31

Лесники после реформирования оказались на голодном пайке

«Мой муж много лет работает в Урюпинском филиале ВОГУП «Волгоград Лес», но в последнее время зарплату ему стали постоянно задерживать. Пожалуйста, помогите».

Это письмо в редакцию послужило поводом поинтересоваться, чем живёт сейчас лесное хозяйство.

Одни сажают, другие надзирают

В 2008 году после изменения Лесного кодекса произошла реорганизация лесного хозяйства. Оно было разделено на две структуры. Одной досталась исключительно функция охраны лесов, второй – всё остальное, то есть защита лесонасаждений от вредителей и огня, высадка новых деревьев и вырубка старых, а также ещё много чего.

Получилось – одни сажают, другие надзирают. Последние живут на полном гособеспечении, и с зарплатой у них всё в порядке. А вот их коллеги в большинстве филиалов ВОГУП «Волгоград Лес» после реформирования оказались на голодном пайке.

– Потому что зарабатывать они должны сами, – объясняет генеральный директор ВОГУП «Волгоград Лес» Ольга Рыбалко. – Примерно треть необходимых средств получают от выполнения госконтрактов по работам, связанным с обеспечением сохранности лесов. Остальной заработок складывается от продажи пиломатериалов, дров и других услуг.

– Аукцион по госконтрактам для нас это своего рода лотерея – достанется, не достанется, – жалуется директор Урюпинского филиала Валентина Ложкина. – Нам пока везло, а вот нашим коллегам из Камышинского, Ольховского и Михайловского филиалов в 2010 году госконтракты не достались.

И даже горельник не тронь

Даже горелые делянки лесоводы теперь не могут просто так вырубать. Право на это также разыгрывается через аукцион. Тут желающих поучаствовать со стороны ещё больше. Чего проще – вырубить деревья и вывезти. Вот и у Урюпинского филиала в прошлом году появился конкурент – местное сельхозпредприятие выиграло право на сруб одной из лесосек. Для сравнения, в соседней Ростовской области горельники отдаются лесоводам без всяких условий, да ещё там выделяются дополнительные средства на рекультивацию потерянного леса.

– Именно сложившаяся система не даёт возможности нам заработать, – ут­верждает Валентина Ложкина. – Нас лишили права самостоятельно определять объёмы сплошных вырубок. Если ра­нь­ше мы давали за сезон 7–8 тысяч кубометров строевого леса, то в прошлом году то­лько 2,5 тысячи кубометров, и в основном дровяных, которые стоят копейки.

– Не нужно зацикливаться на лесе, – в свою очередь говорит Ольга Рыбалко. – Можно заняться выращиванием цветочной рассады, лекарственных трав, оказанием услуг по благоустройству парков в городе.

– Да мы скоро не то что новые, а прежние обязанности выполнять не сможем, – говорит Валентина  Ложкина. – Техника изношена, тракторам и машинам под тридцать лет. Даже в производстве пиломатериалов нам всё труднее удерживаться на рынке. На старых пилорамах хорошую доску не выгонишь.

В управлении заверяют, что знают о проблемах филиалов, пытаются пробить в областной администрации поддержку лесного хозяйства, но когда она поступит, неизвестно.

Забота согласно прейскуранту

Лесоводов сегодня и не хватает, и сделать что-то сверх положенного по гос­контракту не могут, даже если видят, что нужно, скажем, очистить участок от сухостоя и валежника. Подобное  творится по всей стране. А захламление леса – это угроза пожаров, и они уже полыхнули. В правительстве были вынуждены признать, что реформы лесному хозяйству на пользу не пошли. Но наверху призыва лесоводов вернуть всё в прежнее состояние почему-то не слышат. Зато запланировано создать ещё одну самостоятельную структуру лесного хозяйства – пожар­но-химическую защиту.

А пока готовится очередная реформа, в филиалах ВОГУП «Волгоград Лес» введена трёхдневная рабочая неделя. Нужно выживать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах