191

Воспитатели областного детдома не смогли справиться с агрессией больных детей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Нижнее Поволжье 08/12/2010

Начиная с 26 ноября областной детский дом, где сейчас воспитывается 48 детей от 3 до 18 лет, стал местом информационного паломничества журналистов. И каждый посчитал своим долгом морально плюнуть в проклятые стены. Это предсказуемо, тема зверства в детдоме отлично поднимает рейтинги.

Но что на самом деле происходит в детдоме и как сказалась на сиротах шумиха, якобы отстаивающая их права? Мы решили не травмировать детей, а честно дать высказаться обвинению, защите и пострадавшей стороне.

Официальная страшилка

26 ноября прокуратура Волгоградской области разместила на официальном сайте громкое заявление о том, что воспитанников детского дома госпитализировали в психлечебницу в «воспитательных» целях. Директор детдома направляла воспитанников за проступки в Волгоградскую областную наркологию и Волгоградскую областную психиатрическую больницу №5, где они подвергались принудительному лечению при отсутствии достаточных оснований. Госпитализировались дети группами по 3–6 человек на основании ходатайства директора при отсутствии комиссионного заключения врачей-пси­хиат­ров и решения суда.

Так, одному из несовершеннолетних с первого дня поступления в наркологический диспансер был назначен ряд нейролептиков, побочными действиями которых являлись галлюцинации, бред, судороги жевательных, глотательных мышц, глазных яблок, языка и другие последствия. Медицинских показаний к назначению препаратов не имелось. Более того, вводимый подростку аминазин был ему противопоказан в связи с имеющимся заболеванием печени.

В качестве воспитательных мер руководством образовательного учреждения практиковалось помещение детей в медицинский изолятор и применение препарата психотропной группы «Аминазин» без назначения врача.

В настоящее время установлено порядка 20 подобных фактов, совершённых в период с 2008 по 2009 гг.

После релиза 29 ноября  с детьми и директором захотели пообщаться девять телекомпаний. Один из журналистов даже предлагал ребёнку за деньги поснимать всё внутри на скрытую камеру. Вечером все дети орали и выли, перевозбудившись от лучей славы.

Поскольку прокуратура внесла в адрес губернатора представление с требованием незамедлительного принятия мер по восстановлению прав и законных интересов детей-сирот, то в областной администрации решили, что лучше всего права детей защитит экстренное увольнение директора детдома Алевтины Крапивиной. О том, что следствие ещё не закончено и о презумпции невиновности все как-то позабыли… И теперь детки заявляют воспитателям: «Заткнись, или звякну в прокуратуру и тебя уволят!»

Репортаж из-за забора

Внутри спокойно. Оснащение – выше всяких похвал. На мягком диване сидит девчоночка и болтает по сотовому телефону, пробегают и улыбаются другие дети. Воспитатели, напротив, возмущены и расстроены. Сначала их обвинили, оскорбили, а теперь начинают разбираться. Каждый день кто-нибудь из сотрудников ходит давать показания.

– Мне работать надо, с детьми заниматься, что вы сюда все ходите? – отказывается от интервью и. о. директора Елена Владыко. – Я никому не верю. И камеру сюда проносили, и слова детей перевирали.

Вместо неё со мной беседуют воспитатели: имён не называть, диктофоном не пользоваться, а то начальство из обладминистрации отругает.

Беседа у нас вышла примерно такая:

– 95% детей сюда поступают с диагнозом «F», то есть с разными психическими заболеваниями. Из 48 детей здоровы только 6…

– А был ребёночек, на глазах которого мама убила папу…

– А бывает, они бросаются друг на друга, и в воспитателей чайники с кипятком летят…

– Или ребёнок, больной СПИДом, специально кусает других детей…

– То, что детей отправляли на лечение «пачками» и без медицинских показаний – откровенное враньё…

– За полтора года, что я здесь работаю, был всего один случай, когда ребёнка отправили в наркологию – девочка лежала бездыханная, захлёбываясь рвотными массами, – рассказывает штатный психолог детдома Ирина Александровна. – В психиатрию при мне никого не отправляли. Последствия применения психотропных препаратов, если бы они применялись, я бы обязательно заметила. Но этого не было. Слово «аминазин» я узнала из СМИ.

– Несколько раз дети нападали на учителей школы № 101 и на самих воспитателей. Например, Алексей Крупник. За что потом угодил на 30 суток в ЦВСНП. Там же был и Дима Жилкин. Одной девочке он повредил глаз. А своей девушке при ссоре сломал нос…

Вот слушаю их и не понимаю. Во-первых, такие отморозки встречаются и без ярлычка «детдомовский». Во-вторых, ну вы – воспитатели – ведь здесь тоже не просто для красоты. А как же профессионализм? Я не врач и не психиатр, но вышеописанные случаи периодически откалывают и домашние чада. И что, все дети ненормальные? Очень удобно повесить на ребёнка ярлычок «больной» и возиться не надо – он же неизлечим! Возьмём здорового взрослого. Сколько он продержится без срывов, если будет постоянно находиться в группе людей, жить по жёстким правилам, без права на личное пространство, на возможность распоряжаться собой, без поддержки родных и близких? Судя по реалити-шоу очень недолго. Что же говорить про травмированных судьбой детей?

– Почти все дети приходят сюда с психиатрическими диагнозами, – рассказала Елена Владыко. – Если у них случается приступ, то наши врачи везут их в детскую психиатрическую больницу. На этом миссия детдома заканчивается. В дальнейшем врачи детской психиатрии дают своё заключение. Так что из детского дома в пятую областную больницу никого не отправляли. Моего огромного педагогического опыта не хватает, чтобы справиться с такими детьми. Например, когда у него припадок и ребёнок катается по полу или бьётся головой об стену, а здоровые дети начинают за ним повторять. Наверное, что-то надо менять в системе. Хотя бы содержать больных детей в отдельных коррекционных классах, чтобы здоровые за ними не повторяли.

От редакции.

Можно по-разному относиться к педагогам детского дома. Но и официальная версия оставляет осадок нечистоплотности. Во-первых, история с проверками началась полгода назад, а шумиху подняли  только сейчас. Во-вторых, чтобы поместить ребёнка в психиатрический стационар, необходимо медицинское заключение врачей стационара. Если его нет, то это уголовное преступление. Но зачем врачам так себя подставлять и идти на явное преступление? 

Я не знаю, кому верить. Пока разговариваешь с воспитателями – они искренни. С ребёнком – как не поверить в такие страсти. Но осадок какой-то недоговорённости с обеих сторон остаётся.

Аминазин кололи прямо в детдоме

Монолог выпускницы этого детского дома, который мы приводим без изменений:

– Алевтина (Крапивина – авт.) очень многих отправляла в психушку и наркологичку. Все воспитатели были против, но бездействовали. Аминозин кололи прямо в детдоме. Мне рассказывали, как ребят обкололи под Новый год, чтобы праздник не портили, так они потом три дня спали и ни на что не реагировали.

Я, когда поступила, с мальчиком познакомилась – был нормальный. Через месяц его отвезли в наркологичку. Приехал медленный, заторможенный и улыбался всё время, что бы ему ни сказали. Так было месяца полтора. Пока от лекарств не отошёл. В больницы отправлялись те, кто шёл против Алевтины. Не знаю, сколько всего было случаев. Может, 20. А может, и больше. Ребята выпрыгивали со второго этажа, как машину «скорой помощи» увидят. Мы специально паркуром занимались, чтобы быть готовыми к преодолению препятствий. Туда никому не хотелось. Я видела людей, которые принимали эти препараты, – не завидую. Это страшно.

Я не попадала. Мы специально объединялись группами. Если бы меня забрали – детдом бы на уши встал.

Помню, один раз я обозвала Алевтину овцой. Я опоздала на ужин, и она мне сказала: «Ещё бы пять минут, и я бы тебя в психушку отправила». Тогда я ответила: «Ты, овца, только этим и можешь пугать». Кстати, один раз она и мне психкарету вызвала, но меня не взяли. Сказали, мол, она вменяемая. Это была зима 2009 года. Страшно было очень. Это ж клеймо на всю жизнь.

Я думаю, она уволилась, потому что испугалась увольнения. А может, стыдно стало, на всю страну позориться. Выпустились мы летом. А в октябре меня вызвали в прокуратуру для дачи показаний. Оказывается, вызывали всех выпускников. Человек 10–15. Мы так хотели ее наказать. И мы все, не сговариваясь, видимо, давали одинаковые показания, и у прокуратуры все показания слились. Наверное, они уже знали, что там нечисто.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах