1336

Жизнь в поезде: для проводников дети страшнее «дембелей»

Волгоград, 3 июня – АиФ-Волгоград. Романтики путешествий — вот чего не хватает изнуренным мегаполисами горожанам. Перестук колес поезда, редкие домишки, пространство между которыми у окошка вагона можно мерить «расстоянием» от курицы до вареного яичка. Весь мир сжат в узкие рамки плацкарта, жизнь проводников и пассажиров в котором так разительно отличается. И кто бы мог подумать, что мне в жизни выпадет уникальная возможность на время превратиться в проводницу. Причем дважды.

Проводница поневоле

В первый раз все вышло случайно. Билеты на поезд было не достать. Ехать в Москву нужно было позарез, и тут я вспомнила про дальнего знакомого, работавшего на железной дороге. Кем конкретно — до сих пор не знаю, но именно он должен был стать моим спасителем. В условленное время на перроне я стояла в ожидании поезда на Москву.

Непривычный полумрак товарного вагона. Среди коробок, картонок, клеток, мешков проложена небольшая «узкоколейка» к купе проводников.

– Эй, как звать-то? – окликнули. – Анька? Ну, рассказывай!

У одного из моих «гостей» оказалась видавшая виды колода карт. Он подсел на полку и безапелляционно принялся сдавать на «дурака».

– Ну, как в учаге дела? Че нового? На каком курсе?

Ну причем тут «учага»?! Я уже благополучно отбыла свое в университете, и вдруг меня осенило: попутчики-то мои уверены, что я самая что ни на есть проводница – послали на практику. Это ведь дело привычное – как я потом уже выяснила, все будущие проводники начинают «наматывать» личный стаж еще во время учебы. Никто в этом вагоне не знал ни про моего знакомого, ни про договоренность довезти меня (в целости и сохранности) до Москвы! За окном пробегали километры, разматывалось дорожное полотно.

– В учаге-то? – входила я в образ. – Да ниче, учимся в учаге, ага. Предметы все те же, преподы те же. В общем, по-старому все. Ну, кто ходит?

Разделав в пух и прах всю команду, я стала все больше походить на «свою».

– Поигрались в бирюльки и хватит, – скомандовал главный смены, – пошли котел топить.

Котел оказался огромным. Лопата, здоровенные перчатки на крепкую мужскую руку, гора угля. Я стала прилаживаться к новому для себя делу. Жарко, конечно, но что-то первобытно-увлекательное в этой работе есть.

– Да ладно, не упирайся так, – посочувствовал проводник и легко закинул десяток лопат в котел. – Вот теперь хорош, теперь пассажирчики наши не замерзнут. Ну, че задумалась, погнали белье раздавать.

Нагрузив десятки свежевыстиранных комплектов, начальник отправил меня в «бой». Едва различая дорогу из-за кипы простыней и наволочек, я, шатаясь на перегонах, достигла «своего» плацкартного вагона. «Ваша постель. Возьмите простынку», – декламировала, по пути получая заказы на чай и газеты.

И только вернувшись в свой уголок, вдруг осознала всю комичность, да что там говорить, ужас происходящего. А что если подлог раскроется? Долгая ночь впереди, а актерского задора едва хватит и на пару часов. Отказавшись от вечерних посиделок в проводницком купе, я захлопнула половинчатую дверь (заканчивалась она в районе колен). Тут же обнаружила, что щеколда не работает. Устало уставилась в окно. Открыла глаза — утро.

– Анька, подъем! Топай постель собирать!

«Прибываем, прибываем», – только и твердила себе под нос.

– Ну вот, практику прошла на ура, – рецензировал мое путешествие главный. – А из тебя получится неплохая проводница. И знаешь что, есть у тебя какой-то налет интеллекта на лице, вся стать тебе в СВ попасть!

Довольная собой, распрощалась с проводниками, вагонами, украдкой подмигнула бурлящему котлу. Надо же, в СВ!

Страшный сон проводника

В следующий раз мой выбор был уже осознанным. Поезд «Санкт-Петербург – Волгоград». Две ночи в пути. В одну из них я продолжила постигать азы профессии проводника. Бразды «правления» мне не без иронии передал профессионал Виталий. Конечно, доступ к пассажирам на сей раз мне был заказан, но вот черновая работа – пожалуйста! Уже со знанием дела затопила котел, перемыла стаканы и, под стук колес, ночь напролет слушала байки проводников.

Жизнь вечно на чемоданах — это на любителя. Трудно далеко от дома, особенно женщинам. Да и в общении с людьми, такими разными, не просто. Самый страшный сон проводника? Нет, это даже не дембельский вагон.

«Им что нужно, – делятся опытные проводники, – водочки и спать, ну песни поорать, так иногда даже приятно послушать треньканье гитары».

Самое страшное — дети на каникулах, стремящиеся оторваться за один день как в последний раз. Все, что дома было под запретом, в вагоне поезда становится особенно манящим. Завешанные простынями купейные проходы, за которыми кипит и бурлит молодая кровь. В итоге — сломанные полки и столы, разбитая посуда и носы, крики, плачи и стоны. И уже в точке прибытия — сочувствующие взгляды коллег.

Закончен рейс. За окном — Волгоград. Поезд отправляется в депо. На путях «отдыхают» после дороги десятки вагонов. А проводники, едва вздохнув, передают вахту следующей смене — сдать и принять по описи, проверить вагоны, отремонтировать мелкие поломки. Так и день прошел.

– Теперь пару суток отоспаться и снова в путь, – спрыгивая с подножки, делится Виталий. – Ну, как, в проводницы-то идешь?

– Да я уже!

Под мерное убаюкивающее «тук-тук-тук», возникающее иногда даже во сне, мне видится растопленный котел, температурная стрелка, упрямо ползущая до нужного деления. И я, довольная, вздыхаю: «Спи спокойно, пассажир. В вагоне тепло...» 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах