69

Волжанка винит врачей в смерти мужа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Нижнее Поволжье 23/12/2009

– Всё началось 29 ноября 2005 года, – вспоминает Елена Семёновна Калмыкова. – Я как раз отдыхала в профилактории. Мне позвонил мой муж Анатолий и сказал, что очень себя плохо чувствует. Настолько плохо, что пришлось вызвать даже «скорую».

Фельдшер приехавшей бригады тут же вынес диагноз: пневмония. Елена Семёновна, забыв про отдых, помчалась домой. А дома, измерив супругу давление, ужаснулась: тонометр показал 100 на 110.

– Я тут же позвонила нашему участковому терапевту – благо, живёт она в нашем подъезде несколькими этажами ниже, – вспоминает Калмыкова. – Она пришла, посмотрела-послушала и сказала, что ничего страшного нет. Это только потом, когда я начала читать медицинские учебники, я узнала, что такая минимальная разница – смертельна.

С тех пор Елена Семёновна отпаивала мужа корвалолом. Ему становилось легче, но не надолго. Терапевт твердила, что для направления в кардиологию оснований нет. Между тем состояние мужчины ухудшалось с каждым днём. Когда ему стало совсем невмоготу, в очередной раз вызвали «скорую». В этот раз медики диагностировали предынфарктное состояние и отвезли супругов в больницу, оставив в приёмном покое. По словам Елены Семёновны, врачи сделали мужу рентген и отправили… домой.

– Как по дороге из больницы он не умер у меня на руках – я не пойму до сих пор, – говорит женщина. – А дома к нам заглянула участковая: посмотрела кардиограмму, послушала. Снова сказала – всё в порядке. В этот момент я ощутила себя такой бессильной: видела, что моему близкому человеку становится все хуже, но помочь ему никак не могла.

Бригада «скорой» забрала мужчину утром. «Сепсисное состояние. Он ведь уже почти труп. Где вы были раньше?» – только и обронил фельдшер. Анатолий Андреевич умер в этот же день, в кардиологии, 9 декабря.

«Дефекты оказания помощи Калмыкову имелись на догоспитальном этапе, – написали после эксперты в заключении СМЭ. – Участковым терапевтом, врачами «скорой» и врачом приёмного покоя горбольницы №2 были допущены тактические ошибки, которые заключались в недооценке тяжести состояния больного и неверной трактовке картины заболевания». А ещё эксперты объяснили, что умирал больной целую неделю. Всю ту, что Елена Семёновна вызывала «скорую» и молила о помощи терапевта. И инфаркты один за другим продолжались целых три дня...

После того как первый шок прошел, Елена Семёновна решила подать в суд на медиков. Однако машина правосудия разбирать её дело не торопится. Так, постановление суда о проведении СМЭ для возбуждения дела пролежало в сейфе следователя почти девять месяцев. И документы отправились экспертам лишь после жалобы прокурору. По результатам СМЭ, где чёрным по белому написано, что в смерти человека виноваты медики, уголовное дело всё-таки возбудили. Однако затем следователь посчитал, что вина врачей не доказана, и дело решили закрыть. С тех пор Елена Семёновна играет со следственными органами в бюрократический пинг-понг. Пройдя все местные СМЭ, она уже привозит заключения от московских экспертов. И все твердят одно: вина врачей очевидна. Однако для следствия это не доказательство. И пенсионерке в очередной раз дают от ворот поворот. А Елена Семёновна, запасшись пухлой папкой документов, идёт в суд. И суд выносит решение дело возобновить. А следователи…

Елена Семёновна женщина упрямая, она уже дошла до Генпрокуратуры, Верховного суда и Администрации Президента. Она хочет одного: чтобы на её месте никто больше не оказался.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах