aif.ru counter
257

Профессор-слесарь из Волгограда учит современных студентов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Нижнее Поволжье 13/07/2011

Слесарь, блокадник, кадровый военный, педагог музыкального училища, первый аспирант из России, обучавшийся за рубежом, доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики ВГПУ. В свои 85 лет Николай Егорович Воробьев больше всего любит две вещи: учить детей и учиться самому.

Слесарь на войне

Трудовой стаж Николая Егоровича начался аж 70 лет назад. Когда 14-летним мальчишкой после пятого класса он поступил в ремесленное училище Ленинграда на слесаря. Было это в предвоенном 1940 году. А в 41-м оказался в Ленинградской блокаде.

- Вспоминать блокаду жутко, - вздыхает ветеран. - Самый страшный голод начался с ноября 1941-го и кончился в марте 1942-го. Потом уже выдавали хлеб, и можно было выжить. Впрочем, от дистрофии умирали и в мае. Но нашей группе повезло - мы охраняли общежитие и жили на кухне. Пусть готовить на плитах было нечего - зато мы грелись и этим спасались. Ещё была страшная напасть - вши. Порой рубашку расстилали на плите и раскалённой железякой выжигали насекомых из швов. Помыли нас лишь 22 марта. От холода, голода и бомбёжек из 900 воспитанников училища выжило 300. Сначала замёрзшие трупы стаскивали в бомбоубежище, а потом их сжигали в печи кирпичного завода. Не дай бог это ещё кому-либо увидеть. Пацанов, весивших килограммов 30, бросали в топку как поленья. А потом дым по всему городу сладковатый и противный…

А в августе 1942 года училище перевели в Горький. По его окончании молодой слесарь работал на 92-м артиллерийском заводе, а после работы… снова учился, только теперь уже в седьмом и восьмом классах вечерней школы. А девятый и десятый классы вечёрки слесарь-блокадник оканчивал параллельно с военным училищем в Шуе. Практически аттестат зрелости он получил одновременно со званием лейтенанта в 25 лет. Впрочем, военная карьера закончилась быстро - в армии начались сокращения. И Николай Егорович поступил в Московский педагогический институт, где изучал немецкий язык. Обучали студиозов просто и эффективно - по-русски с ними никто не разговаривал.

Дружба по почте

Затем судьба забросила молодого специалиста на Дальний Восток. Учёбу в Благовещенском педагогическом институте он совмещал с работой учителя немецкого языка в музыкальной школе. И вскоре доселе нелюбимый немецкий язык стал самым популярным школьным предметом. Любовь к языку Николай Егорович прививал… письмами.

- Узнав, что в Германии есть аналогичная школа, мы с ребятами по-немецки написали письмо, - говорит Воробьёв. - Отправили и забыли. Какой же у ребят был шок, когда нам ответили! И письма полетели в оба конца. Если юные немцы писали о пятёрках и прилежно учились писать по-русски, то наши клянчили шоколадки и шорты.

С директором этой немецкой музыкальной школы Николай Егорович встретился живьём в 1962 году в Германии, когда собирал материал для диссертации. Он стал первым аспирантом из СССР, обучавшимся за рубежом. Диссертация, кстати, была написана по-немецки.

Во время аспирантской жизни Николай Воробьёв снимал комнату у сухопарой фрау Данкен.

- По утрам она готовила мне кофе, бутерброды и яйцо всмятку, - вспоминает ветеран. - Мне однажды так эта кормежка надоела, что я приготовил борщ, пельмени и угостил её. Ей понравилось. Потом она решила меня удивить и приготовила пельмени - с ладонь размером! Много позже я узнал историю её жизни. Во время войны её муж был бургомистром городка на границе с Польшей, когда вошли наши войска, его арестовали, и вскоре он умер, а фрау пять раз насиловали русские солдаты.

Рассказывая про Германию, Николай Егорович показывает чёрно-белые фото 60-х годов: улыбчивые молодые немцы с интеллектуальными, даже какими-то светлыми лицами, поверить, что это их отцы выбрали нацизм, никак не получается.

Русский бюргер

Немецкий язык выручил Воробьёва спустя 10 лет, когда он защищал докторскую в Вильно. Литовский профессор заявил, что плохо говорит по-русски, и дальше коллеги общались только на немецком. Докторскую профессор Воробьёв писал, уже работая на кафедре педагогики Ростовского государственного университета. От этого же вуза ездил по обмену преподавать в Польшу. «Они считали, что русские ничему научить нас не могут, поэтому в свои центральные университеты не пускали даже на порог. Шутили, что надо брать с нас деньги за мыло, которым вымывать русский дух».

С 2000 года работает в ВГПУ. В свои годы сохранил ясность рассудка, умеет огорошить каверзными вопросами, любим студентами, много путешествует по всему миру. Ходит в шортах и абсолютно не похож на замученного нищенской пенсией среднестатистического пенсионера, скорее на пожилого бюргера, уверенного в завтрашнем дне.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах