18093

Генералы неба. Ветеран авиации о том, чем наши летчики лучше американских

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Нижнее Поволжье №32 10/08/2016
Виталий Набоков.
Виталий Набоков. Из личного архива

«Лётчик - трудная, но красивая профессия. Это ощущение неба, свободы, полёта. Когда достигаешь мастерства, ты управляешь самолётом, как своим телом», - говорит генерал-майор авиации в отставке, заслуженный военный лётчик РФ Виталий Набоков. За 34 года он провёл в небе 4000 часов. Он был последним начальником гордости и боли Волгограда - Качинского высшего военного авиационного училища.

Последний качинец

Наталия Гладкая, «АиФ-Волгоград»: Вы командовали Качей в 90-е. Трудно было?

Виталий Набоков: - Время было трудное: разброд и шатание. Надо было поддержать в курсантах стимул, а перспектив не было. В 1992 году мы весь выпуск уволили в запас. Ситуация была критическая. Помню, приехал начальник железной дороги и говорит: у тебя людям цены нет - технари, грамотные, с отличной реакцией, здоровые. В общем, собрал он курс, выступил перед ним, и часть курсантов написали заявление - стали машинистами тепловоза.

Справка
Качинское высшее военное авиационное училище лётчиков было одним из ведущих поставщиков военных лётчиков для ВВС России с 1910 по 1998 год. За время существования училища там было подготовлено 16 574 лётчика. Из них 352 Героя Советского Союза, 17 Героев РФ, 119 заслуженных военных лётчиков и лётчиков-испытателей, 12 маршалов авиации и 200 генералов.
Продуктов было мало, приходилось даже хлеб в долг брать. Мы длительное время кормили курсантов перловкой. Были такие консервы «перловка с мясом» граммов по 400, а курсантов 500. И каждый день приходилось открывать до пятисот таких банок! Борщ варили из концентратов. На армейских складах хранились сушеные картошка, капуста, морковка - вот из них и варили. Трудные были времена, но выжили.

- Тогда почему Качу расформировали?

- Начали проводить оптимизацию. В СССР было 18 лётных училищ, а оставили в итоге фактически два. Хотя я до последнего бился за училище. Главком ВВС обещал сохранить Качу. Мы даже протолкнули решение через Госдуму. Но пришёл другой главком и перекроил всю стратегию.

- Всего два?! А не мало для такой огромной страны?

- После «оптимизации» в 2000-е вдруг оказалось, что у нас лётчики годами неба не видели, топлива не было, машин не было. Часть перспективных ребят ушла в гражданский флот, бизнес или уехала за рубеж. Помню, когда израильскую армию раньше по телевизору показывали, я много лиц угадывал.

Штаты «зачесались», увидев, что мы по некоторым позициям их превосходим. В Сирии у них показательные выступления. Раз в неделю в пустыню выкинут боеприпасы и всё, без всякого подтверждения. У нас же всё серьёзно.

- А в Сирии ваших выпускников нет?

- Есть. Ситуация изменилась с 2012 года, и к Сирии мы уже были более-менее подготовлены. Все лётчики, которые там побывали, получили колоссальный опыт!

О важности пятой точки

- Мы вернулись в авиации к уровню СССР?

- Вернулись. И надеюсь, что удержим эту планку. Штаты «зачесались», увидев, что мы по некоторым позициям их превосходим. В Сирии у них показательные выступления. Раз в неделю в пустыню выкинут боеприпасы и всё, без всякого подтверждения. У нас же всё серьёзно. Да, есть потери. Но сколько гибнет наркоманов? 30 000 в год! Ещё 26 000 россиян гибнут на дорогах. Самолёты падают, хотя сейчас меньше…

Этот памятник и плеяда замечательных людей, пожалуй, всё, что осталось от знаменитого училища.
Этот памятник и плеяда замечательных людей, пожалуй, всё, что осталось от знаменитого училища. Фото: АиФ/ Наталия Гладкая

- В 99,9% случаев, когда падает самолёт, виновными называют пилотов. В гражданской авиации действительно так плохо готовят кадры или это попытка списать на мёртвого?

- Во-первых, как в военной авиации, так и в гражданской были годы разрухи. Училища разогнали. У нас сегодня фактически нет системы подготовки лётчиков гражданской авиации. Её только возрождают.

Во-вторых, мы отказались от своих самолётов гражданских и перешли на «боинги» и аэробусы, а это самолёты совсем другого класса, другого поколения, другого подхода. Там не надо думать - думает машина. Вместо ручки штурвала у них джойстик.

Виталий Набоков за штурвалом.
Виталий Набоков за штурвалом. Фото: Из личного архива

У меня был штурвал, так я самолёт, как своё тело ощущал: чувствовал нагрузку на ручку, чувствовал реакцию самолёта на мои действия. А с джойстиком это невозможно.

Вместо кучи приборов теперь перед пилотом монитор. Нас готовили выживать, думать, принимать решения в критической ситуации, соображать во время полёта. А теперь за тебя думает машина, а летит автопилот.

Сейчас, может, даже не сто­лько плохо пилоты подготовлены, сколько такая система расслабляет. Да сравните с американцами. Если их бросить в наши условия в Сирии - они не справятся. Они не привыкли в экстремальных условиях работать. Пока лагерь не оборудуют, тёплые туалеты не поставят, душ не заработает - американец туда воевать не пойдёт. А у нас выкинули в горно-пустынной местности - и выживай. Знаете, что лётчики проходят программу по выживанию?

- Нет.

- Группу лётчиков забрасывают в труднодоступную местность - пустыню или горы, лесной массив. С собой – по минимуму продукты питания, вода, приспособления для выживания, запас патронов, летом снасть рыболовецкая, зимой снегоступы, всё для разжигания костра. И мы должны организовать лагерь, ночлег, питание; знать, как бороться с хищниками, как поймать ящерицу, как её съесть и т. д

В Союзе к исследованиям человеческих возможностей подходили очень серьёзно. У меня в полку проводили испытания: как реагирует тело лётчика на нагрузки. И среди прочего было курьёзное исследование. Лётчику сделали укол новокаина (обезболивающее. - Авт.) в пятую точку и посадили в самолёт с инструктором. Так вот, управлять машиной человек с уколом не смог, потому что один из основных рецепторов, который связывает человека с летательным аппаратом, - это попа.

- Помните: «А город подумал - ученья идут»? Сейчас лётчики отведут отказавшую машину от города ценой своей жизни?

- Пилоты до последнего уводят самолёт от населённых пунктов. И вертолётчик в Сирии от кишлака подбитый вертолёт уводил, и под Кубинкой разбившийся пилотажник. В этих ситуациях человек борется не столько за жизнь, сколько с самолётом.

Почему лётчики не катапультируются? Да они боятся, что их обвинят. Я попадал в такую ситуацию, и первая мысль: прыгну, а потом, а ведь не скажут, что молодец, а скажут: «Пиши рапорт, давай документы и лётную книжку».

Так вот как пропал Экзюпери!

- А как Чкалов и Осипенко ставили свои рекорды?! Ведь у них ни навигаторов, ни компьютеров не было…

- Я в 1964-м поступил в Качинское училище, где нас учили на карте рассчитать маршрут, определить зоны, которые нужно облететь, уметь определить своё местоположение по карте. Из приборов в те времена был радиокомпас, на котором настраивалась частота Волгограда или другого города или аэродрома.

Досье
Виталий Набоков. Родился в 1947 году на Ставрополье. Окончил Качинское училище, затем Академию им. Гагарина. Занимался подготовкой иностранных лётчиков. В 1990 году стал начальником Качинского училища. В 1998 году был заместителем председателя комитета по образованию Волгоградской области. Потом 17 лет был начальником службы инкассации Центробанка в Волгограде. Председатель ОО «Генералы Волгограда». Кандидат исторических наук, профессор.
Например, под Волгоградом была широковещательная станция, которая круглые сутки работала на заданной частоте. И из любой точки Советского Союза я мог настроить свой компас на эту частоту, приборная стрелка показывала на неё направление. Ещё у лётчиков в те времена была карта местности с нанесённой сеткой магнитных склонений. Был магнитный компас, который показывал строго на север. Но земля не стоит на месте - она крутится, она как гироскоп. А гироскоп имеет свою прецессию - колебания оси. И лётчиков учили их учитывать и рассчитывать маршрут полёта.

И вот Чкалов при полёте через Северный полюс шёл по стрелке магнитного компаса, он должен был по карте определить магнитное склонение в данной местности, ввести по нему поправку по направлению (то есть держать не строго на север, а на градус правее или левее), плюс скорость и направление ветра и вращение земли. А если вошёл в облака, то идёт счисление пути. Есть такое понятие - путевая скорость. Прибор показывает одну, а фактически по отношению к земле самолёт перемещается с другой скоростью. Например, по времени Волгоград - Москва вы сколько летите?

- 1 час 40 минут примерно…

- Верно. А обратно вы летите примерно 1 час 20 минут. Это потому что планета вращается с востока на запад, а атмосфера - наоборот, что при полёте в Москву увеличивает время в пути, а когда обратно - уменьшает.

А теперь представьте: как было трудно Чкалову и другим первым лётчикам.

- Теперь понятно, почему исчез Экзюпери…

- Да, он просто что-то не так вычислил. Сейчас по старинке не летают. Карты заменила система GPS. Но это опасно. Помните грузинскую кампанию 2008 года? ГЛОНАСС тогда был слабенький. И у нашей армии вдруг стали недоступны сотовые телефоны, радиостанции, наша танковая колонна пошла и вдруг оказалась не там. Поэтому надо лётчикам и по картам уметь летать.

- Мне кажется, лётчики немного поэты. Летишь, облака, солнце…

- Скорее романтики. Я читал в молодости: «Счастливые люди лётчики - они могут каждый день наблюдать рассвет». Потому что полёты начинаются на рассвете. Мы обычно смеялись: счастливые те, кто не знает счастья каждый день встречать рассвет. Вставать-то приходилось в три часа ночи. С одной стороны, это трудная и опасная профессия, с другой - красивая. Свобода, ощущение полёта - это того стоит.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах