89

В Волгограде малыш умер накануне Нового года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Нижнее Поволжье 28/12/2011

Толик в семье Орешкиных-Коровиных был долгожданным первенцем. Мальчик рос настоящим богатырём. В шесть месяцев он встал. В девять – пошёл. Первыми его словами стали «мама», «папа» и «надо». «Надо» закрыть дверь, чтобы в доме не было холодно. «Надо» помочь маме, ей тяжело, в семье скоро пополнение. «Надо» поделиться с сестрёнкой ценным – ватными палочками. Мама, папа, Толик и новорождённая Саша – им так и не довелось пожить большой семьёй.

Спустя три недели, когда Даша родила  дочь, она потеряла сына. Мальчику было всего один год и девять месяцев.

Начало ужаса

– В субботу 12 ноября мы проснулись от крика Толика, – восстанавливает Дарья хронологию трагических событий. – У сына поднялась температура – 38,5 градуса. Горлышко было красноватое. Я дала жаропонижающее и противовирусные препараты. Температура упала, и сынок заигрался. К вечеру температура поднялась до 38,7 градуса. Я дала антибиотик. Утром температура вновь поднялась. Толик стал поджимать ножки – заболел животик.

Вызвала «скорую». Врач сказал, что можно госпитализировать, но особой необходимости в этом нет. «Вы где-то подхватили вирус». Но где мы могли зара­зиться? Играем только во дворе, ни с кем не контактируем. «Может, кто-то из взрослых принёс». Сделали укол и уехали.

Спустя время Толе стало легче. Он даже поел молочную кашу. К вечеру начался жидкий стул. Позвонили знакомым – у них недавно сын переболел ротовирусной инфекцией, спросили, какие лекарства принимали. В аптеке нам дали иммунный препарат. Вечером у сына началась рвота, но быстро прекратилась. Утром 14 ноября вызвали педиатра на дом. Врач посоветовала Толика чаще поить, чтобы не было обезвоживания, и придерживаться диеты, молочную кашу исключить. К обеду у сыночка вновь поднялась температура, но её удалось сбить. Легли спать, а в час ночи Толика стало рвать. Я посадила его на горшок, сынок вдруг закрутился, завертелся. Его затрясло, и началась рвота с кровью. Я срочно вызвала мужа с работы. Николай примчался через 10 минут, пока ехал, позвонил в «скорую», договорился, что будет с ребёнком ждать их около «Пятого участка».  Драгоценные минуты терять мы не могли, а «скорая» до нас добирается не меньше часа. Я быстро собрала сына, в пакет сложила все лекарства, какие мы принимали, и в полтретьего ночи мой отец, Толик и Николай выехали из дома. Первым делом врач, увидев позеленевшего Толика, спросил: «Творожки ели?» Мы честно ответили, что за несколько дней сыну покупали йогурт. В итоге мужа с сыном отвезли в 21-ю инфекционную больницу.

Хождения по мукам

Казалось, теперь можно было вздохнуть спокойно – сын под надёжным присмотром. Но не тут-то было. Толику поставили сначала одну капельницу, потом другую. Анализы собрать не получилось. Кровь у малыша взяли, а вот с мочой не заладилось. Папе удалось собрать необходимую жидкость вечером, но врачи её не приняли, им нужна была утренняя порция. В это время к мальчику спускались один врач за другим, потом к обессилевшему ребёнку привели интернов. Рвота с кровью ни у кого паники не вызывала, словно это обычное дело. «Нам надо исключить хирургическую патологию», – говорили инфекционисты, но… так и не вызвали к Толику хирурга. Утром 16 ноября малышу сделали клизму – надо было собрать кал. Но процедуру так и не довели до конца. У мальчика изо рта пошла зелёная слизь.

Анализы отправили в лабораторию, результаты были получены на ОБЩИХ основаниях. Николая и Толика на «скорой» отправили в городскую клиническую больницу скорой помощи №7.  Там отец с обессилевшим ребёнком на руках провёл час в приёмном покое. Потом к ним спустился один хирург, другой и ахнули: «У мальчика перитонит. Гной в брюшной полости не меньше суток». Когда Толика уносили на срочную операцию, он едва слышно шептал: «Папа, папа...». На большее сил у мальчика не хватило.

Сердечная недостаточность

В это время Даша висела на телефоне – каждые полчаса созванивалась с мужем. С крошечной дочкой на руках мать металась по комнате и считала минуты. Операция шла три часа. Уже поздно вечером к Николаю вышел анестезиолог и сообщил, что операция прошла успешно, накладываются последние швы. Николай остался ждать на площадке между операционной и реанимацией, чтобы хоть на минутку увидеть сына. Но спустя время врачи вдруг забегали. Через полчаса отцу сообщили, что его мальчика не стало.  Малыш скончался от сердечной и лёгочной недостаточности.

– В полдевятого вечера у меня в груди что-то оборвалось, – продолжает Даша страшный монолог. Вся в чёрном, с сухими от выплаканных слёз глазами, она то и дело мнёт пальцы. – На последний звонок муж отвечать не захотел, сказал, дома поговорим. Когда машина подъехала к дому, я встала из-за стола, подумала, надо стул подвинуть, а то как же падать буду…

С хирургом, который делал операцию, на следующий день Николай встретился в морге. Своё присутствие он объяснил тем, что всю ночь переживал и приёхал узнать, от чего умер малыш.

– В справке о смерти причиной назван острый гангренозно-перфоративный дивертикулит Меккеля. Я изучила всю литературу по этому заболеванию, – безучастным голосом говорит Даша. – Это врождённый порок, который встречается лишь у 3 процентов населения планеты. Воспаляется он и у того меньшей части народа. Но при своевременном медицинском вмешательстве прогноз на выздоровление благоприятный.

Дарья и Николай решили не оставлять весь этот ужас безнаказанным. Родители обратились во всевозможные инстанции: в Следственный комитет РФ, в администрацию Президента РФ, к премьер-министру Владимиру Путину, к уполномоченному по правам ребёнка при Президенте РФ Павлу Астахову. Из администрации президента ответили, что жалоба передана в областную прокуратуру, которая и проведёт расследование. В Следственном комитете  выяснилось, что доследственная проверка, необходимая во всех подобных случаях, не была проведена. И пока родители бьют во все колокола, мы надеемся,  что справедливость восторжествует,  виновные будут наказаны. 

От редакции. В канун Нового года мы неслучайно рассказали об этой трагедии. В шумной предновогодней суете мы не должны забывать о тех, кто сегодня переживает боль и горечь потерь. Сейчас мама Толика ежедневно прокручивает в голове пять последних  дней своего малыша. Можно ли было изменить ход событий? Этот вопрос не даёт покоя материнскому сердцу. Кто виноват в том,  что годовалый ребёнок скончался? Почему не шла речь об экстренной ситуации? Почему дело дошло до перитонита?  Мы надеемся, что правоохранительные органы найдут ответы на эти и многие другие вопросы.

Впереди всех нас ждут новогодние праздники. Но не стоит забывать, что в пору шумного веселья кому-то из людей всё равно понадобится медицинская помощь – жизнь не стоит на месте. И праздники, к сожалению, не отменяют болезни. Очень хочется, чтоб в нужный момент рядом оказались неравнодушные профессионалы. С добрым сердцем, золотыми руками и трезвым умом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах