182

Мигрантам платят половину зарплаты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Нижнее Поволжье 20/03/2013
Фото: ИТАР-ТАСС

С одной стороны, им кричат: «понаехавшие», «вы отнимаете работу у русских». С другой – «они наша демографическая па­лочка-выручалочка», «трудовая сила», «они берутся за ту работу, которую не будут делать русские». Они раздражают, когда мы слышим их непонятный язык и смех за спиной. Но их дети не разлей вода дружат с нашими, а о их взаимовыручке можно только мечтать. Так кто же они – мигранты? Нужны ли они нам, а мы им?

Учите русский!

С 1 декабря 2012 года в РФ вступил в силу закон, предусматривающий обязательное получение мигрантами сертификата на знание русского языка. Эти требования касаются тех, кто планирует работать в сфере обслуживания населения, розничной торговли и ЖКХ. Поэтому при участии регионального УФМС совместно с общественной организации «Дом дружбы» были открыты бесплатные курсы русского языка. 

– Первое занятие состоялось 6 февраля, – рассказала главный специалист-эксперт отдела по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев УФМС РФ по Волгоградской области Наталья Попова. – Первая группа состоит из граждан Афганистана. Это исключительно мужчины от 18 до 60 лет. Есть те, кто приехал 10–15 лет назад и до сих пор не знают нашего языка. Вторая группа будет состоять из афганских женщин. 

– Люди хотят жить в России легально, поэтому и пошли на эти курсы, – говорит лидер афганской диаспоры Низамуддин Бахави Низам. – Сейчас в диаспоре 200 человек. В Афганистане нет работы, опасно. И семьи отправляют сыновей на заработки. Некоторые тут и остаются, потом перевозят родных. По традиции афганские женщины не работают, так что в плане языка им ещё сложнее. Афганистан стал тюрьмой для женщин. Если в 1965 году в Афганистане они ходили в коротких юбках, то 10 лет назад им вообще запретили выходить на улицу. Сейчас ситуация поспокойнее, но всё равно опасна.  

До того как начать преподавать на курсах, кандидат филологических наук, старший преподаватель русского языка из ВолгГУ Евгения Дмитриева прошла специальное обучение в Российском университете дружбы народов. «В Москве нам говорили, что разрабатываются специальные задания, стандарты и учебники для мигрантов, но на практике ничего этого нет. К сожалению, курс очень короткий, всего 30 часов. Для людей, которые изучают язык с нуля, – это очень непросто. Самое сложное для них – аудирование, это когда даётся на слух текст, по которому потом задаются вопросы. Для того чтобы им было проще адаптироваться к социуму, мы проводим «игры»: сегодня «ходили в магазин», проговаривали модели разговоров, продукты питания. В следующий раз «пойдём в ресторан», – говорит Евгения.  

«У нас есть бильярдный клуб, бывает, вечером мы там собираемся, спорим о правилах языка, как правильно сказать то или это. Я объясняю им, как вести себя в обществе, в автобусе или на рынке, чтобы они правильно себя показывали. Все помнят случай, когда египтянин справил нужду у Вечного огня. Такие поступки плохо отражаются на всех мигрантах. Я первым принёс извинения от всех мусульман и предложил создать «чёрный» список мигрантов, совершающих плохие поступки, чтобы их сюда больше не пускали», – рассказывает глава афганской диаспоры.

Чтобы влиться в социум, мигранты готовы соблюдать правила страны, где они работают и живут. Так почему же согласно всё тому же опросу УФМС мы их не принимаем? Лишь 59% опрошенных относятся к мигрантам нейтрально, 12% относятся к мигрантам хорошо, все остальные – негативно. 14% опрошенных считает, что необходимо выселить тех, кто уже приехал, а 19% предлагают вообще не принимать мигрантов. 

Работорговля? Нет, не слышали!

– Исторически образ мигранта у нас – это чужак, который живёт вне своей страны, но по своим правилам и принципам, анклавами, – считает начальник отдела по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев УФМС РФ по Волгоградской области Нина Бирюкова. 

Вопреки сложившемуся мнению, доля приезжих в общей картине региональной преступности не так уж велика. Согласно статистике, предоставленной начальником отдела управления обеспечения охраны общественного порядка Алексеем Дружининым, преступления мигрантов составляют лишь 0,6% от общего числа. В основном это кражи, грабежи, мошенничество. Однако, как заметил Дружинин, факт совершенного преступления накладывается в сознании людей на восприятие гражданства и национальности преступника, что и вызывает общественный резонанс. Ничего удивительного: новость под заголовком «Мигрант изнасиловал девочку» всегда получит больший рейтинг, чем «Русский изнасиловал ребёнка». И как итог, все мигранты – насильники в глазах местных.

– В среде мигрантов остро стоит проблема латентной преступности, – уверен представитель узбекской диаспоры в Волгограде Рустам Джумаев. – Это настоящая торговля людьми. Приезжих на месте тут же встречают представители ОПГ, которые занимаются дальнейшим их распределением. Людской поток увеличивается, раньше приезжало по 35–40 тысяч, теперь уже 70, но большинство из них попадает в самое настоящее рабство. Мы по 15–20 трупов каждый сезон отправляем домой, по 30–40 человек попадает в больницы. Им часто даже регистрироваться не дают, сразу забирают, а затем они превращаются в нелегалов.

Впрочем, официальных заявлений, как правило, в полицию не поступает. Это никому невыгодно. В результате проблемы как бы и нет. 

Спасители демографии

В отличие от шумихи, которая появляется в СМИ вокруг «миграционных» преступлений, информации об их вкладе в региональную экономику практически нет. Между тем только за год в бюджет Волгоградской области руками мигрантов «вкладывается» в среднем 16 миллиардов рублей. 

Больше всего мигрантов вкалывает в сфере сельского хозяйства. От зари и допоздна 11 тысяч человек ковыряются на луковых и огуречных полях. Мигрантам достаётся примерно 50% от средней зарплаты волгоградца. 

При этом их травят русские, считая, что «понаехавшие отбирают работу у наших парней». Так, пройдя по котельниковскому рынку, не встретишь за прилавком славянского лица: торгуют преимущественно турчанки-месхетинки. Впрочем, как рассказал один фермер, проще нанять десяток киргизов, которые будут пахать с утра до ночи, чем уговорить поработать в поле русских. При этом мигранты не пожалуются, им можно платить ползарплаты, они не уйдут на больничный. Предполагать, что работодатели захотят отказаться от такой дешёвой силы – наивно. Впрочем, это и незачем. Демографическая ситуация в России печальна, и спасти её, похоже, могут только «понаехавшие». Палласовский район – единственный в нашей области, где рождаемость превышает смертность, – стал таким как раз благодаря мигрантам. Так что трудовое будущее России, видимо, как раз и составят дети современных «понаехавших». И здесь главное – не упустить момент, чтобы, посещая русскую школу, они забыли про анклавы и росли не как чужаки, а как граждане одной большой многонациональной страны. 

К СЛОВУ

На лето 2012 года в регионе официально жили от 21 до 25 тысяч трудовых мигрантов. Реальная же цифра – раза в два-три больше, с учётом тех, кто находится на нелегальном положении.

КОММЕНТАРИЙ

«От их зарплаты зависит жизнь семьи»

Казбек Фарниев, председатель Волгоградской областной общественной организации «Дом дружбы»:

– Все говорят: «вот мигранты», а я не считаю их за граждан другого мира, они приехали из бывших братских республик СССР, и у них до сих пор сохранилось братское отношение к русскому народу. Просто так трудовые мигранты сюда не приезжают – они едут по квотам, которые запрашивает работодатель. Он же за них полностью отвечает. Конечно, хорошо, если проблем нет, а работодатель честный, но есть и такие, кто задерживает зарплату или мало платит. Тут как раз основная проблема в том, чтобы люди смогли вовремя выучить русский язык и заявить, в случае чего, о нарушении своих прав. Возьмём корейцев. Они готовы работать без остановки, сутками, занимаясь кропотливым тяжелым трудом. И так готовы работать все мигранты. Мы, граждане России, увы, не такие трудолюбивые. Если они были бы невыгодны, если бы они так не работали – их бы никто не приглашал. Тем более, что с мигрантами проще, меньше головной боли, они не спорят, не прекословят. Да и стимул у них железный – зачастую от их зарплаты зависит жизнь всей семьи мигранта на родине. Да, они отправляют деньги за границу, но нельзя сказать, что эти деньги куда-то утекают. А что касается тезиса, что они отбирают работу у русских, то это, на мой взгляд, ерунда. Это на Кавказе работы нет, а тут, в Волгограде, её полно – кто хочет, тот работу найдёт, уж поверьте. 

«Это бомба замедленного действия»

Александр Таболаев, атаман Царицынского округа донских казаков: 

– Мигрантов в нашем регионе становится всё больше с каждым годом. В результате малоконтролируемых миграционных процессов во многих сельских районах «незаметно» для местных властей сформировались целые национа­льные анклавы. Есть территории под Тормосино у Чернышкова, на северо-западе Калачёвского района в Задонье, под Иловлей, под Котельниковом и у Октябрьского, где вы не услышите в хуторах и на животноводческих «точках» даже намёка на русскую речь. Турки-месхетинцы, чеченцы, азербайджанцы стараются практически не контактировать с местным населением. Разумеется, если таковое ещё осталось. 

Ожидать от таких людей, что они социализируются, станут жить и зарабатывать себе на хлеб с учётом обычаев нашей местности, по крайней мере наивно. Начиная с 90-х годов то тут, то там вспыхивали конфликты с местным населением, связанные именно с демонстративным пренебрежением не столько законов, сколько общечеловеческих норм и рамок поведения. Мне известны и вовсе дикие случаи, когда мигранты-гастарбайтеры находили в ходе обработки земли останки защитников Сталинграда и с пренебрежением выбрасывали их на помойки или в лесополосы. Бродячим собакам на съедение. В общем, некоторые такие «миграционные процессы» подобны бомбе замедленного действия – если не обезвредить своевременно, то обязательно где-нибудь рванёт. Если же власти хотят таким образом решить демографическую проблему, то почему бы им не перенять опыт Ставропольского края, когда на постоянное место жительства приглашают из ближнего зарубежья переселенцев родственной культуры и веро­исповедания?

мнение власти

Алексей Шемонаев, начальник отдела по вопросам трудовой миграции ФМС по Волгоградской области: 

– Хватает ли региону миграционного потока, пока говорить рано, хотя соответствующий мониторинг мы ведём постоянно. Ситуация на данный момент ещё неясна. В этом году установленные квоты несколько ниже, чем в прошлом. Это 35 тысяч иностранных граждан. Квота, безусловно, будет израсходована, но пока наплыва нет. Народ едет неохотно. Думаю, связано это с тем, что сезонные работы ещё не начались. Основными причинами приезда в Волгоградскую область мигранты называют отсутствие работы (41%) и низкие заработки (23%) в родной стране.

ПОЗИЦИЯ ТУМАНЯНЦА

«Больше уезжает, чем приезжает»

Говорят, что мигранты заполонили регион.

С 2001 года в регионе прослеживается миграционная убыль. Миграционный поток складывается из двух направлений – внутрироссийская миграция и международная. Основная убыль идёт по внутрироссийской. То есть из региона уезжает больше людей в другие области, Москву, Питер, Ростов и Краснодар, чем приезжает к нам россиян. А поток международной миграции к нам, наоборот, увеличивается. Очевидно, что чаще от нас уезжают высокоинтеллектуальные молодые кадры, а приезжают работяги с Северного Кавказа, из республик СНГ, Азии. Мы не единственная страна в мире, которая испытывает миграционный бум. Он может развиваться по двум сценариям. Это американский «плавильный котёл»: полная ассимиляция, когда мигрант, откуда бы он ни приехал, на вопрос о своей национальности отвечает: «я американец». Второй подход – европейский, мультикультурность, когда мигранты сохраняют свою веру, привычки, традиции, язык. Но я даже не слышу споров о том, какой из них лучше, не говоря уже о внедрении хоть какого-нибудь. Если так пойдёт и дальше, то через 20 лет у нас одна половина общества будет недовольна, что так много мигрантов, вторая половина общества, мигранты, будет недовольны отношением к ним. 

Карен Туманянц, кандидат экономических наук

От редакции. Конечно, невозможно разобраться на одном развороте: добро или зло «понаехавшие». Да, нам неприятно, когда мимо проезжает огромный тонированный джип, презрительно названый в народе «хачмобиль», откуда орёт музыка. Да, им страшно сделать замечание, потому что знаешь, что за одного встанут горой десятки из его диаспоры. Когда новенький мигрант приезжает сюда, его сразу же берут под опеку свои, ему помогают, сохраняя обычаи и язык. А почему мы, такие умные, не умеем делать так же? Ведь мы в равной мере травим и своих, и чужих.

Когда-то на территории региона жили татары, эта местность была перекрёстком миграций десятков народов. Только 1/10 часть волгоградцев – местные жители во втором или третьем поколении. Так что все мы тут «понаехавшие».  

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах