420

В Суровикинский психинтернат берут не всех

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Нижнее Поволжье 29/06/2011

Под присмотром немногочисленных женщин мужчины старательно работали во дворе. Казалось, на урок труда вышли первоклассники, которым очень хочется порадовать учителя. Только вместо учеников были пациенты Суровикинского психоневрологического интерната.

По стопам бабушки

Впрочем, работали не все. Часть мужиков осела среди книг, хотя половина даже читать не умеет. Под руководством библиотекаря Марины Мещеряковой они готовят стенд к празднику. Одного наставница просит убрать язык, другого хвалит за нарисованную звёздочку. Они же дети, просто очень большие. Поэтому тоже любят Гарри Поттера.

Но эти хотя бы выросли. А в отделении милосердия среди стариков лежит 19-летний парень. Увидев свою любимую медсестру Люду Меркулову, запросился на ручки. Взяла, а он вертится, как годовалый ребёнок. Такой и есть, болезнь Дауна не дала развиться росту и уму. Людмила привязалась к этому пациенту и хотела взять его домой. Врачи её еле отговорили: у женщины своих двое, куда с таким на её копеечную зарплату? 

Кстати, в том же отделении я встретил дядю одного из бывших мэров Волгограда. Павел Иванович рассказал, что попросился сюда из дома престарелых – здесь обслуживание лучше.

А мрачные легенды о смирительных рубашках отошли в прошлое – их отменили много лет назад.

– Санитарам мы сразу объясняем: милосердие прежде всего, – говорит директор интерната Антонина Звездина. – Если есть угроза, санитар должен сообщить врачу или медсестре. С больным поговорят, в крайнем случае сделают укол.

У санитара Тимофея Мишарева здесь работала бабушка, и он пошёл по её стопам. Парень крепкий – значит, сила всё-таки нужна?

– Нужна, – соглашается Тимофей. – Пересадить на коляску, придержать в ванной или когда одеваешь. За эту тяжёлую работу санитар получает оклад пять тысяч рублей.

Как сюда попасть

В основном сюда попадают с умственной отсталостью, на втором месте – шизофрения, на третьем – последствия травм и болезней. Есть и алкоголики. Один пропил всё, даже входную дверь своей квартиры. А ведь считался крупным транспортником.

Так что народ в интернате разный. Есть участники вой­ны, ликвидаторы аварии на ЧАЭС, даже один малолетний узник фашистских конц­лагерей. На таких даже голос стыдно повысить. Ну, а если воспитывать приходится, выглядит это так. Врач вызывает в кабинет пятидесятилетнего Вову и спрашивает, зачем он украл из чужой тумбочки конфету. Вова отвечает: «А я её уже съел». Вопрос исчерпан.

Не поверите, но персонал так к пациентам привязывается, что расставаться не хочет. Когда организовали этот интернат, из станицы Кременской Клетского района больных перевели сюда. А с ними переехали две медсестры и санитарки – не смогли бросить своих пациентов, так и стали здесь работать.

Член комиссии по приёму в эти учреждения области Светлана Юсубова рассказывает, что лишних сюда не поместить. Управление Рос­здравнадзора строго следит за обоснованностью нахождения пациентов и за лечебным процессом. Решение, направлять человека сюда или нет, принимает комиссия, затем нужно добиться согласия органов опеки – это касается всех недееспособных и несовершеннолетних.

– Человек сам должен написать заявление, хочет ли он жить и лечиться в интернате, – заканчивает Юсубова. – За недееспособных это делают их законные представители.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах