32450

Мама за решеткой. Как живут женщины в волгоградской исправительной колонии

Надежда Кузьмина / АиФ

Колючая проволока, охрана, режим. Каждый день у заключенных Ленинской женской колонии, единственной в Волгоградской области, начинается и заканчивается одинаково. Только воспоминания о детях помогают несколько скрасить эту гнетущую атмосферу.

Анжела: «Я поломала жизнь своему ребенку»

Скоро праздник – День матери, а значит, в женскую колонию Ленинска заключенных приедут навестить родственники.

В комнате длительных свиданий готовят обед. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Комнаты длительных свиданий в колонии редко бывают пустыми. Вот и сегодня на кухне пахнет густым борщом, на столе — вареники и котлеты, а по коридору беззаботно прогуливаются маленькие дети. Словно это и не колония, а небольшое семейное общежитие.

Всего в колонии общего режима содержатся 330 женщин, еще 47 находятся рядом – в колонии-поселении. У всех разные судьбы, но пока итог один – срок.

У Анжелы растет 10-летняя дочь. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

«Я скоро поеду домой. Наконец, обниму свою доченьку, поцелую», – говорит, прибирая комнату для свиданий, 26-летняя Анжела.

Москвичка Анжела в ленинскую колонию попала после «малолетки». Статья 105. Убийство. Отсидела уже восемь лет. Недавно был суд, на котором рассматривали прошение Анжелы об условно-досрочном освобождении. Суд пошел навстречу девушке, и Анжела уже буквально считает дни до выхода на волю.

«Каждый день мысли только о дочке, – признается Анжела, – потому что своим поступком я жизнь поломала в первую очередь ей. Скорее бы прийти обнять её, расцеловать, быть только рядом с ней. Конечно, сначала мне нужно найти работу. Квартира у нас с ней есть. Я думаю, все у нас наладится, и мне ее отдадут».

Лена: «Не хочу видеть детей в колонии»

В колонии две промышленные зоны. На одной женщины занимаются переборкой лука, на второй – шьют спецодежду. В швейной мастерской громко работает радио, жужжат машинки.

Елена Кравченко старается делать аккуратные строчки. Она в колонии недавно. Попала первый раз, за разбой. Дома остались двое детей – 15-летний Артем и маленький Антон, которому недавно исполнилось 2 года и 8 месяцев.

Елена Кравченко работает в колонии швеёй. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

«Очень плохо без детей, – признается Лена, – но я бы не хотела, чтобы они сюда приходили. Не хочу травмировать психику ни свою, ни ребенка. – Вспоминая о детях, Лена начинает плакать. – Родственники меня поддерживают, конечно, а что меня поддерживать? Они детей моих содержат, это главное. Что я еще могу просить?»

Сейчас для Лены главное – дисциплина и примерное поведение. Именно они – залог ее возможного досрочного освобождения.

Татьяна: «Срок для нас с мужем – не испытание»

Мы проходим мимо веревок, на которых сушится белье, к корпусам, где живут осужденные женщины. На стене одного из зданий – огромный плакат. На нем изображена невероятной красоты женщина верхом на белоснежной лошади.

Картина на фасаде одного из зданий в колонии. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

«Ты, женщина, –- источник света.

Таинственна, нежна, прекрасна и горда.

Ты – пламя очага, тепло семьи и дома.

Ты – свет, что на земле не гаснет никогда», – написаны стихи на плакате.

«Вы знаете, в жизни бывают всякие ситуации, вот и у меня было тяжелое положение. Не знаю, чем я на тот момент думала. Решилась на этот поступок, ничего не успела еще сделать, просто задумала, но не получилось», – говорит Татьяна Петрова. В колонию она попала четыре года назад, когда ей исполнился 51 год. Статья 228. Распространение наркотиков. Дали восемь лет.

Татьяна попала впервые в колонию, когда ей уже было за 50. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

«У меня двое сыновей, четверо внуков. Мне их моральная поддержка очень важна, – признается Татьяна, – а еще меня очень поддерживает муж. Мы с ним уже 34 года вместе. Наши чувства прошли проверку временем, поэтому тюремный срок для нас не испытание. Мы созданы друг для друга».

Клянутся, но не забирают

«Как правило, если срок большой, мужья бросают – не выдерживают. Дети остаются с бабушками, тетями», – говорит заместитель начальника колонии Ольга Леонтьева.

Женская исправительная колония в Ленинске – единственная в Волгоградской области. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Бывают в колонии и свадьбы, а вот детей рождается немного. Роды в колонии – хлопотное дело. Рожениц приходится возить в родильные дома в соседние города, а потом возвращать обратно…но уже без детей.

«В Волгоградской области нет таких исправительных учреждений, чтобы женщины содержались с детьми, – говорит Ольга Леонтьева,– поэтому, если родственники не хотят брать малышей к себе, они попадают в детские дома. Мы взаимодействуем с этими учреждениями очень тесно. Лично мне звонят директора, присылают сюда запросы, и вместе мы отслеживаем – забирают мамы после освобождения своих детей или нет. Могу вам сказать, за последние два года у нас вышли четыре осужденные по УДО. Каждая из них клялась, что она поедет за детьми, и ни одна не забрала. До сих пор нам шлют запросы, с просьбами сообщить, где они находятся. Но дальнейшая судьба этих женщин нам неизвестна».

30 ноября, в День матери, в клубе при колонии пройдет праздничный концерт. Осужденные женщины специально к этому дню подготовили красочные номера, сшили костюмы, выучили стихи. Будет все, как в обычных домах культуры. Только не будет главного – детей в колонию не пустят.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах