63

Роман Гребенников: «Я остаюсь законченным идеалистом»

С Романом Гребенниковым я встретилась у него дома. В принципе, особого информационного повода не было. Все уже писано-переписано по поводу отрешения мэра Волгограда от должности. Мне же хотелось получить ответ на другие вопросы. А именно – как чувствует себя человек, которого еще вчера все чиновники и политики Волгограда любили, местами боготворили, а сегодня от него отвернулись и опасаются произносить его имя всуе. Как бы чего не вышло.

Гребенников не выглядел уставшим, злым и ни одного намека на депрессию. Серьезность ситуации выдавала лишь его излишняя эмоциональность и резкие ответы на неудобные вопросы.

Соколов – креатура Апариной

«АиФ»: - Роман Георгиевич, что оказалось самым  болезненным в ситуации с отрешением?

Р.Г.: - Раньше переживал больше, эмоционально. Сегодня все переживается несколько легче. Я, конечно, получил некоторое разочарование в людях, которые работали со мной и при этом оказались не со мной. При том я… как же это лучше сказать…я был готов к тому, что определенные люди поведут себя не так. После 2005 года, когда меня сняли со спикеров Волгоградской областной думы, я стал более ровно относиться к тому, что человек сам себя извлекает из команды и сдает ее интересы. Это нельзя назвать предательством. Это можно назвать моей кадровой ошибкой. Подбирая кадры, я ошибался в людях.

«АиФ»: - Получается, теперь отвечаете за свои ошибки?

Р.Г.:- Да. Я был предельно честен, когда три года назад шел на выборы мэра. Меня поддержали «ОПОРа России», КПРФ, еще ряд общественных структур. С каждой мы заключили предварительное соглашение. И я выполнил все, о чем договаривались. Шел тогда самовыдвиженцем по вполне разумным и понятным соображениям – будучи коммунистом я не получил бы от федерального центра ни копейки. Впрочем, то же самое тогда сделал и Кириллыч (авт. – Н. К. Максюта).  Но я выполнил все свои договоренности. По договоренности с Алевтиной Апариной  взял вице-мэрами Сергея Соколова и Дмитрия Лунева. Комлев и Полуосьмак – пришли в мою команду из «ОПОРы».  Получается, я не ошибся в Луневе, Полуосьмаке и Комлеве. При всех их минусах и плюсах, они работоспособны, защищали интересы администрации до конца. И остались мужиками.

Соколов оказался слаб. В этом винить человека сложно.  Может быть, ощущение быть потерянным и забытым превысило чувство командной игры. Как и желание удержаться зубами за свое место.

«АиФ»: - Общаетесь с временным и.о.?

Р.Г.: - Он не берет трубки, когда звоню. Раньше он звонил мне и в три часа ночи, сегодня предпочитает не отвечать.

«АиФ»: - А другие подчиненные? Выходят на связь?

Р.Г.: - Опасаются, но звонят. Опять же, все можно объяснить с человеческой точки зрения. Тем сейчас болезненная реакция на все. Это, скорее всего, от внутренней слабости человека.

«Верю в силу закона»

«АиФ»: - Следующее судебное заседание по «делу об отрешении от должности» намечено на 11 марта. На какой исход надеетесь – на оптимистичный или трагичный?

Р.Г.: - Я надеюсь на справедливость правосудия.

«АиФ»: -Роман Георгиевич, вы говорите это искренне? Извините, но я не вам не верю.

Р.Г.: - Почему считаете, что нет?

«АиФ»: - Вы, действительно, на это надеетесь? Ведь постановление подписано губернатором Волгоградской области.

Р.Г.: - Половина ребят из моего юридического факультета ушли в адвокаты, другая половина – в прокурорско-судебную систему. Работают  в ФСБ, Следственном управлении. И хочу сказать, многие…, не все, но многие, не путают некие свои принципы с указом начальства. И если приказ свыше окажется абсолютно аморален - могут уйти с работы. Именно из-за принципов. Для этого вовсе не надо быть абсолютным болваном с чрезмерной принципиальностью. Но если система начинает человека не удовлетворять – он уходит. Такие ребята есть. Это я знаю точно.

«АиФ»: -То есть, вы надеетесь, что у судьи, рассматривающего ваше дело, есть принципы?

Р.Г.:- Принципы и знание законов.

Не хочу быть английской королевой

«АиФ»: - Не секрет, что идею с сити-менеджером стали проталкивать в середине прошлого года. И тогда, помнится, именно вы должны были изменить Устав города, отменив выборную систему избрания мэра.

Р.Г.: - Да, это было первое предложение. Я меняю Устав тихо и без лишнего шума. Мне давали гарантию стать сити-менеджером. Был другой вариант – уйти по спискам в Госдуму. Ни первый, ни второй меня не устроил. Я люблю наш город. Не хочу быть машиной для голосования в Думе. Не хочу быть сити-менеджером, потому что  это наемный руководитель, которого в любой момент можно выгнать без причины. Такая английская королева. Должность есть, а полномочий – ноль. За исключением права подписывать документы, которые будут подсовывать, и нести за них юридическую ответственность. А я не желаю отвечать за то, чего сам делать не собираюсь. Поэтому я решил, что не буду встраиваться в эту систему.

«АиФ»: - А делали попытки достичь договоренностей с губернатором?

Р.Г.: - Находить общий язык можно было с Кириллычем. При всех наших спорах, которые чаще всего, касались межбюджетных отношений. Но не с нынешней командой обладминистрации.  Когда я услышал реплику Бровко по поводу Максюты, который до сих пор не нашел деньги на строительство второй очереди моста через Волгу – смешно  стало. Плох или хорош Максюта, но он изыскал  15 миллиардов и построил мост.  А губернатор пока еще ничего не сделал, а нелицеприятные оценки уже расставляет и делает выводы. 

Хотя, признаюсь, порой проскальзывала мысль: «может, зря все это? Надо было подстроиться?»

«АиФ»: - Все-таки такие мысли возникали?

Р.Г.: - Я же обычный человек. И у меня возникают соблазны. В каждом из нас сидит дьяволенок, который подзуживает: «Надо было подстроиться». Но это были лишь мгновения слабости. Совесть подсказывает, что я все делаю правильно.

«Не хочу быть последним мэром»

«АиФ»: - Чего вы боитесь?

Р.Г.: - Боюсь быть последним мэром.  Для меня уже сейчас не так важно, я буду мэром или кто-то другой. Важно, чтобы горожане избирали мэра, а не принимали того, кого им назначат по указке. И пусть губернатор как гарант, через полгода обеспечит честные выборы.

«АиФ»: - А сами  будете выдвигаться?

Р.Г.: - Как отстраненный мэр я не могу участвовать в предвыборной гонке в качестве претендента. И не считаю потерю поста трагедией.

«АиФ»: - Губернатор Анатолий Бровко заявляет, что ваше отрешение от должности не стоит воспринимать как личностный конфликт. Все дело в долгах, которые привели Волгоград к банкротству.

Р.Г.: - Именно так он и утверждает. Только когда дело доходит до доказательства моих промахов – аргументация плывет. Внимательно вслушайтесь о том, что он говорит.

Да, долги у Волгограда большие. Чуть меньше у других муниципальных поселений. У Волгоградской области –  значительно больше. Но это не повод для отстранения всех руководителей.  Вы знаете, как образуются долги в муниципалитетах?

«АиФ»: - Могу только догадываться.

Р.Г.: - Когда отбирают собственные доходные источники. Что и произошло с Волгоградом. Обидно другое – если еще две недели назад  в регионе существовал политический тормоз, некий политический механизм, позволяющий сдерживать губернатора, сейчас его нет.

Временный исполняющий обязанности мэра Соколов не принимает решений. За каждым кадровым назначением бегает через дорогу. Муниципальная администрация перестала существовать, как структура, принимающая самостоятельные решения. Ни кадровых, ни хозяйственных.

«АиФ»: - Вас ведь исключили из партии «Единая Россия» с формулировкой «за дискредитацию партии»?

Р.Г.: - Местное отделение «Единой России»  вменили мне в вину подписания соглашений на посту мэра о сотрудничестве  с другими партиями. Разве это можно было назвать заигрываниями? Что же получается, что мне разрешалось жать руки только единороссам, а в сторону всех остальных – плевать? И если Грызлов пожмет руку Миронову – его что – исключать за это из партии? Дикость какая-то. Я продолжаю считать, что надо учиться работать со всеми партиями. 

«АиФ»: - Вы уже готовы к рассмотрению предложений от оппозиционных партий?

Р.Г.: - Готов к сотрудничеству, взаимодействию, но не горю желанием сейчас бежать в партию.  Должен немножко остыть от партийных норм, этикетов, иерархии.

- На днях Анатолий Бровко встретился с премьером Путиным. Как думаете, о вас говорили?

Р.Г.: - Не знаю. Со свечкой не стоял. Но я уверен  в том, что Владимир Путин – человек мудрый. Не будет вмешиваться в местные дрязги. Потому ответственность за регион несет губернатор. С него и спросят за все совершенные ошибки.

«Отдохну  - и в бой!»

«АиФ»: - Чувствуете себя побежденным, сломленным?

Р.Г.: - Система, которую учредил губернатор, удачно совпала с брендом в губернаторской среде  «даешь сити-менеджера вместо избранного мэра». Он им удачно воспользовался. Молодец. Мы знали, на что шли. С этой командой Бровко работать и рассчитывать на успехи было невозможно. Поэтому тактический бой мы проиграли. Но это только начало.

«АиФ»: - Какова на сегодня для вас задача-минимум и задача-максимум?

Р.Г.: - Доказать неправомочность принятых решений и вернуться в администрацию. Завершить то, что начато на посту мэра Волгограда.

Если не получится – то просто жить и кормить семью. Наверное, буду заниматься бизнесом и политической деятельностью. Не скрываю своего желания, призывая к объединению все оппозиционные силы против команды губернатора Бровко. Уверен, что его команда за год не сделала ничего. Если не считать минусов.

«АиФ»: - Надеетесь на успех объединения?

Р.Г.: - Да. В Волгограде гражданское общество всегда отличалось политизированностью. Так же, как и верю в то, что все партии сегодня, на самом деле, оппозиционны не партии власти, а нынешней губернской власти. И я буду доказывать, что команда губернатора вредна для региона и Волгограда. Что сейчас происходит с городом? Уже сейчас заметны предпосылки передачи муниципального имущества в частные руки. Уничтожают то, что мы создавали.

Задача-максимум для меня – не допустить принятия губернаторского решения – избавить горожан от права выбора.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах