83

Селяне режут племенной скот, чтоб отдать долги и начать посевную

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Нижнее Поволжье 12/05/2010

От Волгограда до Палласовки 300 км. Сотни полей вдоль дороги – и ни одного трактора с сеялками, хотя сроки посевной уже уходят. Этот абсолютно пустынный пейзаж объясняется просто: в области нет семян, горючего и запчастей. Такой катастрофы в мирное время село еще не видело.

Интервенты на элеваторе

Председатель СПК «Лиманный» и одновременно – совета директоров всех предприятий Палласовского района Николай Сариев считает, что начало нынешним бедам положила прошлогодняя засуха, опустошившая Заволжье: – Собрали с гектара по 50 килограмм зерновых. Втрое меньше, чем сеяли. К осени зачастили дожди, и появилась надежда. Заняли у соседей, взяли кредиты – и по району засеяли 68 тысяч гектаров. Конечно, на нас давили долги в двести миллионов, но мрачные мысли отгоняла хорошо пошедшая в рост пшеница. А после Нового года хлынули ливни, ударили морозы и образовалась мощная ледяная корка. На глубине узла кущения температура почвы понизилась до минус 11. Беда пришла во все районы области, а в Новониколаевском вымерзло девять десятых озимых. Палласовцы потеряли 85 процентов.

– Деньги на сев брать неоткуда, – подводит итог Сариев. – Начали продавать на мясо племенных бычков, которых выводили пять-шесть лет. Налоговая наезжает, требует подати даже с долгов. Госпожнадзор опечатал в моём хозяйстве мастерскую, энергосбыт отключил электричество.

Ещё хуже дела в крестьянских хозяйствах. Их ассоциацию в районе возглавляет Николай Рак. Он тоже говорит о прошлогоднем неурожае с болью:

– Комбайны даже не выходили, молотить было нечего. Соседи из Старополтавского района выручили соломой, а фураж взять было негде. Началась бескормица. У Армана Тугжанова пало 500 скотных овцематок, он остался без надежды на будущее. Остальные тоже – сеять-то нечем.

Зам. главы района по сельскому хозяйству Александр Игнатченко поглядывает из окна кабинета в сторону элеватора:

– В километре отсюда, а не достанешь. Там хранится интервенционный фонд, он должен регулировать зерновой рынок. Без дела лежат восемь тысяч тонн, всему району на посевную хватило бы и соседям осталось. Возникает вопрос, как потом регулировать цены на зерно, если истратить интервенционное? Но и на это у Игнатченко есть ответ: – Зерно хранится уже три года. Лучше оно от этого не становится, выгоднее заменить его будущим урожаем. Но какие могут быть гарантии возврата, когда четыре последних года нет урожая? Зам. главы стоит на своём: если не верят колхозникам, можно взять у «интервентов» зерно под поручительство районного, областного бюджетов. С этой просьбой обращались к вице-премьеру Виктору Зубкову – пришёл отказ. Писали депутатам Госдумы, получили ответ: помощь из федерального бюджета региону была. Пострадавшим от засухи в 2009 году хозяйствам было предусмотрено 980 миллионов 657 тысяч рублей. А дальше приписка: «Данные средства не носят целевого характера и могут быть направлены на оказание помощи сельхозтоваропроизводителям, пострадавшим от засухи». Получается, что могут направить, а могут и нет. Поэтому палласовцы из тех денег не получили ни рубля.

Опущенная целина

– Горючее по льготной цене нам отпускают только по предоплате, и забирать его нужно в Красноармейском районе Волгограда. Пока бензовоз сгоняет за четыреста километров, литр солярки выльется в те же 17 рублей, что и везде, – продолжает Игнатченко.

– А если сейчас не сеять, поля зарастут бурьяном, расплодятся вредители, – добавляет Рак. – Здесь же целина была, в пятидесятые её поднимали – теперь опускают.   

Остаётся надеяться на энтузиазм людей. Главный агроном ООО «Пагро» Александр Перченко, которого в Палласовке считают самым авторитетным специалистом, так и делает:

– В нашем хозяйстве ещё ни гектара не бросили. И заслуга в этом механизаторов. Без зарплаты выходят в поле. Знают, что если не посеем, не будет корма даже для личного скота.

Этих сознательных механизаторов осталось 35. Две трети уже сбежали в Москву и Волгоград. Поэтому зерновой клин сократился в два раза. В «Пагро» те же беды, что везде: засуха, дожди, морозы. Не понос, так золотуха: в апреле речка Торгун вышла из берегов и всё затопила.

На днях в здешней степи видели чудо – сайгаков. Пришли из Казахстана, а раньше в этих полях не появлялись. Теперь ни тракторов, ни людей – бояться нечего.  Но кое-кого мы всё же нашли. Как большую диковину агроном показал своих механизаторов на посевной. Все трое тягали мощными тракторами К-700 сеялки так, что пыль столбом. Один из них, Владимир Райфшнайдер, объяснил, почему сел за баранку этой махины за 280 рублей в день: 

– Москвы на всех не хватит, Волгограда тоже. А у меня двое детей. 

Кто грызет белье и бюджет

В соседнем СПК «Фурмановский» картина уже знакомая. Посеяли девять тысяч га озимых, и тут бац! – дождь, мороз. Почти всё погибло. А снова сеять надо: влаги 120 процентов от среднемноголетних показателей, не пройдёшь с сеялкой – вымахают двухметровые сорняки. Главный агроном хозяйства Николай Валиев говорит то, что и так известно:

– По телевизору говорят про поддержку селу, а мы видим обман. Живём всё хуже и хуже, дыры дырами латаем. С зерном не получается, мясо тоже убыточно, зато саранча к концу мая полезет. Может, её выращивать и продавать в африканские страны как деликатес?

Председатель «Фурмановского» Салих Челик, курд по национальности, думает о том же: вылезет саранча из кубышек и сожрёт растительность подчистую. 

– Это же итальянский прус, он ест всё! – возмущается Челик. – Вывесишь мокрую простыню – прогрызёт до дыр.

В том числе бюджет Челика. Он вложил в производство 60 миллионов рублей и теперь пожинает сплошные убытки. А еще страшнее саранчи для председателя налоговая инспекция. Говорит, она не замерзает и не гибнет от засухи. Чтобы рассчитаться с ней, за полцены приходится отдать шерсть племенных овец:

– Покупали по 200 рублей килограмм, продаём по 50. У нас 2800 голов племенного скота, всех придётся извести за долги. За двадцать копеек могут счёт арестовать. Мы тут скоро сами друг друга резать начнём, если не дадим пайщикам зерно и солому.

В том же русле выразился руководитель племзавода «Ромашковский» Владимир Аноприенко:

–Если не будет урожая, придётся пускать под нож весь племенной скот. А выводили его с 1947 года.

Даже в его крепком хозяйстве десять тысяч га уйдут под «вынужденный пар» – в полеводстве термин новый, зато актуальный.

ЧП областного масштаба

Только что в области прошло совещание, где говорили о помощи селянам в проведении посевной. Вот как увидел его результаты глава Николаевского района Юрий Чувашин: 

– Нам могут помочь с семенами под гарантии бюджета, и если есть уверенность в хозяйстве, я гарантию дам. Но 30 процентов должно пойти предоплатой, а этих денег у селян нет.

Вспоминает о 980 миллионах, что должны обломиться области в связи с гибелью озимых. Вот, мол, и были бы те 30 процентов. Председатель районной думы и генеральный директор агрофирмы «Восток» Владимир Струк смотрит иначе. В области говорят о помощи со стороны МЧС? Так эти деньги надо не давать на каких-то условиях, а подарить. Иначе кабала продолжится. В Николаевском районе долгов по кредитам набралось на 150 миллионов рублей – их уже нечем отдавать. И дело не только в катаклизмах:

– Нет чётких правил игры, выверенной схемы получения продукции. Всё время ставим вопрос так: надо помогать. А давайте создадим условия, чтобы крестьянин из просителя превратился в добытчика. 

Начальник отдела по развитию сельскохозяйственного производства администрации Николаевского района Василий Битюков напоминает о результатах такой политики:

– За четыре года засухи у нас осталось два рентабельных хозяйства из семнадцати. И такая картина по всему Заволжью. В районе было 45 тысяч гектаров озимых – осталось 14500. Яровыми надо было засеять около 70 тысяч гектаров, сделали только десять тысяч. Скот и людей ждёт бескормица.

Заместитель председателя комитета по сельскому хозяйству и продовольствию администрации области Георгий Волколупов тоже подрастерял оптимизм:

– Потери от гибели озимых – 1 миллиард 443 миллиона рублей. Деньги не возместили. Только Заволжью нужно на посевную не менее 200 миллионов рублей. Где взять?

Георгий Валентинович  показывает копию телеграммы Путину за подписью губернатора Анатолия Бровко с просьбой оказать региону финансовую помощь. Подготовили базу для введения в некоторых районах чрезвычайного положения. Если не принять экстренные меры, обстановка накалится до опасного предела. Это же постоянно звучало на недавнем совещании в комитете по агропромышленному комплексу и охране природы облдумы. Его председатель Анатолий Якунин сказал нашей газете, что депутаты рекомендуют губернатору ввести в пострадавших районах режим ЧС, обратиться к правительству по поводу компенсации затрат на понесённые потери, ходатайствовать перед Министерством сельского хозяйства об отсрочке лизинговых платежей. Требуется пролонгация платежей по кредитам, решение вопроса о субсидиях.

О сайгаках не говорили, а зря. Опять ведь станут хозяевами наших степей.

Кстати

2% (120 млрд. руб.) от расходной части госбюджета РФ предусмотрено в 2010 году на поддержку сельского хозяйства всей страны. По советской Продовольст­венной программе 20% госбюджета СССР направлялось в сельское хозяйство. 

Крупнейшие неурожаи в Поволжье

1921 – 1922 Голод из-за неурожая охватил 35 российских губерний с населением в 90 млн.человек. наиболее пострадали области Южного Урала и Поволжья. Погибло 5 млн. человек

1932 – 1933гг Из-за коллективизации и неурожаев погибло 7 млн. человек

2007 г – В Волгоградской области из-за засухи на площади 700 тыс.га погиб урожай. Ущерб составил 5 млрд. рублей.

2009г  – По данным Минсельхоза в регионах Юга России из-за засухи погибло 11 млн. тонн зерна

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах