огней, гул, доносящийся с железной дороги, автотрасса… И всё время было ощущение, что охраняешь огромную светлую страну, мощную державу. У нас был дружный коллектив, многонациональный. Сегодня такое невозможно…

Ректор Волгоградского муниципального института искусств имени П. А. Серебрякова Дмитрий Арутюнов*:

– Я служил в Капьяре, и в военном билете у меня написано «Старший музыкант». В армию я пошел после окончания консерватории, которую окончил как пианист. На призывном пункте меня встретил дирижер военного оркестра и спросил, на каком духовом инструменте я играю. Я ответил: какой нужен, такой и освою! У него была в дефиците валторна – так я получил вторую музыкальную специальность. Кроме оркестра в части был ВИА. Однажды мы выступали в Камышине – городе невест, где была текстильная фабрика. Концерт должен был начаться через полчаса, а я всё не мог ребят найти – два музыканта к началу выступления не появились, так их очаровали местные девушки. (* – на фото крайний справа.)

Заместитель председателя Волгоградской областной думы Владимир Овчинцев*:

– Служил я в Белоруссии в ракетных войсках 3 года 4 месяца. Вернулся из армии в 21 год, и если бы кто-то сказал мне «мальчик», я бы умер от разрыва сердца. Я мужик уже был.

На этой фотографии я пою дуэтом со старшиной – начальником гауптвахты. Но этому снимку верить нельзя, потому что через месяц старшина меня на «губу» отправил. Одна Катя свела меня с ума, и я по минным полям (там ракетные мины) бегал к ней. Один раз опоздал в часть – 6 километров бежал ночью по лесу. После этого старшина и отвёл меня на «губу». (* – на фото слева.)

Член Союза художников РФ, профессор ВГПУ, геральдист Владислав Коваль:

Однажды я был дежурным по роте, в казарме находился один. Заходят ко мне на пост два наших офицера – капитан и старлей. Отрапортовал им по форме, они мне кивнули, и, недолго думая, легли почивать на первые попавшиеся койки. Я в это время от нечего делать решил малость потренировать голос. Отрапортовал внятно и чётко: «Товарищ командир батальона! Во вверенной мне на время дежурства казарме никаких происшествий нет». Произношу я эту фразу, а спустя какое-то время вспоминаю, что рядом дрыхнут мои «происшествия», которым, загляни в казарму взаправдашний комбат, мягко говоря, не поздоровилось бы. Позже выяснилось – услышав мой «доклад», офицеры моментально проснулись и бросились прятаться от грозного начальства под солдатские койки…

Руководитель фракции «Единая Россия» Волгоградской облдумы Сергей Булгаков:

– Я заканчивал Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище. Служил семь лет в Среднеазиатском военном округе в полку прикрытия госграницы. Это было время обострения отношений с Китаем, и мы находились в режиме постоянной боеготовности. За домами офицерского состава были закреплены машины, чтобы вывезти в случае конфликта наши семьи. Наши жены тоже проходили военную подготовку: ежемесячные стрельбы из автомата, пистолета. У меня тогда были малыши трёх и пяти лет, для них дома тоже были противогазы.

 – После полугода «учебки», уже сержантом, я был отправлен в часть. Дело было зимой, ехали по Подмосковью ночью, через каждые сто метров таблички «Стой, назад!», «Стой, стреляют!». Уже тогда закралось подозрение, что едем охранять режимный объект. Так и оказалось: впереди нас ждал огромный склад тротила и авиационных бомб. Встречать вышел поддатый замполит с колоритным красным носом, который, построив вновь прибывших, слегка икая, объявил: «Солдаты! Вы сюда прибыли, чтобы служить до того прекрасного момента, когда нужно будет отдать жизнь во имя Родины!». Как у новобранцев от таких слов поднялся боевой дух – просто непередаваемо.  (* – на фото справа.)

  Вице-мэр Волгограда Игорь Куликов*:

– В 1986-1987 годах после института я служил в штабе ВВС СКВО. Рост у меня 1,97, а сапоги 46-го размера мне не нашли и поставили во второй ряд. Это был спецнабор: в первом ряду стояли солдаты более двух метров ростом, во втором – чуть пониже. При первом же торжественном построении, когда рота проходила мимо командира батальона, мы повернули, неопытный строй «сломался», и я в своих сандалиях вышел на передний план. Больше на построение в первый учебный месяц я не ходил – занимался спортом и учёбой… (* – на фото справа.) 

Коммерческий директор ЗАО «Волгоград-GSM» Сергей Крутов: 

– После полугода «учебки», уже сержантом, я был отправлен в часть. Дело было зимой, ехали по Подмосковью ночью, через каждые сто метров таблички «Стой, назад!», «Стой, стреляют!». Уже тогда закралось подозрение, что едем охранять режимный объект. Так и оказалось: впереди нас ждал огромный склад тротила и авиационных бомб. Встречать вышел поддатый замполит с колоритным красным носом, который, построив вновь прибывших, слегка икая, объявил: «Солдаты! Вы сюда прибыли, чтобы служить до того прекрасного момента, когда нужно будет отдать жизнь во имя Родины!». Как у новобранцев от таких слов поднялся боевой дух – просто непередаваемо.

(* – на фото справа.)

 Сопредседатель регионального отделения «Деловой России», гендиректор ЗАО «Институт Волгоградгражданпроект» Андрей Куприков*:

 Я служил в восьмидесятые годы в учебном лётном центре сначала у нас в Средней Ахтубе, а потом в Вязьме. Теперь такой модели подготовки лётчиков нет, их готовят исключительно высшие учебные заведения, а тогда практиковалось обучение «с нуля» по линии ДОСААФ. Отбор был жесткий, но мне удалось его пройти. А во время полётов случалось выйти на «Л-29» из заданной зоны куда-нибудь в облака и «похулиганить» с фигурами высшего пилотажа. Если замечал РП (руководитель полетов), на время отстраняли от полётов, но кого это остановит? Молодые были, а серебристо-белые облака такие красивые! В общем, такую службу не забудешь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах