aif.ru counter
111

Волгоградцев не кормят природные богатства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Нижнее Поволжье 25/07/2012
Фото: Владимира ЧЕРНИКОВА

Геологии Николай Самусь посвятил полвека своей жизни, да и сейчас работает по  специальности в изыскательской фирме, которую возглавляет сын. Его мнение авторитетно для всех, кто соприкасается с этой областью нашей жизни, – от чиновников до рядовых граждан. Ведь землю и то, что кроется в ней, Николай Афанасьевич знает, как свои пять пальцев.

Рано списали село

– В этом году из-за очередной засухи уже списали 600 тысяч га зерновых, предполагаемый  урожай упал до рекордно низкой отметки в два с половиной миллиона тонн. Может быть, выгоднее зарабатывать на тех богатствах, что спрятаны в земле?

– Наша область в первую очередь богата территорией – по площади она больше 20 маленьких европейских стран, один только Палласовский  район крупнее Бельгии. Но эта обширная земля требует орошения, которое дало бы надёжный кусок хлеба на многие десятилетия. Он и был, но за последние годы поливные системы разрушены. И всё-таки сельское хозяйство остаётся нашей главной надеждой. Об этом говорят годы правления Владимира Калашникова. Тогда, в конце 80-х, по-настоящему занялись орошением, и валовой сбор зерна поднялся до 4,5 млн. тонн, а урожайность каждого гектара увеличилась почти втрое. Так что рано нам списывать село со счетов.

А недра наши по-прежнему богаты: в области есть запасы калийных солей и бишофита – это магниевая соль. Поваренной у нас хватит на всю планету, толщина её слоя в Прикаспийской низменности местами достигает двух-трёх километров. Полно и цементного сырья, то есть мела, особенно в междуречье Иловли и Бузулука.

Сейчас мы ведём инженерные изыскания возле села Усть-Грязнуха Камышинского района – там тоже будут строить цементный завод. Возможно, появится такое предприятие в Ольховском районе, мела там целые горы. Но пока его используют только в Михайловке, остальное лежит под спудом. Ведь построить цементный завод стоит больших денег, нужны инвестиции. Причём главное не добыча сырья, а переработка. Сейчас идёт переработка только поваренной соли на заводе «Каустик». Бишофит тоже может служить гораздо эффективнее, если наладить выработку из него магния. Это достаточно дорогой и востребованный металл, но есть проблема – куда девать вредный хлор, которого в бишофите огромное количество? Это задача для учёных.

– Бишофит собирались использовать в медицине и коммунальном хозяйстве для борьбы с гололёдом. Москва уже пробовала это делать, почему у нас не получается?

– Идёт лишь разговор о том, чтобы построить в Волгограде завод по переработке бишофита. До сих пор даже место не выбрали – были варианты с «Химпромом» и  Городищем. А использовать это вещество для содержания дорог чревато последствиями – бишофит очень гигроскопичен, после его нанесения асфальт может не высохнуть. 

Разведчики по домам

–  В Жирновском районе на половине нефтяных скважин насосы больше не работают. Всё выкачали?

– Насколько мне известно, разработка месторождений нефти на территории области стала нерентабельной. Да, нефть способна к воспроизводству, но скорость процесса до сих пор неизвестна. Поэтому скважины больше не могут кормить область, промышленных запасов газа у нас тоже не нашли. Это не значит, что углеводородов нет – просто их никто не ищет и не ведёт разведку. До 1990 года у нас были комплексные геологические экспедиции, они вели планомерную съёмку и поиск возможных месторождений полезных ископаемых. Работали круглый год и почти всегда что-то находили. Скажем, обнаружили запасы калийных солей в Котельниковском районе и близ Эльтона. Их долго не разрабатывали, хватало залежей в Приуралье. Сейчас калийных солей в том регионе убавилось, обратили внимание на наши месторождения, особенно в Котельниковском районе. Строят шахту, обустраивают территорию.

– Люди говорят, что разработкам будет мешать подземное озеро, на которое будто бы наткнулись в том месте. Даже размер называют – диаметром метров 300. 

– Думаю, это миф. Подземные воды есть, но находятся они в порах горных пород. Их может быть много, но никаких рек и озёр под землёй в природе не существует. Исключением можно считать карстовые полости, но они небольших размеров, от долей сантиметра до десятков метров. Это маленькие озерца в пещерах, и они всегда образуются выше регионального уровня подземных вод. А территория окрестностей Котельникова с момента формирования, то есть уже 400 тысяч лет, находится ниже уровня моря.

Море под городом

– Возможно ли у нас что-нибудь наподобие крымской трагедии, или Волгоградское водохранилище на крепком замке?

–  Чтобы смести плотину, нужен взрыв мощностью пять мегатонн. Но беда, как на Саяно-Шукшенской ГЭС, всё же возможна – там повлияли не природные, а человеческий фактор. Надеюсь, у нас до этого никогда не дойдёт. Зато у поймы беда уже обнажилась – из-за неправильно проведённых попусков паводковых вод она начала страдать безводьем. Ещё большая угроза надвигается со стороны Волжского: на поверхность могут быть вынесены стоки, которые до сих пор закачивают на глубину от 700 до 1000 метров некоторые предприятия химкомплекса. 

Объясню подробно. Когда подземные воды перетекают от Дона до Волги, их минерализация возрастает с 0,8 до 2,3 грамма солей на литр. А при протекании этих же вод за Волжский этот показатель подскакивает до 50–90 граммов! Вода становится в три раза солонее морской, и по разломам она поднимается почти до самой поверхности. С нею может быть вынесено всё, что закачивают в глубокие горизонты. Возможно, туда попадает и анилин. Это вещество проникает в любые поры, через кожу – в организм человека и резко затормаживает оборот кислорода в крови.

– Сейчас много говорят об угрозе строительства  у наших соседей – в Воронежской области – никелевого комбината.

– При производстве никеля из недр извлекают горную породу, в которой сам металл составляет небольшие проценты. Остальное идёт в отвал, а там могут быть мышьяк и другие токсичные вещества. Складировать отвалы очень сложно – к ним не должно быть доступа воды и даже воздуха. По имеющимся у меня данным, в Норильске эти условия соблюдали далеко не полностью. Где гарантия, что Волгоградская область станет исключением?

Плюс загрязнение поверхностных вод. Дон – это река, которая питает стратегический резерв питьевых вод нашего региона (треугольник Калач – Вертячий – Самофаловка). Дополнительное загрязнение этого резерва недопустимо – случись техногенная авария в бассейне Волги, и пить всем нам станет нечего.

ДОСЬЕ

Николай Афанасьевич Самусь родился на Украине. Окончил Харьковский государственный университет, с 1961 года работал в Волгоградском филиале института «Гидропроект» – геологом, руководителем группы исследований грунтов. Автор 60 публикаций и двух книг. Женат,  сын и  дочь – геологи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах