251

Артист Борис Рубашкин: «Я начинаю петь после второго литра вина»

В Волгограде с шестидневным визитом находится оперный баритон Борис Рубашкин. Впрочем, россиянам этот артист известен более не классическими ариями, а блатными песнями. Да, в одном человеке уживается тяга к высокому искусству с искренним интересом к тюремному фольклору.

Имя Рубашкина стало известно в Советском Союзе в конце 80-х годов, когда у него прошли первые концерты в нашей стране. Тогда же стали распространяться пластинки с его песнями. Самая известная, пожалуй, это «Чубчик кучерявый». Сам Борис Семенович сын эмигранта первой волны. Родился он в Болгарии, а живет и работает в Австрии.

– Мой отец родился в хуторе Заполянка под Даниловкой. Жил в Царицыне, – рассказывает Борис Рубашкин. – В 1921 году уехал в Турцию. Там были ужасные условия: голод, никаких медицинских услуг. Французы сказали нашим сдать оружие. Русский человек лучше погибнет, чем расстанется с оружием. И тогда болгарский царь Борис III открыл границу для русских. В Болгарии эмигранты нашли работу, были две русские школы. Там поднимался российский флаг, звучал российский гимн. Воспитание у нас было хорошее: любите свое Отечество, не забывайте, что вы казаки. А тогда это было то же самое, что русские.

Россияне не забыли доброты болгар. Рубашкин и имя свое получил в честь царя Бориса. Кстати, Рубашкиным Борис Семенович стал лишь в 70-х годах. Настоящая фамилия певца – Чернорубашкин.

Впрочем, европейской карьеры могло и не быть. Когда в Болгарию вошла Красная армия, эмигрантов стали звать в СССР. Семена Чернорубашкина вызвали в посольство и поздравили, что правительство решило вернуть ему советское гражданство. Однако казак ответил, что советского гражданства у него никогда и не было. Многие эмигранты пользовались нансеновскими паспортами (это документы, которые выдавались беженцам, не желавшим принимать гражданство другой страны).

– У нас был создан клуб советских граждан. Там показывали советские фильмы. Помню, как смотрели «Кубанских казаков». Там все в шелках, поют. И некоторые поехали домой. Но нам отец не позволил, – вспоминает Рубашкин.

В Болгарии Борис был танцором. А после эмиграции в Вену начал петь в русском ресторане «Жар-птица». Предложение работать Рубашкин получил после того, как, выпив, затянул: «Волга, Волга, мать родная…»

– Подошел человек ко мне: «Кто пел?» Я подумал, что это вышибала. А оказалось, что он певца ищет. А потом мой болгарский друг Здравко Николов привел профессоршу. Она сказала мне: «Мой сын, вы не рождены для этого ресторана». Я испугался: «А для какого ресторана я рожден?» Но она предложила идти к ней учиться пению.

В 1967 году Борис Семенович выиграл конкурс на должность баритона в Зальцбургской опере. На родине Моцарта Рубашкин один из самых уважаемых людей искусства. Он является почетным гражданином Зальцбурга, обладателем наград «Золотой бык» и «Кубок чести». Также он награжден «Золотым крестом» Австрии.

В 1993 году Борис Семенович побывал на родине своего отца. Когда ему сказали, что Даниловка находится «всего в 270 км от Волгограда», привыкший к Европе артист удивленно протянул: «Широка страна моя родная…» Нового приезда на историческую родину Рубашкин ждал 20 лет.

– Я думал: ехать – не ехать. Самолеты – вещь опасная, – говорит Борис Рубашкин с легким немецким акцентом. – Но я счастлив быть вновь в городе-герое. Вообще сейчас живу в Зальцбурге, часто отдыхаю в Италии. Сидим на берегу моря, пьем много вина. Приходят итальянцы, просят спеть O sole mio. А я им отвечаю, что начинаю петь только после второго литра вина. Через пять минут на столе – 10 литров вина. Ну что делать? Так и поддерживаю форму.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах