208

Бомжи бегут на волю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Нижнее Поволжье 01/02/2012
Фото: Владимира ЧЕРНИКОВА

Летом бородатые опухшие личности видны всюду. С холодами раздолье бомжей кончается, они куда-то пропадают. Но если беда не мозолит глаза, это не значит, что её не стало. Наоборот, снег и морозы создают героические условия, какие могут преодолеть люди типа Маресьева или Павки Корчагина.

В этом убедился корреспондент «АиФ» – НП», побывав в тех местах, где зимуют бездомные.

Спальня в погребе

На тракторном место их тусовки знают все – возле аптеки на улице Дзержинского. Собираются утром, скребут по карманам последние копейки, покупают гадость на спирту и расползаются по норам. Раньше зимовьем служили подвалы, теперь лафа кончилась. Почти во всех подъездах –  домофоны, открытый подвал бездомные считают сказочной удачей. 

Поэтому Николай Богачёв и перебрался на зиму в чей-то гараж за домами на улице Шурухина. Коробка железная, даже при нуле градусов оттуда дышит холодом, но лучше места сейчас нет.

Николай говорит о своей жизни, как о чём-то постороннем. Когда он был маленький, погибли родители. Фамилию, имя и отчество органы опеки узнали из записки какой-то троюродной бабки, но год рождения она написала неразборчиво. Николай до сих пор не знает – 1973-й или 1978-й. Работать, говорит, не может – рука покалечена. Из гаража выходит сожительница Николая. То ли Инна, то ли Инга, кто как зовёт, а сам он тоже не знает. Шрам в пол-лица, но мужчин он не смущает. В этой среде любая дама нарасхват, потому что их очень мало. Раньше Богачёв жил со знаменитой Светланой, которая осенью умерла. Симпатичную безногую девушку в самом деле знали и жалели все – жители, социальные работники, милиция. Николай этим пользовался, выкатывая её на тележке просить подаяние. Деньги тратили на сигареты и спирт, о еде и одежде здесь никогда не заботились: в мусорных контейнерах всего хватает. Вот и сейчас насобирали возле баков дров, картошки и варят супчик. На огонёк пришёл Владимир Холин – ещё только кандидат в бомжи: потерял семью и квартиру в Волжском – обманули риэлторы. 

Трое из тысячи

– Зима – самое страшное время года, – говорит Николай. – Ночуем в погребе под гаражом, и то под двумя одеялами. Постоянно сырость, простываешь. Человек пять-шесть замёрзло…

Вот такая у него уже восьмая зима. В прежние годы часа в три ночи забирался в общежития помыться. На скорую руку, пока не застали. Похоже, и эта охота пропала. Остальные бедолаги зимуют кто где: у четвёртой больницы, на теплотрассе, в дачных домиках под Селезнёвкой – хозяева там почти не появляются. Одно время на чужих дачах жила мама с дочкой, про это узнали в инспекции по делам несовершеннолетних, и девочку забрали.

На прощание даю Николаю адрес отделения срочной социальной службы Тракторозаводского комплексного центра. Там помогут хотя бы паспорт восстановить. Вообще-то и за Светланой эта служба гонялась, а что толку? Директор Кировского комплексного социального центра по оказанию помощи лицам без определённого места жительства Олег Шарашкин на таких насмотрелся и убедился в мировой статистике: к жизни возвращается один из тысячи. У нас – двое-трое. Причины простые:

– Поживший в условиях животного мира теряет социальные навыки. Спать в трусах, без верхней одежды – для него невыносимое условие.

Пропадает охота мыться, пользоваться ложкой и вилкой. Помучившись день-другой в этом цивилизованном «концлагере», бомжи бегут на волю. Туда, где можно ничего не делать, пить всякую дрянь и есть что попало. Главное, никому не подчиняться.

Летом работники этого центра и сам Шарашкин собирали бездомных охапками, по 12–15 человек за заезд. Места дислокации известны – зелёная зона шпалопропитки в Красноармейском районе, окрестности оптовой базы «Жигулёвская» в Дзержинском. Интересно, что сейчас в тех самых окрестностях?

Люди из бункера

Работники базы и жители соседних домов называют это место бункером. На самом деле просто заброшенная стройка у обочины дороги на Ангарский. В том логове и сейчас полно следов бродяг. В умывальнике из пластиковой бутылки замёрзла вода, мочалка в мыльнице без намёка на мыло, табуретка и горы тары из-под пива и водки. Правда, сейчас бомжи переселились на теплотрассу у завода буровой техники.

Транспортировщик ВЗБТ Тамара Брусовцова рассказала, что до последнего времени бомжи не уходили, несмотря на гонения. Тащили в коллекторы ящики с овощами и фруктами, выброшенными на оптовой базе, сортировали – что-то оставляли себе, что-то продавали.

Социальные работники говорят, что приводит к такой жизни равнодушие. Сначала оно исходит от родственников, друзей и коллег. Человеку плохо, а ему не помогли. Подвернулись  бродяги, выпил с ними, поговорил – и скоро сам такой же. Если вовремя заметят полиция и социальная служба, может, и удастся вернуть беднягу к людям. Если нет, раздеваться на ночь и мыться станет в тягость. И потянет на теплотрассу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах