60

Татьяна Лебедева: «Закончу с прыжками – пересяду на лошадь»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. АиФ-Нижнее Поволжье 10/02/2010

Наши спортсмены уже давно стали таким же «лицом» Волгограда, как Ро­дина-мать. Исинбаева, Слесаренко, Опалев, Панкратов – эти имена известны даже людям, далеким от спорта. Как добиваться таких же результатов и дальше, куда исчез патриотизм спорт­сменов, и что делать с проблемой допинга «АиФ» – НП» рассказала олимпийская чемпионка, депутат Волгоградской областной думы, вице-президент Всероссийской федерации легкой атлетики Татьяна Лебедева.

«Я в восторге от Плющенко»

«АиФ»: - Татьяна, на этой неделе стартует Олимпиада в Ванкувере. Что вы ждёте от наших спортсменов?

Татьяна Лебедева: - В этом году не стали озвучивать официальный план по медалям, и это очень правильно. Потому что все эти ожидания очень давят в первую очередь на спорт­сменов. Сегодня чиновники прогнозируют, что мы возьмём четыре золота, но мне кажется, будет больше. У нас подтянулись фигуристы, я надеюсь, удача будет на стороне и наших биатлонистов.

 

«АиФ»: - За кого будете болеть?

Т.Л.: - Недавно узнала, что в бобслее будет выступать наша землячка, волжанка Маргарита Исмайлова. Она ко­гда-то занималась лёгкой атлетикой, а теперь перешла в бобслей. На Олимпиаду была заявлена запасной, но по результатам итогового теста лучше всех разогнала боб, и её, скорее всего, поставят в двойку. Она представляет Сочи и Краснодарский край. Мне больше нравятся динамичные виды спорта и особенно фигурное катание. Я даже ездила в Таллин на чемпионат Европы, попала на показательные выступления. Просто в восторге от катания Плющенко. Вообще не люблю скучные виды спорта.

«АиФ»: - А экстремальные любите?

Т.Л.: - Мне нравится, но я боюсь, потому что можно получить серьёзную травму и забыть о спорте. Тренер говорит: закончишь карьеру – хоть на горные лыжи, хоть в космос. Так что пока мой самый экстремальный поступок – прыжок с парашютом. А ещё я очень люблю лошадей, и если удаётся, с удовольствием скачу. Когда я уйду из большого спорта, мечтаю заняться конкуром. В этом спорте всё зависит не от твоего возраста, а от взаимопонимания с лошадью. Сначала займусь для себя, а если почувствую, что вхожу в спортивный азарт, может, начну и  выступать. Главное – найти спонсора и хорошую лошадь. 

За тремя зайцами

«АиФ»: - Спорт, политика, семья, учёба в Дипломатической академии МИДа РФ: как на всё это хватает времени?

Т.Л.: - Первое время я сама от себя была в шоке. Очень тяжелой была прошлая весна. Я работала в думе, сдавала сессию, а потом поехала на чемпионат мира. И на соревнованиях поняла, что перегорела, что потратила все эмоции на экзамены. Отсюда и такие результаты, и травмы. Я просто выжимала себя. И извлекла из этого уроки: нельзя гнаться за тремя зайцами. Поэтому в нынешнем году спланировала всё по-иному – сессию решила сдать осенью, а летом спокойно выступать.

«АиФ»: - В один момент хорошим политиком стать невозможно. Чувствуется нехватка каких-то качеств?

Т.Л.: - Иногда не хватает знаний и опыта. В том числе для того, чтобы восполнить этот пробел, я учусь в академии МИДа. Мне нечего лоббировать, у меня нет бизнеса, и мне очень хочется, чтобы всё было по справедливости. Иногда мои коллеги пытаются меня использовать, чтобы пролоббировать какой-то свой интерес. Приходится искать варианты ответа, чтобы человек понял, что я не поддержу его, но в то же время и не обиделся. Мне вообще в жизни тяжело отказывать людям, наверное, это дело опыта.

«АиФ»: - В каждом регионе развит какой-то свой вид спорта. У нас традиционно сильна лёгкая атлетика. Так, может, не распылять деньги, например, на вечно умирающий футбол, а все средства направлять на лёгкую атлетику?

Т.Л.: - Согласна, хотя у нас сильна не только лёгкая атлетика, но и плавание, и гребля, тяжёлая атлетика. Поэтому когда говорят, что в области нужно развивать зимние виды спорта, меня это удивляет. Нужны точечные приоритеты – например, в Мордовии сделали акцент на спортивную ходьбу. И их спортсмены теперь занимают первые места в мировых первенствах. А у нас в бюджете на спорт заложено всего 450 миллионов. Из них 30 – на гандболистов, добившихся мирового признания. А на футбольную команду требуется 250 миллионов. Мы просто не сможем содержать команду первой лиги. И нужно ли это?

Допинг – вопрос щекотливый

«АиФ»: - Спортсмены жалуются, что не могут хорошо подготовиться к соревнованиям из-за плохого финансирования. Но в 50-е денег не было совсем, а мы «рвали» всех. Может быть, побеждать сейчас мешает отсутствие патриотизма?

Т.Л.: - Я в своё время начала заниматься спортом, чтобы  путешествовать. Сегодняшняя молодёжь подходит ко всему с точки зрения заработка. В 50-е годы спортсмены, прошедшие войну и голод, настолько закалились, что вплоть до 70-х у всех выигрывали. Сегодня спорт­смены требуют  супердорожек и супертренажеров. И молодежи кажется, что так и должно быть. Они знают, что выдающиеся спортсмены получают большие вознаграждения. Но на этом тоже можно играть: пусть принесёт стране медаль за хорошую премию.  Времена меняются, менталитет меняется, и одним патриотизмом уже ничего не добьёшься.

«АиФ»: - А ещё многие утверждают, что без допинга в нынешнем спорте высоких достижений побеждать невозможно…

Т.Л.: - Нас, спортсменов, входящих в первую двадцатку, контролируют постоянно. Мы обязаны регулярно оповещать Всемирное антидопинговое агентство, где находимся. В любой момент могут прийти врачи и взять пробу. Если они дважды не застанут тебя – дисквалификация. С допингом может победить только какая-нибудь «тёмная лошадка», спортсмен, которого никто не знал. У настоящих профессионалов победа зависит от характера, методики тренировки и подготовки.  

Вообще допинг – очень щекотливый вопрос. Например, как восстанавливаться спортсмену после травмы, когда ему ничего, кроме витаминов, нельзя принимать? Для того, чтобы сделать противовоспалительный укол, нужно писать декларацию во Всемирное антидопинговое агентство. А там врачи, почитав диагноз, говорят – запрещаем эту инъекцию, потому что можно лечить другими препаратами. А наши врачи не могут, потому что у нас иная система лечения. Я считаю, что в будущем необходимо разделить спорт на профессиональный и любительский. И для

профессионалов создать специальные агентства, где спорт­смена обследовали бы, назначали препараты и лечили.

«АиФ»: – Сегодня, говоря о необходимости возрождения массового спорта, мы подразумеваем прежде всего молодых. Есть ли у вас какие-то рецепты приобщения молодёжи к спорту?

Т.Л.:– Нужно не только строить физкультурные центры, но и приглашать туда профессиональных преподавателей. Зачем нам какие-то массовые мероприятия для «галочки»? На эти деньги лучше открывать больше детских досуговых центров, которые были раньше в каждом микрорайоне. Они должны быть доступны и бесплатны. Но у нас настолько закостенелая бюрократическая система, что изменять всё это очень трудно. Возможно, с приходом нового губернатора что-то изменится.

Кстати, если вернуться к предыдущему вопросу, допинг часто используют в детском спорте. На юношеских первенствах России начали брать допинг-пробы, и часто они оказываются положительными. Причём дети часто об этом ничего не знают – тренер даёт таблетку, говорит – витамины. И получается, что всегда виноват спортсмен. Карьера ребёнка поломана, а тренер продолжает заниматься с детьми. Таких людей нужно дисквалифицировать пожи­зненно и сажать в тюрьму.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах