88

Волгоградцы разворовывают свою историю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Нижнее Поволжье 29/02/2012

Уже много лет Александр Глухов занимается историей и никак не привыкнет к тому, что люди на ней наживаются. Чёрные копатели и всё, что связано с сохранением памятников прошлого, – его главная головная боль.

Чёрная милиция

«АиФ» – НП»: – В ваших разговорах часто слышатся упрёки в адрес «чёрных копателей». Почему на них до сих пор нельзя найти управы?

Александр Глухов:  – Нелегальные раскопки начались в 90-х, когда рухнул Советский Союз и стало не до культуры. Как раз в то время в стране появились металлодетекторы, которые первым делом начали использовать для грабежа археологических памятников. Учёным эти приборы стали служить значительно позже. Причём чёрные копатели могли пистолет или автомат на тебя направить – бывали такие случаи даже на Царевском городище. К счастью, мне оружием не грозили, но некоторые грабители, которых я ловил, в разговоре намекали на это.

Обычно мои звонки в Ленинский РОВД заканчивались словами в трубку: «Все группы на выезде, как вернутся – приедут». Но никто не приезжал... Зато однажды меня вызвали в райотдел для дачи показаний по какому-то случаю грабительских раскопок, о которых я звонил девять месяцев назад. Вот это оперативность!

Самое прискорбное то, что среди грабителей встречались представители милиции. Вспоминается один случай. Наша экспедиция производила раскопки на Царевском городище, и тут приехал чёрный джип-пикап «ниссан», из него вышли люди с лопатами и металлоискателями и начали копать недалеко от нас. Я пытался объяснить, что они грабят археологический памятник федерального значения. После продолжительного «общения» с этими людьми я понял, что ничего не решу. Пригрозил милицией и получил ответ: «Нам всё равно, я сам мент». 

«АиФ» – НП»: – Неужели никак нельзя побороть это зло? 

А.Г.: – Чтобы исправить ситуацию, нужно хотя бы на уровне областных властей заставить полицию охранять археологические памятники от грабителей. Закону «Об охране объектов культурного наследия» уже 10 лет, и за это время стражи порядка не удосужились с ним как следует ознакомиться – если судить по результатам. Складывается странная ситуация: кражу сотового телефона расследуют, а на борьбу с хищениями государственной собственности нет времени. 

Во-вторых, в Интернете на форумах нумизматов и кладоискателей часто звучит мысль: если государству это не нужно – давайте будем брать мы. А возникает вопрос: «Кто вы такие, чтобы брать то, что является народным достоянием?» Археологические памятники, также как архитектурные и иные, являются собственностью государства и всего нашего народа. У нас богатейшая история, и давайте не будем её продавать и разворовывать.

В-третьих, нужно запретить антикварным магазинам торговать археологическими древностями, что у нас наблюдается сплошь и рядом. В любом из них можно купить, например, золотоордынские монеты XIV в. или скифские наконечники стрел V в. до н.э. За торговлю «копаными» вещами как минимум нужно лишать лицензии и закрывать магазин.

«АиФ» – НП»: – Последнее время власти говорят о том, что регион должен прирастать туристами. А туристы есть там, где есть музеи. Что могут предложить им историки?

А.Г.: – Крупнейшим памятникам нашей области нужно придать официальный статус музеев-заповедников. Разговоры об этом ведутся давно, но пока воз и ныне там. Например, на Царевском городище давно областные власти хотят это сделать, но дальше намерений дело не идёт. Будем надеяться на нового губернатора. Как известно, у него большой опыт работы в Астраханской области, где несколько лет существует музей-заповедник на Селитренном городище. Сейчас там создали центр, который привлекает большое внимание туристов. А это дополнительные деньги в региональный бюджет. 

Без отката нет раскопок

«АиФ» – НП»: – Хватает ли современным археологам средств для проведения раскопок? И вообще – где вы берёте на свои исследования деньги? 

А.Г.: – В советское время археологические исследования финансировали достаточно хорошо. Государство строило каналы, водохранилища, оросительные системы. Все памятники, которые попадали в зону застройки, должны были исследоваться, и на это выделялись средства. Теперь другие источники. Скажем, гранты от специализированных фондов. Но чтобы получить эти деньги, нужно иметь знакомых в руководстве фонда или сделать откат: без взятки не обойдёшься и здесь. Вот и получается, что людей, которые готовят добротные научные проекты, средства обходят стороной. Финансируют тех, кто ближе к кормушкам и у кого меньше совести. 

Сейчас мы проводим археологические исследования на Царевском городище за счет практики студентов. Финансирование складывается из суточных студентов, а это 50 рублей в сутки. Что-то доплачивает наш институт. Как вы думаете, много ли можно раскопать на эти крохи? А хотелось бы проводить крупномасштабные раскопки, ведь этот памятник истории – крупнейший в области, и работы там на тысячу лет. 

Другой источник финансирования – проведение археологических разведок на трассах строящихся газо- и нефтепроводов, линиях электропередач и т.д. Да, это важная работа – археологи находят новые памятники и сохраняют уже известные. Но на это уходит масса сил, а в это время уже известные крупнейшие археологические памятники Волгоградской области, такие как Водянское городище близ Дубовки, падают в обрыв, подмываемые водами водохранилища. Так что должна быть государственная программа, которая позволит спасти и сохранить нашу историю для следующих поколений. 

«АиФ» – НП»: – Интерес к истории растёт или падает?

А.Г.: – Снижается, как и ко всем гуманитарным наукам. Раньше археолог воспринимался почти как космонавт, интерес к этому был огромен. Сейчас для местного населения и районных властей всё равно: что археолог, что геолог или эколог. Да и подрастающее поколение мало этим интересуется. Археологической романтикой, раскопками, песнями у костра мало кого привлечёшь. На первом месте сейчас Интернет, онлайн-игры и телевизионные шоу. 

Поисковики, отдайте ордена

«АиФ» – НП»: – А как вы смотрите на поисковые отряды, которые ворошат окопы времён Великой Отечественной?

А.Г.: – Отношение противоречивое. Есть ребята, кто действительно переживают за наших погибших солдат, лежащих где-нибудь в Октябрьском районе у бабушки в огороде. А есть люди, готовые нажиться на этом. Под флагом поисковиков сейчас действует большое количество групп, которые без зазрения совести копают окопы, советские и немецкие, и всё, что нашли, – несут на базар. Например, на Краснооктябрьском рынке можно найти всё: от немецких жетонов до советских наград.

Проблема в том, что поисковые отряды действую бесконтрольно. В отличие от археологов они не получают Открытый лист, не ведут фотофиксации того, что нашли, не делают чертежи, не сдают отчёты в учреждения культуры. Получить лицензию на поисковую деятельность достаточно просто. Поэтому сейчас некоторые «поисковики» заодно с окопами времён войны копают и курганы, в которых они были вырыты. 

Справка «АиФ» – НП»

Александр Глухов – заведующий лабораторией археологии и этнографии Нижнего Поволжья Волжского гуманитарного института, кандидат исторических наук, доцент.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах