55

Волгоградку толкают на голодную смерть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Нижнее Поволжье 18/05/2011

У 23-летней сироты Марины Зюряевой совсем простая мечта – место в детском саду. Любом. Без него девушке придется либо отдать сына – единственного близкого человечка – в детский дом, либо умереть от голода.

Сиротский тупик

Мать Марины лишили родительских прав, когда ей было три года. Мать пила. Через какое-то время оформила опеку бабушка, но через два года Марину снова отправили в приют – бабушка тоже злоупотребляла. Там девочка пробыла три месяца.

Но добрые крёстные иногда приходят – сиротку пожалела и оформила опекунство чужая немолодая уже женщина из Кузьмичей. С ней Марина пробыла до 9-го класса, пока женщина не состарилась и не заболела. Впрочем, воспитанница после девятого класса поступила в колледж на отделение «землеустройство». После окончания неглупая и непьющая девушка устроилась инженером в кадастровую палату. А вскоре вышла замуж и поступила на заочное отделение в ВГСХА.

К сожалению, у этой истории «Золушки» был другой конец.

– В 20 лет я родила, – продолжает Марина невесёлую историю своей жизни, – когда сыну Ромке исполнилось три месяца, муж нас бросил. Алиментов не платит, он нигде не работает, а ребёнок ему до лампочки. В 2007 году, когда мне исполнилось 18 лет, я встала на учёт на квартиру в Городище. Обращалась в «Единую Россию», писала Путину и Медведеву, ходила по администрациям района и города. Отовсюду пришли ответы, что как сирота, закончившая обучение, имею право на внеочередное получение жилья. С этими письмами я побежала в Городищенскую администрацию, там подтвердили то же самое и отправили в органы опеки и попечительства. В органах опеки сказали, что закон есть, и я по нему числюсь 14-й на внеочередное получение жилья. 14-й так и стою уже два года – очередь не двигается. Снимаю комнату в Городище за 4000 рублей. Пока я в декрете приходится подрабатывать: пишу курсовые и контрольные.

Мама объявила голодовку

Сейчас мальчику 2,5 года. Через полгода Марине возвращаться на работу, а садика нет. Они стояли 23-ми в очереди в 180-й садик на СХИ. Но в этом году в сад взяли лишь 10 детей. Также Роман числится в очереди в садики Городища под номером 991 и в садик Кузьмичей под номером 119. Согласно федеральному законодательству правом внеочередного поступления в ДОУ обладают дети прокуроров, судей, следователей, правом первоочередного – дети полицейских, дети-сироты (а не дети сирот!) дети из многодетных семей, дети военнослужащих, дети-инвалиды и дети инвалидов. Мамам-сиротам, очевидно, предлагается тихо умирать с голоду. Зарплата инженера в кадастровой палате составит порядка 6000 рублей. Няню или частный садик за эти деньги не найти. Единственная бабушка, свекровь, требует, по словам Марины, либо отдать ей ребёнка, либо платить за свои услуги няни 6000 рублей.

– Мне ничего не нужно от государства, кроме шанса справедливо устроить моего ребёнка в детский сад, – говорит Марина. – Я сама смогу обеспечить и себя и его, только помогите с детским садом, а дальше я сама. Я и так ничего не ем – экономлю деньги. Поэтому я решила голодать, но не три дня, а до конца. Либо ребёнка отправят в детдом, потому что дома нечего есть, либо я попаду в больницу, а он опять-таки в детский дом.

Я хочу, чтобы Ромка был счастливей меня.

От редакции. У нас так много брошенных детей в стране. Одна маленькая девушка смогла выбраться из кошмара сиротства, сумела не спиться, не сломаться, а родить нормального ребенка. И на тебе – государство снова топит её и мальчика в это же самое болото. Неужели нельзя немного помочь человеку, чудовищно одинокому человечку, в трудной ситуации. Дать выплыть, а уж дальше они сами, и тогда будет счастливая семья, а не две галочки в графе «сирота», за которыми раздавленные жизни матери и сына.

Редакция «АиФ» – НП» будет следить за развитием ситуации.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах