93

Всё детство в ожидании донорской почки...

Маленький Кирюша почти никогда не капризничает. Он спокойно сидит на больничной кровати с лицом, на котором застыло страдание, и  играет с  медицинским прибором, который стоит рядом.  Металлический ящик теплый и пульсирует едва заметно, перекачивая  в  тельце полуторагодовалого ребенка донорскую плазму крови. На Кирилла больно смотреть. Под ключицей постоянный катетер, через который ему ставят капельницы, из животика торчит трубочка. Через нее  мальчику раз в три дня очищают  организм от накопившихся токсинов, потому что не работают почки. Совсем.

Кирилл Павлов из Омска провел по больницам большую часть своей жизни. Он не требует, чтоб его развлекали, играли, выводили гулять. Он просто не знает другого детства. Больница, уколы, обследования, тетеньки в белой одежде – ко всему он привык. Кажется, он и не улыбался никогда.

Здоровым и веселым помнят его только мама и бабушка. Светлана родила Кирилла в 20 лет. Прекрасный возраст, чтобы родить здорового малыша.

Когда мальчику исполнилось восемь месяцев, он проходил курс лечения в неврологическом отделении больницы, где ему делали массажи и физиопроцедуры. С детским питанием в больнице было туго. Мамы покупали  молочные смеси и кисломолочные продукты сами. С отравления этими продуктами все и началось. Ясно было только одно. Молочная продукция была выработана на местном комбинате, продавалась в разных частях города и была предназначена именно детям. Результат был ужасающ. Из сотен отравившихся малышей десять попали в реанимацию. С помощью диализа, взявшего на себя функцию отказавших почек, детей спасли. Двое, Кирюша и еще одна девочка, остались навсегда инвалидами. У Кирюши состояние было самым тяжелым. Запустить почки ребенка, очистить их от токсинов не удалось. Они не начали функционировать.

Для молодой мамы, которая сама-то  недавно перестала быть ребенком, случившееся было равным концу света. Рухнули все мечты, надежды. Вместо них мир заполнили процедурные кабинеты, сдачи анализов, реанимационные палаты, капельницы, выбивание квот по кабинетам медицинских начальников и бесконечный страх за жизнь крошки-сына.

Вас, конечно, интересует, наказан ли был хоть кто-то за  то, что произошло с омскими детьми? Никто. Хотя следователи прокуратуры до сих пор, вот уже спустя семь месяцев, расспрашивают мам пострадавших детей о подробностях случившегося. Им никто не помог и копейкой, чтоб вылечить детей, загладить вину.

Едва насобирав деньги на дорогу, Лена с Кирюшей отправились в Москву, делать Кирюше пересадку почки. Поскольку детскую почку для пересадки найти практически невозможно, Кириллу должны были пересадить почку Лены. Взрослую почку трудно разместить на том месте, где они располагаются в норме, малышу разместят ее в животе, раздвинув другие внутренние органы, а потом, когда он подрастет, перенесут на «правильное» место. Но едва Лена начала обследование, ее огорошили: она не может быть донором, так как сама больна. Тяжелый порок сердца, проблемы с аортой. И молодую маму саму стали готовить к обширной операции, совсем не такой, ради которой она ехала в Москву с ребенком.

Забегая вперед, скажу, что Лену на днях успешно прооперировали. Но донором она уже точно стать не сможет. Кирюша сейчас лежит в детской больнице один. Конечно, за ним ухаживает медперсонал, но ни одного родного лица рядом нет. Это еще одно тяжелое испытание и для мамы, и для мальчика.

Теперь, чтоб спасти жизнь Кирюши, к забору почки готовят его 54-летнюю бабушку. Пока она только начала обследования. Маленькая семья с надеждой ждет результата: только бы почка подошла!

Но если почка для пересадки будет найдена, это еще не счастливый конец проблем Кирюши и его родных. Понадобятся очень дорогие лекарства, чтобы почка прижилась и прослужила как можно дольше. Например, 20 лет.

Любой пересаженный орган организм считает чужеродным и старается его отторгнуть во что бы то ни стало. Благополучно пересаженная почка не может, оказывается, жить в организме другого человека всю жизнь. Каждые 10 лет мальчику надо будет искать нового донора. Но если семья найдет и приобретет дорогостоящие зарубежные препараты (их нет в списке бесплатных лекарств даже для инвалидов), то почка прослужит  в два раза дольше. Стоят они 460 тысяч рублей, что для семьи Кирюши – астрономическая сумма. Работает в семье только бабушка, обыкновенным бухгалтером на производстве. Уйдет много лет, прежде чем они сумеют скопить такую сумму. Фонд «. Доброе сердце» начинает сбор средств на спасение Кирюши Павлова и просит всех неравнодушных читателей  помочь ему.АиФ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах