910

Атаман Александр Кривенцев: «Главы города не помнят, где мы живем»

АиФ-Нижнее Поволжье №43 23/10/2013

Ровно 20 лет назад вышел закон о реабилитации репрессированных народов. В числе таких народностей и этносов, наиболее сильно пострадавших от притеснений прежней власти, упоминались и казаки. Закон гарантировал им возвращение прежних прав и даже земель. Был ли он реализован?

В. Попов, х. Клетский

Есть ли будущее у казачьей партии? Какую роль и вес сегодня имеет казачество и на что может рассчитывать? Ответы на эти и другие неоднозначные вопросы мы попытались найти у Александра КРИВЕНЦЕВА, атамана Волгоградского казачьего округа.

Государство, дай на возрождение!

- Александр Анатольевич, почему на Дону не образована область Войска Донского в границах 1918 года, как это неоднократно требовали от государства радикально настроенные казаки?

- Вернуться в прошлое на сто лет назад невозможно. Сегодня на традиционных казачьих землях живут переселенцы из центральных областей России, с европейского Севера, из Чувашии, с Верхней Волги. И теперь говорить жителям «извините, подвиньтесь», мол, это исключительно казачья территория - абсурдно. Если динозавр умер, то он умер. Выход в другом. По моему мнению, надо давать более широкую управленческую, территориальную автономию тем районам области, где казаки и их прямые потомки до сих пор составляют подавляющее большинство от местных жителей, - Алексеевка, Урюпинск, Преображенская и другие.

- И в какой тогда форме могут жить традиционные казачьи земледельческие хуторские общины?

- Ростки новых экономических моделей казачьей жизни существуют, каждый год появляются новые. Многие знают, что под Фроловом долгие годы существовало казачье предприятие по обработке земли, правда, потом оно «захлопнулось» из-за непродуманной государственной налоговой политики и чисто субъективных моментов. В самом нашем Волгограде есть чисто казачьи предприятия - мастерские, магазины по торговле казачьей амуницией, в Краснооктябрьском районе есть небольшой магазин, где торгуют экологически чистой сельхозпродукцией с Придонья.

- Тем не менее большинство представителей казачества предпочитают заглядывать в бюджетный кошелёк по принципу: «Государство, дай нам на собственное возрождение!»…

- Государство должно поддерживать казачество не за «красивые глаза», а за конкретные программные действия, за ту помощь, что казаки могут (и главное хотят!) оказывать. В городе Шахты Ростовской области, к примеру, местный мэр создал казачью экологическую инспекцию, которая борется с браконьерами и несанкционированными свалками. Мы также могли бы охранять леса и посевы от пожаров, реки, пойменные леса и степи - от браконьерского беспредела, нести службу по охране общественного порядка наравне с правоохранителями.

- И что же мешает вам организоваться в полноценные патрули?

- На Кубани и отчасти в Ростовской области все атаманские лидеры находятся на бюджетных зарплатах, а не работают на общественных началах. А мы энтузиасты. Каждый имеет по две-три работы, чтобы прокормить семью. Мы не хотим быть иждивенцами, просителями в глазах государства. Но и получать по 3,5 - 6 тысяч рублей в месяц за работу казака-дружинника - нереально. Наши дружинники, между прочим, неоднократно задерживали правонарушителей. Вот в Красноармейском районе остановили автоцистерну с нелегальным спиртом. Почему-то в той же Москве, где казаками во времена Российской империи и не «пахло», они сотнями «штыков» охраняют вместе с полицией общественный порядок. У нас край казачий на 70-80%. Тем не менее чиновники, мягко говоря, не балуют нас вниманием. Более того, я узнал, что региональное министерство по делам казачества и национальностей вот-вот «оптимизируют»: сольют с ещё двумя министерствами. Соответственно и внимания делам казачества наверняка будет уделяться в три раза меньше. Про Волгоград я вообще молчу. Нынешние «главы города» не помнят, на какой земле мы живём.

«Игра» в партии заканчивается плохо

- Такая тенденция появилась: казаки ударяются в самостоятельные политические игры, создают «казачьи партии» и её местные отделения, как в соседнем Волжском.

- Лозунг «Казачество - вне политики!» был поднят на щит ещё четверть века назад. Думаю, неспроста. Как только казаки шли на поводу у политических партий, течений - большевиков, эсеров, кадетов, это всегда заканчивалось трагически. Сегодня политически и общественно активные казаки могут войти в «Народный фронт», организовать там своё крыло. Этот механизм позволяет влиять на власть, не замаравшись политическими играми.

- Новый виток старой темы - нелегальная миграция и конфликты с местным населением. В Москве это вылилось в беспорядки. И у нас в прежние годы такое происходило. Какой способ погасить подобные конфликты могут предложить казаки?

- Казаки - люди законопослушные. Мы не станем «бузить», зная, что закон, органы правопорядка наши интересы защищают на все сто. Но если народ выходит массово на улицу, значит, конфликт зрел годами, а местная власть, правоохранители старательно не обращали на проблему внимания. Разумеется, нам не нужны ни народные самосуды, ни беспорядки. Но чтобы «бирюлёвский синдром» не посещал наш регион, необходимы жесткие законодательные механизмы в отношении мигрантов. В отношении диаспор, которые демонстративно плюют на вековые обычаи, традиции того региона, той местности, где они осели.

ДОСЬЕ

Александр Анатольевич Кривенцев родился в 1972 году в Волгограде. Три высших образования: инженер автоматизации, менеджер-экономист, государственное и муниципальное управление. В 2010 году избран атаманом станицы «Августовская» Волгоградского казачьего округа. 29 сентября 2013 года избран окружным атаманом общества «Волгоградский казачий округ».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах