70

Выпускники учат алфавит

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Нижнее Поволжье 10/11/2010

Шестой «б» снова учил буквы. Вова Найденов доложил, какие знает: а, б, г, д, и, н, е. На этом запас шестнадцатилетнего парня был исчерпан. За полгода в Нижнечирской коррекционной школе-ин­тер­нате он так и не поладил и с цифрами. 

Про Есенина

Не смотрите, что воспитанники этой школы в Суровикинском районе большие, многие умом так и не вышли из детсадовского возраста. Заместителю директора по учебно-воспитательной работе Наталье Голубевой их очень жаль:

– Сиротами остались при родителях-алкашах с диагнозом «лёгкая умственная отсталость». Весь год учат букварь, потом всё забывают. Дай бог за девять лет четыре класса пройти.   

А как стараются! Мы зашли к пятиклассникам, когда они «учили стихи про Есенина», как сказал Лёня Пономарев. Цыганёнок Ваня Шишиленко писал их печатными буквами, чтоб наверняка. Без пробелов и ненужных закорючек. И ведь у всех получалось, только никто ничего не мог запомнить. Отличился Саша Корсуков, выдал-таки несколько строчек про белую берёзу под моим окном.

Беда в том, пояснила Голубева, что парни долго не могут слушать. Минут через пятнадцать теряют интерес ко всему. Только что, развесив уши, упивались Александром Македонским – и вдруг общий любимец выпал из истории. Начинают отвлекаться, шуметь.

– Скажешь раз, другой, а на третий могут послать, – вводит Голубева в образовательный процесс.

Ещё дети любят бегать из интерната, особенно мальчишки. Социальный педагог Нина Агапова рассказывает про Серёжку Калугина: этот  новенький уже успел удрать домой в Волгоград. Она считает, что все их питомцы хотят к мамочке, бабушке или любому, кто пригреет. У замдиректора по воспитательной работе Елены Ломакиной другое мнение: детишки бегут от контроля, лишь бы не вставать в семь утра и не ходить в школу. Как бы там ни было, тягу к беспризорности трудно истребить.

Из всех наук воспитанники любят лишь трудовое обучение – шить, слесарить, столярничать, полоть грядки. По этому предмету сдают единственный экзамен. Однако труды тоже идут со скрипом – верстаки старые, будущим слесарям не хватает металла, швеям – ткани, бисера и ниток. Много чего нужно, а взять негде. Купил комитет по образованию обладминистрации интерактивную доску, а на компьютеры денег не дал. Заместитель председателя комитета Александр Козырев соглашается, что материальная база здесь хуже, чем в других коррекционных школах. И называет при­чину: нет спонсора. 

На смену  гастарбайтерам

Жаль, ведь здесь растут не просто обиженные дети, а будущие рабочие. Те, кто шагнёт на смену гастарбайтерам на стройках и плантациях. Именно о том говорят и педагоги, жалуясь на отсутствие компьютеров. Ведь эти навыки будут нужны в проф­техучилищах, куда идут выпускники спецшколы. А ещё огромная интерактивная доска и мониторы с их цветными картинками помогут быстрее запоминать. Там ведь такие яркие картинки…

И вся эта школа полувековой давности давно просит ремонта и свежих красок. Стёртые деревянные полы, тусклые панели и будто изгрызенные окна вряд ли настраивают детей на лучшее. А ещё им нужна игровая площадка с горкой, качелями и другими детсадовскими забавами. Педагоги уже не просят денег – нашёлся бы добрый человек и дал материалы, они сами всё устроят. 

Заместитель главы администрации Суровикинского района Анатолий Дьяченко эти беды знает и отвечает так:

– Район строит за свои средства котельную для этой школы. Хотелось бы на паях с комитетом по образованию областной администрации, а там говорят: чем заморачиваться, лучше мы переведём детей в другие интернаты. А для Нижнего Чира это двести рабочих мест.

Вроде бы есть способ справиться со всем сразу: нужно отдать детей в приёмные семьи. Ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних администрации Суровикинского района Лариса Токарь утверждает, что в этом году забрали пятерых воспитанников. Двоих ребят забрала семья сотрудников этой самой школы.

– Говорят, настолько привязались к этим детям, столько в них души вложили, что решили не расставаться всю жизнь, – рада Лариса Токарь.

С ней согласны не все педагоги. Елена Ломакина уже насмотрелась на приёмных:

– Ведут себя более нагло. Алексей Широков, которого взяли в семью, стал задирать пацанов. Девочки разбираются, кто теперь домашний, а кто интернатовский.

Она считает, что особо рассчитывать на семью не надо. Взрослые ведь ждут от приёмышей ласки и благодарности, а ученики коррекционных школ несдержанны и вспы­льчивы. Поэтому вернули всех, кроме этих пятерых.

Одно утешение: на День учителя выпускники звонили своим бывшим наставницам. Все и отовсюду. Этим они тоже отличаются от учеников обычных школ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах