665

Волгоградец бьется за права отцов

Игорь Серебряный окончил 8-ю школу в Волгограде. Сейчас живёт в Москве и возглавляет межрегиональное общественное движение «Отцовский комитет». Судьба заставила. Дожив до 43 лет и вырастив старшего сына, он не мог себе представить, что супруги могут использовать детей как инструмент для сведения счётов. Оказалось, это происходит сплошь и рядом.

Плачущий инструмент

Вторая жена Игоря, ничего не сказав, увезла ребёнка и несколько месяцев не давала с ним видеться.

– Впервые в жизни я столкнулся с тем, что родитель, которому не дают общаться с родным ребёнком, в российской правовой системе ничего не может с этим сделать, – утверждает Серебряный. – Хотя в том, что касается семейного права, у нас хорошие, прогрессивные законы.

Проблема в том, что добиться исполнения этих законов на практике невозможно. Факт признают все практикующие юристы и судьи, говорит Серебряный. В нынешнем законодательстве отсутствует наказание за неисполнение решения суда по общению с детьми. Вот и в случае с Игорем: он определил, что ребёнок имеет равные права на общение с мамой и папой.

– А когда прихожу к нему, мама и её родственники элементарно не пускают меня в квартиру. И с этим ничего нельзя сделать. Формально я могу обратиться к судебным приставам, только ходьба с малышом в присутствии дядей и тётей в погонах напоминает прогулу по тюремному двору, – устало признаёт мой собеседник.

Узнав о готовящемся материале, в «АиФ» – НП» из Москвы позвонила бывшая супруга Игоря Серебряного, Юлия Ильина. Вот что она рассказала:

– Три последних года бывший муж травит меня по всем направлениям. Инициатором развода была я: родился ребёнок, а он не хотел его содержать. И сейчас платит четыре тысячи рублей в месяц, хотя ведёт большую деятельность. В судебном порядке мы заключили медиаторское соглашение, но это не мешает ему беспочвенно обращаться в полицию и требовать, чтобы мне, юристу, разъяснили статьи Семейного кодекса. Ему нужен не ребёнок, а только шум вокруг этого.

Битва за права отцов

В докладе Уполномоченного по правам ребёнка при Президенте России Павла Астахова говорилось, что около 600 тысяч детей не имеют возможности общаться с одним из родителей. Цифра даже больше, чем у нас было сирот сразу после Второй мировой войны. Серебряный начал общаться с людьми в регионах и обнаружил, что в Волгоградской области, например, за свои права отцов сражаются только четверо. Двое в Волгограде, один в Волжском и один в сельском районе. А всего активных членов движения в стране около 400 человек. Остальные, скорее всего, не знают своих прав или не верят, что можно что-нибудь изменить.

Но вернёмся в Волгоград. Прошлой осенью в «Отцовский комитет» позвонил соратник по несчастью Денис Мальков и рассказал, что у него ситуация, как в голливудском вестерне. В Интернет попал видеоролик, из которого следовало, что в детсад приехала какая-то банда, захватила ребёнка и увезла в неизвестном направлении. Комитет на такие ситуации реагирует остро: ни при каких обстоятельствах детей у родителей отнимать нельзя. Серебряный немедленно дал знать Уполномоченному по правам ребёнка в Волгоградской области Нине Болдыревой и её коллеге в Краснодарском крае – была информация, что ребёнка увезли туда.

Скоро выяснилось – и это подтвердила Болдырева, что в тот детсад приезжали не посторонние, а папа и бабушка с дедушкой по отцовской линии и забрали малыша. В «Отцовском комитете» узнали телефоны родителей, поговорили, и нарисовалась такая картина. Это никакое не похищение, ребёнок живёт у близких родственников в нормальных условиях в Геленджике. Уполномоченный сделал вывод, что его роль исчерпана – ведь права малыша не нарушены.

Договор о перемирии

Да, но зачем вмешивались посторонние? Мне объясняют, что у ребёнка должны быть и папа, и мама. Поэтому «Отцовский комитет» старается исполнять медиаторские, то есть посреднические функции: в России с 1 января прошлого года вступил в силу Федеральный закон «О досудебной медиации», который даёт родителям возможность без всяких судов подписать соглашение о порядке общения с детьми.

– Я много общался с папой того мальчика, Денисом Мальковым из Геленджика, его бабушкой и мамой. Те и другие согласны на то, чтобы наш комитет помог найти профессиональных медиаторов – и тогда войну можно закончить мировым соглашением, – продолжает Игорь Серебряный.

После трёх лет боёв с бывшей женой Игорь заключил такое соглашение при участии профессиональных медиаторов. Этим посредником может стать любой, прошедший специальный курс и получивший диплом. Через профильные комитеты в Совете Федерации и Госдуме «Отцовский комитет» пытается изменить семейное законодательство, чтобы покончить с патологической практикой, когда один родитель не даёт ребёнку общаться с другим. Несмотря на название организации, с нею сотрудничают и мамы. Они считают, что независимо от взаимоотношений с прежними мужьями, бывших детей не бывает. Есть случаи, когда приходится помогать и матерям, если отцы не дают общаться с ребёнком. Правда, такое большая редкость.

Спасите от комитета

А вот что пишут о работе «Отцовского комитета» президенту Владимиру Путину мамы:

«Мы подверглись преследованию со стороны организованной группировки, фактически развязавшей против нас и наших детей бандитскую войну на коммерческой основе. Члены данной группировки занимаются организацией похищения детей, сбором персональной информации о мамах и их детях, осуществлением незаконной слежки, применением физического насилия к мамам и работникам образовательных учреждений… За последние 6 месяцев организовали и осуществили, как минимум, три случая похищения детей. 23.12.2011 года мировой суд района Чертаново-Южное, участок 224 признал гражданина Канады И.А. Серебряного виновным в совершении преступления по ч. 1 ст. 116 УК РФ («Нанесение побоев»), однако попытки похищения детей не прекратились». Екатерина Дубчак, Ольга Соболева, Елена Акинфиева (всего 8 подписей).

Ответ Екатерине Дубчак и другим заявителям пришел из столичной прокуратуры: «Факты отобрания отцами несовершеннолетних детей у матерей на территории г. Москвы при содействии членов Межрегионального общественного объединения «Отцовский комитет» установлены в 2 случаях». Проверку деятельности МОК (не путать с Международным Олимпийским комитетом) проводит Следственный комитет Российской Федерации.

– По-моему, члены «Отцовского комитета» потеряли остатки совести. Например, Игорь Серебряный предлагал губернатору нашей области и мэру города Обнинска обсудить мою личную жизнь за круглым столом, снять об этом фильм и показывать на фестивалях, – рассказала нашему еженедельнику Ирина Исаченко из Калужской области, против которой МОК тоже ведёт войну.

Однако пока мамы и папы выясняют отношения, страдают дети. И помнить об этом должен каждый.

Смотрите также:

Оставить комментарий (15)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах