907

Жителей сгоревших поселков выгоняют на пустыри

В райцентре Рудня сгорело, по крайней мере, половина её пригородной части под названием Русская Бундевка. Из восьми десятков дворов в этом массиве уцелело лишь три дома, остальным погорельцам должны построить жильё или выдать компенсацию. Интернет и сама Рудня переполнились слухами, что в понедельник сюда хлынули караваны с новыми домами для Русской Бундевки и Осичек – это село тоже основательно выгорело. Я приехал сюда в понедельник, на закате солнца и не нашёл ни строителей, ни материалов. 

Риэлторы греют руки на пожаре

Впрочем, один результат первого дня строительного бума в Русской Бундевке удалось отыскать. Им оказался трансформатор на пустыре, который застроят жильём для погорельцев. Самим пострадавшим это не нравится:

– Я там жить не согласна. Просим строить в нашем селе, – твердит Мария Смирнова, разбирая кирпичи сгоревшего дома, чтобы поставить из них хотя бы летнюю кухню.

Сгоревшее село было в низине у реки, теперь жителей хотят выселить на пустой бугор. Поэтому Мария Ивановна готова и дальше ютиться с дочерью и зятем в баньке, лепить сараюшку и дожидаться компенсации.

В ожидании сертификатов цены на квартиры в Рудне поднялись вдвое. Туда  я ехал на рейсовом полуночном автобусе. Водитель бы в приподнятом настроении: наконец-то начала сбываться его мечта перебраться в Волжский. Рассказывал, что до пожара двухкомнатная квартира в райцентре стоила тысяч 500, сейчас цена поднялась до 1 миллиона 100 тысяч – и всё благодаря сертификатам, которых ещё и нет. Так что теперь, если немного добавить, можно купить в Волжском однушку. Как говорится, у соседа плетень горел, а я руки грел.

Да и с самими сертификатами не все гладко. Погорельцы в эти деньги не очень-то верят. Так и этак считают - за хороший дом два миллиона, как обещали поначалу, не выходит. Ведь по 29 тысяч рублей за квадратный метр будут платить, если общая площадь не выходила за 70 метров. У многих погорельцев хаты были просторнее, поэтому они начали возмущаться. Им пригрозили: не нравится – ничего не получите.

Это рассказывает Владимир Закурдаев. Дом его уцелел, и хозяин не знает, как будет жить среди пепелищ и бурьянов, если остальных переселят на пустырь. Есть у него вопросы к властям и насчет сегодняшнего дня:

– У меня сгорели баня, сараи, скотина, а компенсации нет. Жена уже неделю в администрацию ходит, ничего не добилась. На собраниях выступаем, а нас и слушать не хотят.

В Русскую Бундевку меня привёз на грузовике Сергей Староверов, такой же погорелец. По пути рассказывал, что в субботу у них был губернатор, обещал всем по желанию дома или деньги. Хотя сам Староверов не уверен, что деньги ему отдадут. В селе у него было два дома, один свой, второй – от матери по наследству.

– С женой решили, что один, если могут, пусть строят. А за второй возьмём компенсацию. Если дадут. 

Пока что он получил только 20 тысяч рублей из Волгограда и Москвы.

– И ещё сухой паёк сегодня дали, – показал  пакет на полу в кабине.

В районе уже 95 семей получили по двести тысяч рублей за сгоревшие скот и имущество. Староверовы к ним не относятся – в Русской Бундевке они не прописаны, а значит, доказывать своё право надо через суд. Ещё его смущают, что обещают строить только жильё:

– А где хранить картошку-моркошку? Нужны и погреба, и сараи для живности.

На огородах всё тоже сгорело, но крестьянин должен думать о будущем.

Выселить нельзя оставить

Стихийный митинг погорельцев выяснил, что проблемы только начинаются. Идём с ними к и.о. главы района Михаилу Битюцких. В восемь вечера рабочий день в разгаре, по домам его команда сейчас расходится чуть не утром. Он пояснил, что решение переселить жителей Русской Бундевки на новое место принял сход граждан. Ну, а куда делись строители?

– На эту тему вчера был жёсткий разговор с подрядчиками. Долго разгоняемся, – дальше Михаил Николаевич посчитал разговор опасным и отослал к главе администрации Рудни Ольге Ворониной.

Она до сих пор не опомнится от пожара в Русской Бундевке, который остановился только случайно – ветер подул в другую сторону. Иначе, уверена Ольга Васильевна, сгорела бы вся Рудня. Тушить ведь было нечем, на весь посёлок четыре пожарных машины. Так же откровенно ответила на остальные вопросы. Итак, что делать с семьями, чьи дома уцелели?

– Наверное, переселять.

– А не захотят?

– Думаю, захотят, – взгляд мэра стал твёрдым.

Так почему надо строиться на новом месте? Во-первых, специалисты дали заключение, что село стояло в зоне затопления, а в такие места бюджетные деньги никто не будет вкладывать. И потом, плотность заселения Русской Бундевки была очень высокая, дом на доме. А на пустыре можно выдержать градостроительные нормы.

Ольга Васильевна считает, что компенсацию на сгоревшие постройки и скот тем, у кого жильё осталось целым, дадут позже. Причём за счёт спонсоров:

– Деньгами обещают помочь администрация Урюпинска и депутаты облдумы, шифер и цемент дадут в Михайловке.

Вещей уже много раздали, и всё равно во вторник для Русской Бундевки и Осичек ждали постельное бельё и посуду из Камышина. Сейчас администрация готовит списки тех, кто не был прописан в Русской Бундевке и потерял жильё. А докажут в суде?

– Прокурор выступает в их защиту, – спокойна на этот счёт Воронина.

Чтобы получить новое жильё или компенсацию, нужно быстро оформить регистрацию. Многие об этом раньше не думали, теперь за них хлопочет юрист поселковой администрации. А 30 паспортов взамен сгоревших уже выдали, причём оплату госпошлины мэрия взяла на себя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах