8825

30 тысяч роз. Почему цветы Волгоградского розария пахнут лучше европейских

Григорий Белозеров / АиФ-Волгоград

В Красноармейском районе Волгограда, вдалеке от дорог и жилых домов, выращивают невероятной красоты розы. Еще 6 лет назад здесь был пустырь. За год он превратился в современный тепличный комплекс. 8 марта 2010 года его создатели получили первый срез роз. Сегодня здесь каждый день срезают до 30 тысяч цветов и отправляют их в Москву, Пензу, Ростов, Екатеринбург, Белгород.

Площадь теплицы 3 гектара. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Субтропики в степи

Главный агроном теплично-хозяйственного комплекса Андрей Рязанов открывает перед нами большую дверь в теплицу. Внутри тепло (+ 28 С°), влажно (70-80%) и витает легкий аромат цветов.

«Здесь июнь, но не волгоградский, – говорит Андрей. – Этот микроклимат можно сравнить с субтропиками».

Андрей Рязанов. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Кусты роз сидят, как на жердочках, на металлических основаниях в нескольких десятков сантиметров над землей. Цветы растут не в грунте, а в специальном субстрате, он чем-то напоминает утеплитель. Это минеральная или каменная вата, которая идеально подходит для выращивания тепличных роз. Рядом с каждым кустом – тонкая пластиковая трубка. Раздается звук кипящего чайника и по трубочкам начинает капать вода – пошел полив.

Розы растут на минеральной вате. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«В день на полив 3 гектаров роз уходит около 100 кубов воды, – рассказывает главный агроном. – Используем воду из центрального водопровода, но после нескольких этапов фильтрации. Волгоградская вода карбонатная, даже после тысячи фильтров все равно остаются какие-то отложения. А скоро начнется паводок, и вода станет еще хуже».

Жизнеспособность теплиц поддерживают специальные программные комплексы. Они контролируют освещение, температуру, открывают и закрывают специальные шторы, создают туман и каждую секунду анализируют сотни параметров: направление ветра, радиация солнца, содержание углекислоты в воздухе, состав воды и т.д. Тепло и электричество для розария производят автономные энергоцентры, работающие на газе.

Автономный энергоцентр. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«Автоматизация упрощает и ускоряет работу, позволяет задействовать меньше людей. Надо было бы 5 человек нанять, чтобы они следили за микроклиматом, а так я один сажусь за компьютер и все контролирую», – поясняет Андрей Рязанов.

Но, несмотря на автоматизацию, за всеми цветами надо следить и ухаживать. С розами на предприятии работает 59 человек. За каждым работником в теплице закреплен участок в тысячу квадратных метров. Здесь за розами ухаживают только девушки, так как русские мужчины, в отличие от голландских, не годятся для такой кропотливой работы.

За розами ухаживают только женщины. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Лепс, 5'Nizza и три кота

Теплицы Волгоградского розария поделены на две части: самый первый гектар, с которого все начиналось и на котором до сих пор растут посаженные 5 лет назад розы, и два гектара новых цветов. Во второй части температура выше всего на 2 градуса, но это чувствуется сразу, едва Андрей открывает дверь в теплицу.

«На улице вы такой разницы не почувствуете, – комментирует он. – Вот что значит микроклимат».

Работает радио, Лепс поет про то, какой он счастливый, девушки в фартуках собирают розы и складывают их в алюминиевые тележки V-образной формы. Тележки проезжают мимо с диким грохотом, заглушающим завывания Лепса.

Цветы в теплице собирают в V-образные тележки. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«А музыка играет для работниц или для цветов?» – спрашиваю я.

«И для тех, и для других. Все должно быть в гармонии. Музыка влияет на рост цветка. Определенного репертуара у нас нет, главное, чтобы позитивные песни были», – говорит Андрей. На радиоволнах Лепса меняет группа 5'Nizza.

Еще одна порция позитива в теплице – полосатый кот, он, по словам Андрея, «регулирует мышиное народонаселение».

«Полевые мышки имеют противную привычку бежать в тепло. В сентябре здесь все пищит под ногами. Мыши пытаются съесть бутон, делают себе гнезда в минеральной вате. Поэтому мы завели здесь 3 котов», – рассказывает агроном.

Синие и желтые ловушки нужны для анализа ситуации с вредителями. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

С паразитами поменьше, как и с мышами, в розарии борются с помощью их естественных природных противников. Химией не пользуются вообще.

По словам Андрея, самая высокая урожайность в теплице весной и осенью. Зимой цветам не хватает солнечного света, а искусственной досветкой его полноценно не заменишь. Летом тяжело бороться с иссушающей волгоградской жарой.

Вклад в науку

Один розовый куст за 5 лет, срок своей службы в теплице, в среднем дает 300 цветов. В процессе выращивания можно повлиять на рост, толщину стебля, диаметр бутона, листовую поверхность, количество цветков от одного куста, но аромат зависит только от сорта.

Кусты роз пересаживают раз в 5-6 лет. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Андрею Рязанову в ближайшее время предстоит защищать кандидатскую в Волгоградском аграрном университете. На вопрос о теме научной работы отвечает, что не про розы.

«Дело в том, что этот цветок в России не изучен вообще. Нет работ, на которые можно было бы опереться. Всему учимся у голландцев. Они уже десятки лет розы выращивают», – говорит агроном.

У Андрея в розарии даже есть свой участок для опытов и научных экспериментов. Но он его никому не показывает. Предприятие делает весомый вклад в науку. Сюда хотели бы попасть многие институты, чтобы изучить результаты работы розария, но волгоградцы ревностно охраняют накопленные знания.

Розы срезают два раза в день. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

После подробного рассказа о том, как в Голландии развито цветоводство, спрашиваю у Андрея, не хотелось бы ему туда уехать работать.

«Даже за деньги не поеду, – категорично заявляет он. – Перенять опыт – да, но работать – нет, ведь сейчас такая ситуация во внешней политике... Тем более я здесь уже два года работаю. Как можно все бросить, когда ты видел этот куст вот таким маленьким черенком, когда сам срезал с него первый цветок».

«Здесь нет нелюбимых цветов»

Из теплицы цветы попадают на сортировку. Сортировочная машина разбирает все 24 сорта роз, выращиваемые в волгоградских теплицах, по длине и раскрытию бутона. Затем цветы упаковывают в перфорированную пленку. Упаковки с розами помещают в пластиковые контейнеры с водой. И здесь, несмотря на автоматизацию, без женских рук никуда. По словам работниц цеха, они могли бы посоревноваться с сортировочной машиной в скорости и качестве работы.

Сортировочная машина. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

В ходе сортировки некоторые цветы отбраковываются. Такие розы отвозят за территорию тепличного комплекса на специальный полигон. Там они чаще всего поедаются местными баранами.

Андрей рассказывает о сортах, выращиваемых в Волгоградском розарии:

«Это Red Naomi, – агроном показывает на ярко-красную россыпь цветов, ожидающую своей очереди на сортировку. – Нетленная классика, обязательный цветок на российском рынке».

Red Naomi. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«А это наша звезда White Nights, – подходим с Андреем к тележке с пышными белыми розами. – Могу похвастаться, мы единственные в мире, кто выращивает этот сорт. Он нигде не пошел, только у нас. Его вывели в Голландии несколько лет назад, но он там не прижился. Солнце, биологические часы, время рассвета и время заката: все влияет на цветок. У нас этот цветок раскрылся. Этим сортом я горжусь, он как ребенок».

White Nights. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«А какой сорт ваш самый любимый?» – спрашиваю Андрея.

«Нельзя относиться к одному лучше, чем к остальным, – говорит агроном. – Здесь нет нелюбимых цветов, нелюбимых работников. Надо ко всему относиться с душой. Если не погрузишься целиком в работу, не подойдешь к ней с оптимизмом и улыбкой, то ничего не получится. Человек, который не любит цветы, здесь работать не сможет. Участок, на котором трудятся скрепя зубами, будет выбиваться из плана и выглядеть совершенно по-другому».

Упаковка цветов. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Гербарий из Европы

После сортировки цветы в пластиковых контейнерах со специальной жидкостью помещают в холодильник. Здесь розы должны простоять минимум сутки, чтобы напитаться влагой. Если цветок сразу после срезки отдать покупателю, он завянет в течение нескольких часов.

В холодильнике может поместиться 100 тысяч роз. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Холодильник в розарии – небольшое помещение со стеллажами, куда может поместиться до 100 тысяч цветов. Здесь, при температуре +3 С°, сильнее всего чувствуется запах роз.

После суток в холоде цветы идут на продажу. Больше никаких фокусов и хитростей для продления жизни растения. Именно благодаря этому волгоградские розы славятся своим ароматом и стойкостью – в среднем они могут благоухать в вазе и радовать своей красотой около 14 дней.

Чтобы цветок простоял дольше, Андрей советует подрезать стебли под углом, поместить их в вазу с холодной водой и добавить туда аспирин. Воду надо менять каждый день.

Волгоградские розы могут простоять в вазе 2 недели. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«Розы, которые приезжают из Европы, сложно назвать живыми, – говорит Андрей Рязанов. – Там применяется сухая транспортировка: лежащую розу обрабатывают консервантом и без воды в таком состоянии везут в другие страны. Так они могут ехать до покупателя две недели. Консервант замораживает в ней все жизненные процессы, а мы после покупки хотим, чтобы она распускалась и пахла. Она уже мертвая, это гербарий, который, дай бог, три дня простоит».

Нелюбимое 8 Марта

Готовиться к 8 Марта в теплице начинают в конце ноября – агроном составляет план, чтобы хозяйство подошло к празднику на пике формы, показало высокую урожайность. Директор Волгоградского розария Алексей Гуляев признается, что не любит 8 Марта:

«Ненавижу этот день: мужики все выгребают, а потом до конца апреля цветы вообще никому не нужны. Лучше бы не было этих бумов 14 февраля, 1 сентября и 25 мая и все бы шло равномерно, как в остальные дни: кто-то умер, кто-то родился, кто-то женился. А еще в Волгограде цветочный ажиотаж начинается, когда привозят какую-нибудь икону или мощи».

Директор Алексей Гуляев и коммерческий директор Марина Панченко. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

Несколько лет назад Волгоградский розарий начал открывать в городе свои фирменные магазины. Сейчас их уже 20. Как признается директор, идея открыть торговые точки возникла из-за того, что «оптовики выкручивают руки, пытаются диктовать свои условия».

«Русские на цветочных аукционах в Голландии обычно закупают отбраковку, а продают, как нормальные цветы. В оптовой закупке роза из Европы идет от 100 рублей. Мы стараемся держать цену в районе 60-70 рублей», – говорит Алексей.

Цветочная авантюра

Скачок валюты сильно ударил по розарию. Ведь, помимо того, что посадочный материал приходится покупать в Европе, давит еще и валютный кредит, взятый на развитие бизнеса.

«Гасили-гасили мы это кредитное тело, и тут оно снова выросло практически до прежнего объема. Представляете? – говорит Алексей. – Я после нового года думал: «Может замок повесить?». На все это ушли бешеные вложения, розарий не окупит себя еще много лет. Особенно после такого скачка евро. Конечно, все это авантюра. Мы не знали, что будут такие сложности, думали, что все будет красиво. До сих пор наступаем на грабли и набиваем шишки. Но если отдать хозяйство другому человеку, то положить его можно через месяц или два».

Розарий - это красивая авантюра. Фото: АиФ-Волгоград/ Григорий Белозеров

«А почему именно розы?» – спрашиваю Алексея.

«Идея родилась спонтанно, – говорит он с улыбкой. – В 2008 году увидели по телевизору, как цветут розы в Голландии, решили попробовать в Волгоградской области и до сих пор глаз не можем оторвать от этой красоты».

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах