325

Волгоград застрял между прошлым и будущим

Волгоград, 6 декабря – АиФ-Волгоград. Она – мама известного волгоградского режиссёра Алексея Серова. Она – жена известного дирижёра Эдуарда Серова. Она – профессор Санкт-Петербургской консерватории, которая за свою жизнь дала путёвку в жизнь десяткам блестящих музыкантов. Генриетта Серова долгие годы живёт на два города: в Петербурге и Волгограде. Её взгляд на нас, волгоградцев, можно назвать, с одной стороны, взглядом стороннего наблюдателя, а с другой – заинтересованного человека. Ведь именно в городе на Волге живут её сын и две внучки.

Как правильно прогнуться?

– Давно заметила, что у многих политиков легко брать интервью – на все вопросы у них готовы свои тезисы и афоризмы. А человек искусства для большинства современных горожан, уставших от быта и проблем, – совершенно другой мир. Мир неведомый.

– При этом все люди искусства живут рядом с вами, рядом с политиками. Наше различие лишь в том, что у нас есть отдушина от быта и проблем – например, я сажусь за рояль или занимаюсь со студентами – и они меня спасают. От хамства, безразличия, очередей и бездушия чиновников.

– Насколько политика далека от искусства?

– Рядом. У нас квартира в Питере, в которой мы живём, находится на Московском проспекте. Это центральная магистраль, ведущая из аэропорта. Через день к нам приезжают либо Путин, либо Медведев. Так вот, в это время у нас перекрывают весь город! Вам нужно попасть в аэропорт? Значит, не доедете – и это ваши проблемы. А в день рождения Путина аэропорт закрыли на полтора дня. От такого чиновничьего рвения прогнуться перед начальством даже нас, людей искусства, начинает трясти от возмущения.

– Генриетта Алексеевна, расскажите про ваших студентов. Ведь они искренне любят классическую музыку?

–У меня на курсе учатся самые лучшие, элитарные молодые люди. Только «элита» – не в значении  «богатые, золотая молодёжь», а  в смысле «талантливые».  Вы представляете, что в этом году в консерваторию был конкурс четыре – пять человек на место. Несмотря на то, что в нашей стране профессия музыканта никаких заработков не приносит. Это в Европе скрипач или пианист – уважаемый человек. Не у нас.

  В чём разница между Европой и Россией?

– В культуре, уровне и её качестве. В Германии в каждом маленьком городе есть оперный театр и оркестр. 100 тысяч жителей населения – и они ходят слушать оперу!  Волгоград – миллионный город, а раз в неделю не могут набрать на концерт симфонического оркестра 800-900 зрителей. Наверное, горожанам такая музыка не нужна. Вот Филипп Киркоров никому не надоел. Приходят, покупают билеты по 3 тысячи рублей – и все  в полном восторге.

Со своим пирогом

– Ваши коллеги в 80-х годах, устав от безденежья и недооценённости, уехали за границу. Не возникало такого желания?

– До 1996 года Эдуард  Серов имел постоянную работу в Европе, по 12-13 недель в году мы жили в Дании. Я  с ним ездила.  Казалось бы, всё устраивало, оставайся да живи, но когда приезжаешь домой, слышишь в аэропорту русскую речь, и – господи – так становится хорошо!

– Значит, что-то в Дании не устраивало? Может, у них есть такое, чего нет у нас?

– Наоборот, у нас многого нет, чего есть у них. У них присутствует какая-то неоткрытость. Можете себе представить, что вы в гости к среднезнакомым людям приходите с мешочком с едой?  Или зовёте в гости, а у вас ничего нет? Вот видите, между нами пропасть. Мы ведь какие – в холодильнике шаром покати, а  в лепёшку разобьёмся и  сделаем так, чтобы хорошо накормить гостя.  А потом уже будем думать, как дожить до зарплаты.

В этой связи вспоминается анекдот об Александре Вертинском. Он вернулся на Родину. Пока целовал землю, чемодан, стоявший рядом, исчез. Певец сказал: «О Россия, я узнаю тебя!». Так и мы. Вылетаем из одного аэропорта, где стерильная чистота и порядок, а прилетаем туда, где вечные очереди и в туалете не очень хорошо пахнет. И всё равно понимаешь, что дома хорошо. Потому и остались.

– И всё-таки не жалеете никогда?

– Ни капельки. Тем более, что сегодня можно свободно перемещаться по миру. Многие мои ребята ездят по многим странам, а уезжать из России не хотят.  Даже работая за границей,  сохраняют гражданство. Мы не уехали и не жалеем. Когда у мужа спрашивают, почему он работает в Волгограде, Эдуард Афанасьевич отвечает: «А везде люди!» Знаете, ему пишут такие  пронзительные письма  благодарные слушатели. За то что приносит людям радость.

– Вы живёте на два дома, один из которых в Волгограде. Нравится вам наш город?

– Мне немного жаль волгоградцев, которые здесь живут и ничего не видят. Телевизор я в расчёт не беру. Те, у которых достаточно финансов, берут билет – и прилетают в Питер, здесь только 100 театров, огромное количество концертных залов. Каждый день концерт, а в Волгограде – один в неделю – и не идут люди! Не идут!

У нас в Петербурге создан Дом музыки под руководством Сергея Ролдугина, профессора консерватории, виолончелиста. А поскольку он крёстный отец дочек Путина, то с финансированием его проектов проблем не бывает. Вот он и затеял проект «Река талантов». Он отбирает по стране одарённых детей. Ребятам предоставляется возможность сыграть с известными симфоническими коллективами  страны, в том числе с нашим оркестром, и это огромная честь для них и удовольствие для зрителей.  Угадайте с одного раза, сколько билетов было продано на этот шикарный концерт в Волгограде? Ни одного! Это звёзды XXI века, замечательные ребята, но их музыка никому из волгоградских зрителей оказалась неинтересна. Несмотря на то, что стоимость билета была  100 рублей.  

– Волгоград застрял где-то между прошлым со Сталинградской битвой и теперь между будущим ожиданием чемпионата.

– Вот-вот, нас приучили жить лозунгами. Мы всегда ставим перед собой конкретную дату и работаем над её приближением. А вот на Западе люди просто живут. К примеру, жители  Германии знают, какие культурные события происходят в других городах. Немцы садятся и едут на спектакль. Поскольку Финляндия рядом с Питером, то у нас есть возможность летом и зимой снимать на месяц коттедж, где мы отдыхаем всей семьёй. Там есть посёлок Кухма, где живёт около 15 тысяч человек.  И у них проходит международный фестиваль камерной музыки. Туда съезжаются зрители изо всей Финляндии. Им не зазорно проехать несколько сотен километров, чтобы послушать хорошую музыку и талантливых исполнителей.

Москва – не Россия

– Федеральные телеканалы пытаются популяризировать классическое искусство – то оперные певцы перепевают шлягеры, то балерины соревнуются на Первом. Как относитесь к таким передачам?

– Наше телевидение нисколько не радует, за исключением канала «Культура». Оно может только развлекать, не более того. Когда смотрю в эфире на Путина или Медведева, то вижу вокруг них одних и тех же деятелей искусства. Все они живут в Москве. Олег Табаков, Евгений Миронов, безусловно, величайшие режиссёры, но это не вся Россия! На совещаниях по одну руку сидят Гергиев, по другую Денис Мацуев. Если раздают миллионы рублей, то только им. Я работаю в консерватории,  напротив нас – Мариинский  оперный театр. Мариинку щедро одаривают подарками, там шикарные автобусы стоят возле театра – подарок от крупной компании. А волгоградские музыканты вымаливают деньги на автобус, чтобы  съездить в Волжский на концерт. «Нет денег» –  это единственная  фраза, которую они слышат от чиновников.

Вот свежий пример. В Волгоград приежают немцы. Из города Остенбюрг, где был когда-то подписан Вестфальский мир. Сами приезжают, за свои деньги, дают концерт  в Сарепте и ещё один – совместно с Волгоградским симфоническим оркестром. После чего предлагают Серову с оркестром нанести ответный визит. А у нас нет денег на самолёт. Чиновники от культуры предлагают такой эконом-вариант для музыкантов – пять дней в автобусе в один конец, пять дней в другой. Почему чиновники полетят, а мы должны ехать неделю?

– Может, оттого, что наши випы – не большие поклонники  классической музыки, литературы и театра?

– На каждый концерт мы приносим приглашения всем руководителям. Пусть даже просто лежат на столе, напоминая о нашем существовании. Ведь Эдуард Серов создал симфонический оркестр с нуля. Оркестр, которым Волгоградская область может гордиться по праву! Молодые музыканты, у которых есть жены и дети, получают по 12–15 тысяч рублей – и продолжают заниматься любимым делом. А как они выкладываются! Недавно в Екатеринбурге проходил Второй Всероссийский смотр симфонических оркестров. Единственный концерт, который публика приветствовала стоя, – это был наш, волгоградский коллектив.

И пока ребята играют, город жив. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах