30

Когда власть разберётся с «ядовитым» вином, дорогими лекарствами и дешёвым пивом

Об этом во время онлайн-конференции нам рассказал депутат Государственной Думы, член Комитета по экономической политике и предпринимательству, председатель подкомитета государственного регулирования рынка подакцизных товаров Виктор Звагельский.

О судьбе малого бизнеса

Наталья: — Скажите, как начинать бизнес, даже самый маленький, когда невозможно получить кредит? Да, мне предлагают взять потребительский, но это очень большой процент. А моя приличная кредитная история никого не впечатляет.

Виктор Звагельский: — Программа по кредитованию малого бизнеса подписана достаточно давно и развитие получила даже в условиях кризиса. И сумма на кредитование малого бизнеса выделена большая; другое дело, что все равно все это отдано на откуп банкам, и вопрос, кому и как банки будут выдавать деньги, — это вопрос в большей степени коммерческий. Правда, что касается государственных кредитных учреждений, то сейчас принят ряд законов, который поставил их в довольно жёсткие рамки. А вот проблемы с кредитованием в частных банках всё ещё надо решать.

Что могу посоветовать нашей читательнице? Если у вас действительно все есть для получения кредита, но под каким-то необдуманным предлогом вам в этом отказывают, вы можете написать официальное обращение и даже отправить свои претензии на мой адрес. Я постараюсь за этим проследить — я вообще слежу за исполнением законов, связанных с малым бизнесом.

Но разговор может идти только в том случае, если ваш запрос на кредит действительно обоснован, если стартап будет работать при отсутствии залоговых обязательств, если весь план будет признан целесообразным. Банк ведь идёт на очень серьёзный риск, выдавая вам кредит без залоговых обязательств, так что все должно быть четко и понятно: на что берете, когда это будет реализовано, укладываетесь ли вы в кредитную ставку.

Юра: — Порадует ли 2010-й год положительными нововведениями в сфере налогооблажения или разговоры о необходимости поддерживать малый и средний бизнес так и останутся разговорами?

В. З.: — С нового года вводится достаточно много изменений в порядке налогообложения. Это и переход на упрощенную систему, и изменения по ЕСН, и освобождение от части налогового бремени, и упрощение подачи налоговой декларации (и даже переход к 2011 году к электронной системе подачи декларации), а также — для малого бизнеса — льготная ставка налога на прибыль... Там очень много всего, причём частично это уже работает. Я общался с многими представителями малого бизнеса, и они говорят, что во многом жить стало проще. В основном это даже касается не налогов, а исчезновения огромного количества документации, которую приходилось делать раньше. Плюс сам факт того, что платить надо меньше, реже и с отсрочкой — это очень важно.

Что касается исключения процессуальных проверок и уменьшения давления на бизнес, эта мера тоже уже работает, но не всегда эффективно. Правда, исключительно по вине самих предпринимателей. Ведь никто до сих пор не верит, что приходящего сотрудника милиции можно развернуть назад на основе того, что сейчас действует такой закон. А реализация этих законов никаким органом не регулируется — только самими предпринимателями. Конечно, никто не хочет быть первым, но уверяю вас, если предприятие работает более-менее нормально, без нарушений криминального характера, такому предприятию нужно бороться за свои права.

Об алкогольном рынке

Валентина Петровна: — Считается, что если водка стоит дешевле 90 руб., она «паленая». Можно ли так же по цене понять, какое вино ненастоящее?

В. З.: — Что касается вина, определить, контрафактное ли оно, достаточно сложно, потому что вина могут быть действительно очень дешевыми, но при этом нормальными. В данный момент мы работаем над законом, который отделит, как во всем цивилизованном мире, дешевые столовые вина от вин марочных. У нас ведь сейчас под видом марочных вин продают столовые (то есть сделанные из винного порошка), потому что на них не указаны ни виноградники, ни страна происхождения. И достаточно много производителей пишут, что это вино произведено из такого-то винограда, а на самом деле это обычное столовое вино, и у нас никакого закона, регулирующего это, нет. Благодаря этому вы, кстати, никак не защищены от того, что при покупке вина можете отравиться.

— Со следующего года государство поднимает акцизы на алкоголь. Коснётся ли это пива? Ведь это не алкогольный напиток по определению.

В. З.: — Акциз на пиво подняли сразу в три раза. При этом оно действительно очень успешно сопротивляется тому, чтобы быть причисленным к алкоголю. Для этого успешно, сильно и жестко используются как административные ресурсы, так и финансовые.

Почему? Потому что, как только пиво будет названо алкоголем, кроме того, что на него будут распространяться все соответствующие ограничения, на него будут распространяться и все акцизные и налоговые платежи. У нас ведь до сегодняшнего момента нет отдельной строчки бюджета, касающейся пива. И мы узнаём о том, сколько на самом деле платит пивная отрасль государству, только от самого союза производителей.

В итоге, понимая, что приведение пива к алкоголю — достаточно трудоемкий процесс (именно из-за сильного лоббистского сопротивления), правительство сейчас пошло на то, чтобы хоть отдаленно приблизить пиво по его налоговым и акцизным сборам к алкоголю. Плюс, стоит задача каким-то образом наполнять бюджет, а в следующем году от пивной отрасли могут прийти «лишние» 60-70 млрд рублей.

О ценах на лекарства

Тимофей: — Почему решения о вводе госконтроля цен на лекарства принимаются постфактум — только после того, как СМИ подняли волну возмущения?

В. З.: — Разговоры об этом ведутся давно, но фармацевтический лоббизм очень силён. На данный момент определен перечень из примерно 500 лекарств, на которые будут установлены четкие государственные цены. Но! Это цены только от производителя. А проблема возникает на этапе продажи лекарств в рознице. И даже после принятия закона наличие целой цепочки посредников будет приводить к тому, что цена у производителя будет низкой, а цена в торговой сети все равно останется задранной.

Конечно, если цена в рознице будет сильно отличаться от цены производителя, будут наложены санкции — здесь должна серьёзную работу проводить Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Но всё равно: нам надо идти к тому, чтобы на основные лекарственные препараты были четко обозначены цены уже у продавца (с учетом индексации и поправками на инфляцию, конечно). Тогда это будет гораздо эффективнее и проще, чем сейчас, когда ФАС придётся разбираться с каждым конкретным делом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах