63

Будущее волгоградцев за рабочим классом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Нижнее Поволжье 11/07/2012
Фото: Владимира ЧЕРНИКОВА

Как правило, гостями редакции становятся учёные, деятели культуры, военные или политики. А как же рабочий класс? Раньше имена передовиков производства не сходили со страниц газет, они были столпами общества, на них держалась экономика. Как сейчас живётся простым работягам с завода?

Мы решили восполнить пробел и в этом номере предоставили слово газо­электросварщику Анатолию Брехову. Ког­да-то его имя было на слуху: от имени Волгоградского моторного завода он выступал на собраниях актива и в центральных газетах, его знали первые лица области. Ему есть что сказать и сейчас.

Отобрали право выбора 

– Когда-то стахановцев сажали в президиумы, оценивая с нынешних позиций – чем вы тогда ощущали себя, фигурой или винтиком?

– Как рабочий я действительно чувствовал себя хозяином положения. Больше 30 лет был бригадиром, секретарём партбюро цеха, делегатом партконференций района и области. Нас уважали: в парткоме я семь лет просидел за одним столом с директором завода Валентином Степановичем Ширяевым. У него в подчинении было 4,5 тыс. человек, но он каждое утро обходил цеха и здоровался со всеми. Несколько раз я встречался на улице с председателем облисполкома Иваном Петровичем Шабуниным, он тоже узнавал меня и протягивал руку. 

Но уважение было не только в этом. Как передовику мне 12 раз давали бесплатные путёвки в Сочи, Карпаты, Молдавию. И я ещё выбирал, куда поехать! Когда пришло время, сразу выделили место в детсаду для ребёнка. Предоставили сначала комнату в семейном общежитии, потом трёхкомнатную квартиру, в ней и живём. 

А потом начальству не стало дела до рабочих. Работая на моторном заводе по 12 часов, я в 2007–2008 годах получал шесть тысяч рублей в месяц, с переработками – восемь. Пошёл к заместителю директора просить повышения хотя бы на тысячу, а он говорит, что денег нет – прибавили главному инженеру до 52 тысяч, заму по производству и главбуху также. Спрашиваю, сколько надо сварщиков и как они должны перерабатывать, чтобы добыть вам такие деньги? Замдиректора, не смутившись, ответил, что так повсюду. 

Хозяева и руководители завода до его банкротства экономили на всём. В туалетах на заводе два года не было воды, цеха не отапливали. Станки с программным управлением накрывали полиэтиленом и ставили в те шалаши калориферы – на холоде станки не работали. А рабочий выдерживал всё. Температуру в цехах –12 градусов, в сильные морозы до –15. А потом и завод обанкротился. Под производственные корпуса и оборудование хозяева в лице Николая Волкова взяли огромные кредиты. Мы работали не покладая рук, и каждый раз нам говорили, что на зарплату денег нет. О нас просто вытерли ноги. 

– Тысячи рабочих оказались на улице, вы в их числе. Зато есть конкуренция, пьяниц и лодырей не держат. Это ведь хорошо?

– Наверное. Но у рабочего отобрали право выбора. Когда я рассчитался с моторного, сварщиком так никуда и не взяли – после 50 лет я оказался никому не нужен. Это страшная беда для всей страны: до 25 лет человек не нужен – нет опыта, после 40 – старик. Получается, специалист нужен Родине всего 15 лет?

Мне тогда пришлось идти устраиваться дворником – на одно место пришло четыре человека, из них на эту должность приняли бывшего майора. Я не жалуюсь и другим не советую, если хочешь жить, всё равно найдёшь себе занятие. Работаем с женой на двух дачах. Одного сортового винограда в прошлом году 450 килограммов продали, яблок тоже много. Заработали 120 тысяч, тем и существуем. В нашем садоводческом обществе 1200 участков, человек 800 в рабочем возрасте ими и спасаются. Не беда, у моих родителей были пенсии по 24 рубля, и не жаловались. А мы ещё той закалки.

Не все станут президентами 

– Сейчас многие рабочие уезжают на северные вахты.

– У меня товарищ ездит в Ямбург к газовикам. Зарабатывает много, но часто вахты – прямой путь к распаду семьи. За всё надо платить…

Я тоже в молодости ездил на вахты. Строили дома в Николаевском районе. Но это была совсем другая жизнь – комсомольский призыв. Создавали эпоху, поднимали целину. Сейчас там всё разрушили, но мы в те годы жили радостно. Пахали с восьми до восьми, а потом шли на танцы. Теперь едут за деньгами, запах тайги и просторы никому не нужны. Система начала работать против человека. Когда мы приехали на целину и ещё ничего не заработали, нас кормили бесплатно. Разве сейчас такое возможно?

– Стране остро нужны высококвалифицированные кадры. Губернатор предлагает разместить в учебных заведениях госзаказ на обучение рабочим специальностям. 

– О таком госзаказе я писал в газете «Труд» ещё 15 лет назад. Стране нужны производители, юристы и экономисты не нужны в таких количествах. Сначала работу нужно выполнить, а уж потом её обсчитывать. Иначе будет, как на моторном заводе, где остался один главный бухгалтер, который выдаёт справки о задолженности по зарплате.

Но госзаказ нужно подкрепить стимулом, чтобы на свой заработок человек мог купить жильё. Вплоть до льготного кредита для рабочих специальностей, резервирования для них мест в детсадах. А главное, этих специалистов надо обучать. Я каждый год готовил четыре–шесть человек, а теперь наставников на заводах нет.

На заводах раньше работало много рабочих династий. И это было хорошо: только отец может сполна передать знания и умения сыну. Особенно полезно это для высококвалифицированных токарей, фрезеровщиков, шлифовщиков, газоэлектросварщиков, электриков. Это движение нужно возрождать, не все ведь станут президентами. Рабочие останутся, как бы далеко техника ни продвинулась – её всё равно надо ремонтировать, как это делал я.

– По-вашему, где больше всего будет нужен рабочий класс?

– В стране 21 завод, выпускающий автомобили. Думаю, столько не нужно – лет через пять часть обанкротится, попомните моё слово. Мы были голодные на технику, а сейчас у многих семей две машины. У работников этих заводов будущего мало, поэтому смотреть нужно в сторону села. Вот там техника нужна – комбайны изношены, тракторы «Беларусь» старые-престарые. А у нас тракторный завод почти простаивает, хотя раньше свою продукцию отправлял эшелонами. Нужно вернуть к жизни завод оросительной техники – без полива в засушливом регионе ничего не будет. В Иловлинском районе мы прокладывали трубы от Дона в степь, сейчас их выкопали и продали. Но создавать нужно современное туманное орошение. А для этого тоже нужны квалифицированные рабочие кадры.  

– Страна пока живёт за счёт нефти. В чём наше будущее?

– Только в собственном производстве, а не в торговле. Правильно говорит писатель Михаил Веллер: человек рождён преобразовать мир. И менять его нужно так, чтобы не было нищих и голодных. Чтобы человек был обеспечен работой и мог содержать семью. А добиться всего можно только трудом, другого пути нет. Надо работать самому и приучать к этому своих детей – иначе они просто растратят то, что создал ты. 

ДОСЬЕ

Анатолий Андреевич Брехов окончил Камышинское строительное училище по специальности электросварщик. Проработал по этой специальности 45 лет в одном цехе Волгоградского моторного завода. Добился высшей квалификации. Имеет специальности каменщика и слесаря-ремонтника шестого разряда. После банкротства завода не работает. Женат, двое детей и двое внуков. 

ЦИФРЫ

Более 4000 промышленных предприятий работает на территории Волгоградской области.

500 из них являются крупными и средними промышленными предприятиями.

130 000 человек заняты в промышленности региона.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах