82

Меню по-чеховски: чашка чая после спектакля

- В каком сейчас классе Чехова проходят? В девятом? Вообще ни в каком не проходят?  - после минутной паузы последовал ответ, достойный Актера, - Все равно я буду играть!

С этих слов начал свое выступление в Волгограде народный артист России Александр Калягин. На сцене Областной филармонии в минувшее воскресенье его театр «Et Cetera» давал представление. В афишах крупными буквами было указано:  А.П. Чехов. «Лица». Спектакль по юмористическим рассказам «На чужбине», «Психопаты», «Канитель», «Злоумышленник», «Дипломат».

Продолжая свою речь перед спектаклем, Калягин вдруг выдал:

 - А вообще, Вы знаете, молодым Чехова не понять.  Они еще не все в этой жизни испытали. Когда ты знаешь, что такое горе, зависть, чванство? В сорок лет. И тогда все, что происходит на сцене, все это становится таким узнаваемым, пахнет вечностью. И от этого хочется смеяться. Вокруг ракеты-интернеты, а российский человек не меняется. 

Вы знаете, актеры очень любят играть Чехова. Сочные рассказы, богатые роли – все это их привлекает. Мы не изменили и не добавили  ни одного слова. То, что Вы сейчас увидите, - это Чехов, как он есть. Все остальное – актерская игра.

Чехов понятен только нам. Иностранцы обожают играть Чехова. Обожают, но не понимают его. Чувствуют, что это что-то новое, отличное, но…  Я знаю, о чем говорю:  в Англии, в Оксфорде я преподавал актерское мастерство, читал  в том числе, и Чехова.

Иностранцу Чехова сложно понять. Вот яркий пример. В одном из его произведений герой смотрит в окно и говорит: «Погода хорошая. Не знаю: то ли чаю выпить, то ли повеситься». В этой его фразе вся наша с вами жизнь. Просто гениально, по-моему. А иностранцы не поймут, зачем повеситься, спрашивают, почему?  Зачем, мол, чай пить, если вешаться? Конкретны они очень. Эти вещи понятны только нам.  Жить на самом острие жизни,  жить как на ноже и чувствовать себя комфортно, рожать детей, заниматься хозяйством, домом, - может только наш человек.

Такое волгоградский зритель видит не часто. Спектакль «Лица» по праву можно назвать идеальным театральным блюдом по рецепту шеф-повара русской сцены Немировича-Данченко. Ингредиенты до неприличия просты:  берете Актера, можно двух, только хороших, зрелых таких, знаете ли. Выпускаете их на голую сцену и добавляете первосортную актерскую игру. Блюдо готово. Будь она действительно хороша, эта игра, истинный театрал, да и простой зритель, способен получить от нее наслаждение ничуть не меньшее того, что иной гурман получает от икры.

И уж поверьте, зрители свое получили.  При минимуме декораций два Актера на сцене творили чудеса. Народные артисты России Александр Калягин и Владимир Симонов больше часу начисто овладевали вниманием зрителя. Только что они рассказывали тебе о Чехове от имени Калягина и Симонова, и через секунду, не меняя позы и костюма, они уже помещик Камышев и старик французик месье Шампунь из рассказа «На чужбине».  Эти лицедеи с необычайной легкостью играли характерами, которые по праву можно назвать чеховскими, перенося зрителей и в беспросветную жизнь-тоску заброшенной деревеньки, и в лишенную смысла суета суету уездного городка.

Прочитанные, а вернее, мастерски сыгранные в лицах юмористические рассказы Чехова оказались востребованными и сейчас. Невзирая на трех- и четырехзначные числа в графе «Цена» на билетах, горожане подчистую выкупили все. Такого аншлага, пожалуй, не припомнит  волгоградская сцена последнего времени.  Концертный зал Областной филармонии давно не радовал столь высоким зрительским интересом. Свободных мест в нем практически не осталось.  Душевный голод человека, истосковавшегося по настоящему искусству, невозможно устрашить дороговизной пищи. Браво шефу – блюдо удалось! Если вдруг после такого сытного приема пищи духовной у вас все еще возникнет тот самый чеховский вопрос, что выбрать, – выпейте чаю! 

    

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах