3014

Волгоградец рассказал о первых мирных днях Сталинграда

АиФ-Нижнее Поволжье №6 05/02/2014
Андрей Муравьев / АиФ-Волгоград

 

«Когда нас подвели к блиндажу, из которого нужно было вытащить убитых немцев, я закричал от страха и уткнулся отцу в грудь, чтобы не смотреть на трупы. А он гладил меня по голове и успокаивал. Мол, чего их бояться, они уже мёртвые. Не тронут».

Таким запомнил свой первый день работы в Сталинграде Иван Николаевич ШУМИЛИН. В июне 43-го четырнадцатилетнего подростка вместе с отцом командировали сюда из хутора Осиповского Урюпинского района восстанавливать разрушенный город. В канун 71-й годовщины Победы в Сталинградской битве он рассказал нашему корреспонденту, как это было.

Под грифом «секретно»

«Постановление Сталинградского городского Комитета Обороны об уборке трупов вражеских солдат и офицеров и очистке населённых пунктов от нечистот 15 февраля 1943 г. гор. Сталинград №414: «Ввиду громадного количества оставшихся в населённых пунктах и на бывших полях сражения трупов вражеских солдат и офицеров, а также большой загрязнённости всей территории, что создаёт серьёзную угрозу распространения острозаразных заболеваний, предложить райисполкомам районов, бывших оккупированными немцами, и Сталинградскому горсовету немедленно приступить во всех населённых пунктах, освобождённых от немецких оккупантов, и на полях бывших сражений к уборке вражеских трупов солдат и офицеров, закончив уборку к 25 февраля с.г.»

Все документы, касающиеся этих мероприятий, долго находились под грифом «секретно» и в научный оборот введены лишь несколько лет назад группой историков под руководством волгоградского профессора Максима ЗАГОРУЛЬКО, который руководил составлением энциклопедии «Сталинградская битва».

Восстановлению Сталинграда предавалось огромное значение. 5 февраля 1943 года приказом Ставки Верховного Главнокомандования на базе бывшего Донского фронта была сформирована Сталинградская группа войск. С исключительно мирными задачами: разминирование, сбор и отправка трофеев, захоронение трупов, ремонт дорог и жизненно значимых объектов. Но без помощи мирного населения справиться оказалось невозможно.

«Постановление Сталинградского горкома ВКП(б) о ходе работ по очистке районов города №10/1 гор. Сталинград 14 марта 1943 г. Секретно. «Отметить, что, несмотря на огромную работу, проведённую городскими, районными организациями и воинскими частями по уборке вражеских трупов, всё же на территории города остаётся ещё большое количество несобранных и невывезенных трупов. Секретарь ГКВКП(б) Пиксин».

Была объявлена мобилизация всего трудоспособного населения с 18 до 60 лет, а также транспортных средств всех учреждений и ведомств не только города, но и районов области.

«Из средств защиты - рукавицы»

«До Сталинграда вместе с караваном из таких же мобилизованных мы добирались неделю, - вспоминает Иван Шумилин. - Шли со своей телегой и лошадью, которую нам дали в колхозе. Зима давно кончилась, за несколько тёплых месяцев трупы почти полностью разложились. А в некоторых районах города убитых никто не хоронил аж с сентября 42-го. И эти разваливающиеся на части тела мы собирали и вывозили... Лошади шарахались от трупного запаха. А мы всё делали без масок и противогазов. Из средств защиты - только рукавицы».

Сначала Шумилины работали на станции Котлубань, потом в районе Мамаева кургана. Первыми шли сапёры, они снимали мины, убирали неразорвавшиеся боеприпасы. Затем наступала очередь рабочих. Руины были сплошь загажены калом. Сладковатая трупная вонь, сочащаяся из подвалов и блиндажей, постоянно вызывала тошноту. Трупы так плотно лежали, причём не в один слой, что по цвету шинелей можно было легко определить, где проходил фронт.

«Это был город мертвецов. Живых там тогда было намного меньше, - тяжело вздыхает наш собеседник. - Тела советских бойцов и гражданских увозили в братские могилы, немцев отправляли на кремацию. Их сжигали в больших ямах, облив соляркой. То, что не успевало сгореть, засыпали хлоркой. Кладбища, устроенные немцами в черте города, ликвидировались. Трупы лошадей отправляли на утильзаводы и салотопки. Одежда с трупов тоже шла в промпереработку, потому что от трупного запаха её не отстираешь. Попадались ценные вещи, часы золотые например. Но нас сразу преду­предили, что к ним подходить нельзя. Немцы нарочно перед отступлением оставляли такие приманки и минировали их. В соседних группах были случаи подрыва на подобных ловушках».

На пути к новому

Два месяца проработал Иван Николаевич в руинах Сталинграда. Вахту закончил на Мамаевом кургане. Перед ним открылся вид мёртвого города, пустыня из красного кирпича и остовов зданий. Однако этот город на глазах оживал.

«Центральные улицы расчистили от завалов, - рассказывает он. - Всю подбитую технику свезли к железнодорожным станциям. Поля, примыкающие к городу, распахали и подготовили к озимому севу. И на наше место пришли новые люди. Именно в это время зародилось движение Черкасовских бригад, по-ударному восстанавливающих город».

Однажды среди руин Иван с отцом нашли совершенно неповреждённую икону. Это было похоже на чудо. Божественный лик со скорбью взирал на город-страстотерпец. Шумилины взяли икону домой и хранили все эти годы как бесценную реликвию.

Когда Иван Николаевич приезжает в Волгоград, он обязательно поднимается на Мамаев курган. И в памяти вновь вспыхивает чёрно-белой фотографией Сталинград лета 43-го. А потом его вытесняет вид нового города. Воскресшего.

СПРАВКА

В результате работы Сталинградской группы войск захоронено бойцов и командиров Красной Армии - 47 000; зарыто вражеских трупов солдат и офицеров - 147 000; трупов животных - 12 500. Обезврежено около 2,5 млн. мин и различных боеприпасов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах