2062

Шествие заразы. Почему АЧС продолжает захватывать Волгоградскую область?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Нижнее Поволжье №32 09/08/2017
Фермер в одиночку ведёт борьбу с инфекционным заболеванием.
Фермер в одиночку ведёт борьбу с инфекционным заболеванием. © / Лариса Шеремет / АиФ

В пламени кострищ из свиных туш горят надежды сельских жителей на нормальную жизнь. Для многих из них домашнее хозяйство - единственный источник существования, который помогает выжить.

«Победное» шествие заразы

В этом году трагедия под названием АЧС довела фактически до полного краха сельских жителей восьми районов области: Среднеахтубинского, Городищенского, Даниловского, Камышинского, Светлоярского, Иловлинского, Калачёвского районов и о. Сарпинский в Кировском районе Волгограда. Компенсации за отчуждённых (уничтоженных) свиней являются слабым утешением в горе, но в сумме эти выплаты составляют колоссальные средства, которые выплачиваются из бюджета региона. И есть основания полагать, что убытки из казны будут только возрастать, потому что скорость распространения заразы по региону растёт с каждым днём. Первая вспышка АЧС в этом году была зафиксирована в Среднеахтубинском районе 4 июня. Следующим в список неблагополучных районов уже через девять дней попал Городищенский район. В дальнейшем поступала информация о регистрации всё новых очагов. Резонно возникает вопрос: а в состоянии ли ветеринарные службы региона остановить масштабное распространение вируса? Почему всего через несколько недель в районах, где проведены карантинные мероприятия, фиксируются  новые вспышки чумы? 

Как известно, против АЧС нет ни вакцины, ни противоядия. Единственная возможность противостоять чуме и спасти свинопоголовье от гибели - создать в регионе надёжные барьеры, гарантирующие от завоза заражённых животных, кормов; установить строгий контроль за домашними подворьями, где разводят свиней; проводить профилактическую работу с населением и разъяснять опасность заболевания; в случае малейших признаков опасности - локализовать возможный очаг распространения. Главный ветеринар области Галина Аликова ежегодно предоставляет губернатору отчёт о проделанной в этом направлении работе и стратегических планах по профилактике АЧС на будущее. Пункты этого документа как «Отче наш» знает каждый ветеринар области. Но почему-то в жизни некоторые представители ветеринарной службы действуют с точностью до наоборот.

Борьба с «африканкой» 

Мы неоднократно писали о слабых местах в защите от АЧС на территории калачёвского района. Так, например, на окраине Калача недалеко от федеральной трассы много лет фактически под носом у Калачёвской ветеринарной службы процветает стихийная  торговля живым товаром, в том числе и поросятами, различными кормами, неизвестно из каких районов завезёнными. Не надо было обладать провидением Ванги для того, чтобы предположить, что рано или поздно при таких брешах в защите от АЧС Калачёвский район накроет чума. Сведения, упомянутые в статье, были проигнорированы областным комитетом ветеринарии и главным ветеринаром района Андреем Коржовым, а через три недели после выхода статьи «грянул гром» - не где-то на выселках, а в самом Калаче-на-Дону официально объявили о появлении очага АЧС и введении карантина. Мы провели собственное расследование и выяснили, что калачёвские ветеринары как минимум больше месяца скрывали, что в подведомственном  им районе подозрительно часто дохнут свиньи. Владельцев личного подсобного хозяйства супругов Верескуновых из Калача-на-Дону сейчас местные ветеринары старательно пытаются представить очагом «африканки» и обвинить в завозе заразы. И это несмотря на то, что в течение как минимум полутора месяцев до возникновения проблем в подворье Верескуновых в посадках на окраине центральной районной усадьбы стали частенько появляться свиные туши, а по району ползли упорные слухи о падеже. Жители Калача рассказали нам о том, как обращались к местным ветеринарам за помощью при первых предвестниках болезни. Местного эпизоотолога районной станции по борьбе с болезнями животных Юрия Лосева не настороживали синюшные пятна на свиньях, он выписывал всем подряд, как панацею, бициллин, а когда животные дохли, советовал сжигать туши на местной свалке. Ветеринары не брали патматериал у животных, не заморачивались с анализами. Эту же тактику выжидания они решили применить и в случае с Верескуновыми. Когда у них за два дня «сгорела» свиноматка, они обратились к ветеринарам за помощью. Юрий Лосев и главный районный ветеринарный врач Андрей Коржов осмотрели павшее животное.

За 1,5 месяца на лекарства потрачено 70 тыс. рублей.
За 1,5 месяца на лекарства потрачено 70 тыс. рублей. Фото: АиФ/ Лариса Шеремет

«На ушах и брюхе были синюшные пятна. Но ветеринары сказали: ничего страшного, наверное, съела что-нибудь. Они не хотели, но я настояла, чтобы они взяли материал от мертвой свиньи на исследование в лаборатории, - рассказывает Галина Верескунова. - Нехотя, но они отрезали кусочек от туши и, ничего не пломбируя, не протоколируя, просто положили его в пакет. Я вообще не знаю, возили они этот патматериал на анализы, но через некоторое время ветеринары нам сообщили, что свиноматка была абсолютно здорова, так, видимо, от переизбытка этого здоровья и померла. По распоряжению Коржова мы отвезли хоронить тушу в скотомогильник одного из крупнейших племхозяйств области. На следующее утро, это было 12 июля, мы потеряли сразу трёх поросят, и также, как у их мамки, на ушах и брюхе у них были синюшные пятна. Опять вызвали ветеринаров Коржова и Лосева. Пока они в нашем дворе делали вскрытие, при них ещё двое поросят умерли. Опять ничего не пломбируя, просто  в пакетик сложили материал для анализов. Я уже не верила их анализам и спросила Коржова, могу ли я сама заказать экспертизу. Он сказал, что за деньги можно. Я и повезла материал в Волгоград. Заплатила 3,5 тысячи за анализ, это при моей-то зарплате в 8 тысяч рублей. Меня насторожило, что в списке «болячек», на которые собирались исследовать патматериал поросят, не было АЧС. Тогда я позвонила на «горячую линию» по АЧС Россельхознадзора в Ростове и поделилась своей бедой. Я уверена, что этот звонок сыграл роль, вечером позвонил Коржов и заявил, что у нас обнаружили АЧС». 

Местные ветеринары приступили к героической борьбе с «африканкой». Они засыпали подворье Верескуновых, словно в отместку за упорство, таким густым слоем дезинфицируещих средств, что на этом участке лет двадцать не то что чума, сорняк не вырастет. А в остальном…  Мы были 14 июля в Калаче в день объявления карантина. Никакой суеты, никаких ветеринарно-полицейских кордонов и дезбарьеров на въездах в Калач. Лишь на следующий день и только на одном из шести выездов из очагового населённого пункта соорудили из соломы дезинфицирующую полосу, которую должны были обильно пропитать специальным раствором. Но, видимо, пожалели жидкости. Калачёвцы сняли видео о том, как солому сдувает ветром с «барьера». Стоит ли удивляться тому, что чуму проезжающие машины  разнесли колёсами вдоль трассы. И с интервалом в один-два дня «заполыхали» Рогачик, Береславка, Ильёвка, Прудбой, Приканальный,  Мариновка, Приморский, Пятизбянка - практически все поселения Калачёвского района. При этом, что удивительно, областной комитет ветеринарии определил, что вектор распространения  по поселениям Калачёвского района направлен из соседнего Городищенского района. Может в очередной раз руководство облкомветеринарии пытается «вывести из под удара критики, спасти репутацию главного калачёвского ветеринара? Остаётся только догадываться, чем так дорог начальству этот специалист, под руководством которого была благополучно развалена районная ветеринарная служба. И беспомощность ветврачей в условиях АЧС -  лучшее тому доказательство. Жители Калачёвского района рассказали, что за два дня до отчуждения свиней их предупреждали и ставили перед выбором: либо свиньи идут на уничтожение и владельцы получают компенсации, либо «режь на мясо для себя». Но кто знает, сколько потенциально опасной свинины было в период карантина вывезено с территории района сквозь «дырявые» кордоны. Кроме того, есть основания полагать, что зачистка от свинопоголовья была проведена некачественно. И сегодня в карантинной зоне в некоторых подворьях есть свиньи.

АЧС - это цветочки

Но АЧС - уже не самое страшная беда, что грозит сельскому хозяйству региона. Нодулярный дерматит крупного рогатого скота - вот чего нужно сегодня  по-настоящему опасаться. По данным регионального Управления Россельхознадзора, эта инфекционная болезнь, вызываемая вирусом, на территории Волгоградской области впервые была зарегистрирована в 2016 году в трёх муниципальных районах региона: Светлоярском, Чернышковском, Октябрьском (всего 9 случаев). В 2017 году зарегистрирован один случай «нодулярки» на территории Волгограда в Кировском районе на острове Сарпинском в личном подсобном хозяйстве. Летальность при нодулярном дерматите крупного рогатого скота не превышает 10%. В то же время экономический ущерб значительный ввиду того, что снижается молочная и мясная продуктивность, качество кожевенного сырья, нарушается половая цикличность у коров, а у быков развивается временная половая стерильность. В нашей области ветеринарной службой проводится вакцинация животных, у животных, привитых вакциной, создаётся иммунитет. Управление Россельхознадзора просит владельцев быть бдительными, вовремя прививать своё поголовье, внимательно следить за самочувствием КРС и при первых признаках недомогания обращаться к ветеринарным специалистам.

Житель села Пятиизбянка в Калачевском районе Умеджон Мусоев в личном подсобном хозяйстве разводит КРС. В июне этого года у него было 60 голов. За два месяца поголовье сократилось вдвое.

Умеджон называет себя «законником», потому что старается всё делать по правилам. Если он приобретал скот или в стаде произошёл отёл, он сообщал главе поселения и местному ветеринару, чтобы поставили  новые головы на учёт, провели карантинный осмотр,  пробирковали, привили, если надо, от всех опасных болезней. Как рассказал Умеджон,  год назад в Пятиизбянке появилась новый участковый ветеринар Виктория Викторовна, которая сразу же заявила: «Для вас я царь и бог». Но обходы и осмотры коров она, видимо, считала нецарским делом.

«Никакой профилактики она не делала. Коровы не пробиркованы, не привиты ни от ящура, ни от «сибирки», ни от нодулярного дерматита. Кровь у коров редко, но брала на анализы, за это она с меня деньги получала, но никаких чеков, квитанций о получении денег никогда не выдавала. Когда я попросил дать мне хотя бы  справку, что я оплатил, она сильно оскорбилась, что «нерусский тут выступает»,  и после этого перестала отвечать на мои звонки», - рассказывает Умеджон Сабурович. 

Когда затемпературили одновременно пять стельных коров, появились первые признаки нодулярного дерматита Умеджон всё же достучался до участкового ветврача, которая послала его: «Иди куда хочешь». Мусоев отправился в районную ветслужбу  Калача. Там поделился своей бедой с эпизоотологом Лосевым.

«Я говорю: у нас дерматит на подворье, а он говорит: мы закроем глаза - продавай, а будешь жаловаться, это бесполезно, нам ничего не будет. За дерматит тебя же штрафанём. Когда пять коров сдохли, он приехал, посмотрел, признал: «Да, «нодулярка». И то приехал после того, как я пообещал привезти туши в Калач к ним в ветслужбу. Приехал ветврач из района, сделал всем  моим коровам прививки. Это было 16 июня. И после этого о нас забыли. Но проблема осталась», - говорит Мусоев.

Сейчас в отдельном боксе у Мусоева содержатся две больные тёлочки, которых он сам буквально вытащил с того света. Как лечить новую заразу, он выяснил у продавцов в ветаптеке. Там подсказали схему и дозировку препаратов. За полтора месяца на лечение двух тёлочек у него ушло более 70 тысяч рублей. Он каждый день, входя в загон к больным животным, переодевается в спецодежду, которую сжигает после того, как проведёт своим рогатым пациентам все процедуры. Если бы ветврачи Калачёвской ветслужбы не стали скрывать наличие в районе нодулярного дерматита, объявили, как положено, карантин по данному инфекционному заболеванию, Мусоев мог бы рассчитывать на финансовую компенсацию затрат на лечение.

Умеджон намерен подать иск в суд о бездействии калачёвских ветеринаров, которое привело к огромным убыткам для его хозяйства. Пять стельных тёлочек при своевременном лечении можно было спасти. Только никто из местных ветеринаров ничего для этого не сделал. Возможно, не хотели попасть в сводки Россельхознадзора как район неблагополучный по «нодулярке». Но, по нашим сведениям, ЛПХ Мусоева не единственный очаг этой заразы. По той же Пятиизбянке бродят больные беспризорные коровы не таких ответственных хозяев, как Мусоев.

Когда номер готовился к печати, позвонил Умеджон Сабурович и сообщил, что к нему в хозяйство неожиданно нагрянули главный ветврач района Коржов и эпизоотолог Лосев, которые осмотрели больных коров и заявили, что завтра у них возьмут пробы и по результатам объявят карантин. Что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда, главное, чтобы не было слишком поздно.

Хотелось бы обратить внимание представителей региональной исполнительной власти, областного депутатского корпуса, областной прокуратуры, правоохранительных органов на качество ветеринарного контроля в Волгоградской области и дать объективную оценку деятельности ветеринарных инспекторов, которые не противостоят опасным болезням, а своим бездействием провоцируют их распространение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах