45

На рынке капитала заключена крупнейшая сделка

Алексей Улюкаев: Произошло выдающееся событие в нашей современной экономической истории. Это крупнейшее вторичное размещение, одно из трёх крупнейших размещений за всю российскую историю. Это редкое событие, когда по первоначальной ценовой границе переподписка составила 3 раза, а по той цене, по которой состоялась продажа, переподписка составила более двух раз. Это является серьезным доказательство того факта, что существует огромный интерес инвесторов к Сбербанку, в целом к банковскому сектору в России.

Хочу сказать как представитель Центрального банка – это событие имеет макроэкономическое значение. Тот объем средств, который привлечен, 160 млрд. рублей или 5,2 млрд долларов, – это макроэкономически значимые активы. Я думаю, что по итогам сентября мы увидим в платежном балансе изменения в графе движение капитала.

Эта сделка – образец качественной приватизационной сделки с точки зрения прозрачности, коммуникаций с инвесторами, соблюдения баланса интересов продавца, бюджета (75% прибыли Центробанка пополнят бюджет) и инвесторов. Мы удовлетворены работой всех, кто принимал в этой сделке участие. Кроме Центрального банка и Сбербанка, который был нашим агентом, в сделке принимали участие 5 крупнейших инвестиционных банков. Это большой труд, который привел к хорошим результатам. Сейчас стало общим местом рассуждать о некачественном инвестиционном климате в нашей стране, но, мне кажется, все зависит от тех, кто этот климат создает. Тогда и инвесторы приходят.

Не будет ли противоречий между государственными и частными инвесторами? Например, Сбербанк захочет открыть где-то новый офис, а частные инвесторы будут против.

Алексей Улюкаев: Любая дискуссия, любое обсуждение акционерами в рамках Наблюдательного совета – это польза для компании и ее клиентов. Мы изменили состав Наблюдательного совета Сбербанка. Теперь в него входят 8 независимых членов. Они предлагают большое количество интересных идей, есть критика и обобщение опыта. И мы рассчитываем на то, что пополнение корпуса частных акционеров задаст нужную планку требовательности и заинтересованного, ответственного подхода в работе компании.

Герман Греф: Акционеры не принимают участие в разрешении подобного рода вопросов. Это прерогатива менеджмента. Акционеры занимаются правилами корпоративного управления. У нас очень прозрачная структура и очень большое воздействие со стороны независимых директоров, что всегда крайне важно для прозрачности. Второй такой компании в стране нет с таким набором независимых директоров. Радикально ничего не поменялось. Усилится представительство независимых директоров, еще больше будет прозрачности в работе компании.

Каков объем сделки и цена одной акции?

Алексей Улюкаев: Общий объём сделки 160 млрд рублей или 5 млрд 208 млн долларов США по курсу на дату закрытия, а цена одной акции – 93 рубля.

По вашим ощущениям, были инвесторы, которые хотели купить только акции Сбербанка России, и никакую другую компанию не смотрели? И, на ваш взгляд, есть ли у какой-то российской компании шанс с размещением? Или после Сбербанка никого не будет?

Алексей Улюкаев: Такие вопросы требуют тщательной проработки. Мне кажется, это образцовая сделка, которая во многом является основанием для инвесторов для новых инвестиций в российский бизнес, в российскую экономику.

Герман Греф: Наша сделка – это четыре года кропотливого труда всего коллектива банка. Четверть миллиона человек работало на эту цель. Это был международный экзамен, который мы вчера сдавали. Именно так были построены все встречи. Если бы не было четырех лет успешной работы, не было бы и такого интереса инвесторов. У нас не было громких провалов. В конечном итоге, ты выходишь с результатом работы и сдаешь экзамен перед инвесторами. И ты отчитываешься перед ними о том, какой историей успеха ты готов поделиться с ними, чтобы они вложили в тебя деньги.

Мы собрали Книгу в первый день открытия этих торгов. Это небывалый результат – об этом сказали все инвесторы. Никто никогда не дал бы деньги в таких объемах, если бы не было понимания, что команда в банке состоялась, что она успешна, что она на протяжении длительного времени демонстрирует очень хорошие результаты, выдающиеся результаты. Например, отдача на капитал – это первые места в мире. По большинству показателей мы входим в тройку самых эффективных банков в мире. Результат – спрос в разы превзошёл предложение.

Пришли крупнейшие имена, которые работают на рынке. Большое количество из этих имен никогда раньше не инвестировали в Россию. Если бы инвесторы не верили в Россию, если бы они не видели перспектив, то они никогда бы не пришли. И мы начинали все наши презентации с того, что давали оценку макроэкономической ситуации в России и нашего видения перспектив. Нам всегда говорили: только не надо официальных прогнозов, скажите как вы видите, как будет развиваться Россия в ближайшие годы.

Вторая часть нашей презентации – это развитие банковского сектора. Это во многом оценка работы Центрального Банка. Насколько он развивается, какой у него потенциал роста. Как российский банковский сектор прошел через кризис, какие выводы сделал извлек регулятор… Такие вопросы были постоянными.

Третья часть вопросов – это Сбербанк, его история, его будущее, на чем будет построена наша новая стратегия. Мы продавали успешную историю России, потенциал российского банковского сектора и, конечно, успешную историю и успешный бизнес собственно Сбербанка. Заголовки, которые были на первых полосах в мировой прессе в связи с размещением Сбербанка были исключительно комплиментарными. Вот в одной из статей говорится так: «Если у вас есть желание прокатится на волне экономического роста в России, то лучшую инвестицию в этой стране, чем Сбербанк вам нельзя придумать». Это, безусловно, оценка компании, оценка перспектив страны.

Есть ли перспективы для приватизации? Я вам хочу сказать: что деньги мы имеем достаточные. Нужно научиться работать с ними, научиться поднимать их. На мой взгляд, Сбербанк этой сделкой открыл ворота приватизации в стране. Россия была последнюю неделю предметом детального инвестиционного анализа крупнейших держателей финансовых ресурсов. Они проголосовали за Россию своими деньгами. И следом за историей успехом Сбербанка может быть история успеха других компаний, которые могут выходить следом за вами на рынок.

Алексей Улюкаев: Вчера во время встречи с инвесторами (было около ста крупнейших инвесторов), один из присутствующих задал вопрос: существует такое понятие как «русский дисконт». То есть инвесторы дисконтируют любую российскую компанию, потому что есть специфические российские риски. Я сказал, что эта сделка перечеркивает такое понятие, потому что мы продаем компанию по цене, которая больше чем в полтора раза превышает европейские. Европейские банки сейчас торгуются по гораздо более низким ценам. Не пора ли забыть о русском дисконте и говорить о европейском дисконте? Вы знаете,  большинство аудитории квалифицированных инвесторов такой подход поддержали.

Герман Греф: Это действительно был экзамен. Потому что собрались люди, которые в деталях понимают, что такое Россия, в деталях знают Сбербанк. В общем, закончилась эта встреча аплодисментами. После нее мы получили еще на пару миллиардов долларов заявок от тех, кто сидел в зале. Это очень ответственная процедура. Это представление России. Потому что Сбербанк – это Россия. Если верят в нас, значит, верят в Россию. Не будут верит в Россию, не будут покупать нас. Мы очень часто ругаемся, что у нас что-то не так. Я и сам люблю поругаться, что и внутри компании что-то не так и в России что-то не так. Когда мы пытаемся оценивать, что у нас не очень хороший инвестиционный климат, а это правда, давайте каждый будет отвечать за свою работу. Давайте отвечать за то, что находится в пределах нашей компетенции. Пусть каждый из нас будет выходить на сцену и сдавать собственный экзамен. И тогда, я думаю, инвестиционный климат тоже изменится, потому что очень часто мы поругиваем макроэкономические условия, поругиваем регуляторов, правительство, Думу и так далее, но при этом не выполняем то, что возложено на нас, не отвечаем за самих себя. Важно, выходя вот на такого рода экзамен, отвечать за себя, каждый день вкалывать так, чтобы не стыдно было однажды выйти и сдать этот экзамен.

Ваша дочерняя компания «Сбербанк-инвестици» не приняла участия в размещении. Хотелось бы узнать, почему вы не использовали эту возможность?

Герман Греф: Это было наше совместное решение с Центральным банком, принятое еще 1,5 года назад: в случае, если будет сложная ситуация на рынке, будет не хватать спроса для подписки, то тогда мы порядка 700 млн. долларов возьмем за счет наших дочерних компаний. Уже в первый день стало понятно, что этот страховочный вариант нам не понадобится.

Вчера мы приняли окончательное решение, что в этом нет необходимости. Страховочный вариант состоял в том, что 700 млн. долларов, которые должен был поставить банк и примерно такую же сумму должны были взять на себя по нашему с ними контракту пять банков–организаторов. Но ни тот, ни другой страховочный парашют нам не понадобился, была большая переподписка и был достаточный спрос. И еще одна вещь, о которой мы не сказали. Конечно, эта сделка по приватизации. 7,5 % акций давили последние 1,5 года на наши акции на рынке. Сейчас снят этот «навес», и я надеюсь, что теперь справедливая стоимость Сбербанка будет восстановлена, исходя из фундаментальных показателей самого банка и России.

Вы сказали, что в сентябре мы увидим смену оттока капитала на приток, а можем ли мы надеяться, что по итогам третьего квартала мы тоже увидим приток, и вы выполните тот прогноз, который вы давали на этот год?

Герман Греф: Вопрос о движении капитала – это очень сложный и комплексный вопрос. В сентябре есть позитивные тенденции не только связанные с размещением Сбербанка, есть движение средств в глобальные инвестиционные фонды, которые инвестируют в Россию. Это довольно позитивное движение. Есть ситуация на внутреннем валютном рынке, которая всегда является косвенным свидетельством того, как меняется ситуация. Можно говорить, что высока степень вероятности, точнее мы скажем только в октябре, но есть и другие обстоятельства, высока степень вероятности, что это произойдет. Я не исключаю того, что это может произойти и по итогам третьего – четвертого квартала. В целом наш прогноз, конечно же, уточняется, сейчас мы внесли его в Правительство, завтра будет рассмотрение прогноза. Потребуются еще, очевидно, уточнения, связанные с этой сделкой.

Прокомментируйте, пожалуйста, собственные планы по возможному привлечению своих инвестиций в акции Сбербанка. Будете покупать акции Сбербанка? Мы видели, что когда инвестиционная программа Сбербанка не подтверждалась и не была принята, то менеджеры более активно покупали акции.

Герман Греф: Акции более активно покупали менеджеры, когда рынок был к этому благосклонен. Могу процитировать публичную информацию о том, что больше половины членов правления Сбербанка являются его акционерами, покупают акции, исходя из своих собственных личных вложений, вне всяких программ, скидок или еще чего-то. Все ключевые игроки являются акционерами нашего банка. Я думаю, что это размещение показало, что для инвесторов это очень важный вопрос.

Почему вы зафиксировали курс доллара на определенную дату? Это вызвало возмущение инвесторов, потому что была разница между покупкой в рублях и в валюте. У вас было какое-то свое объяснение, почему вы это сделали?

Алексей Улюкаев: В проспекте эмиссии это четко было фиксировано, мы не могли поступить иначе.

Герман Греф: В ходе этой сделки мы разместили значительную часть пакета через Московскую биржу. Сегодня цифры могу озвучить: 33 % от всего пакета было размещено по программе обыкновенных акций, из которых 3% было размещено российским покупателем непосредственно на бирже. Инновационным был одновременный выход с продажи на биржу, для Сбербанка это первый официальный листинг размещения. Мне кажется, это очень важный знак. Вообще за всю историю это крупнейшее размещение, ни одна компания не размещалась в таких объемах при вторичном размещении. Наши коллеги из Центрального банка провели большую работу. Значительная часть нашего успеха – это правильное взаимодействие и командная работа. Хотел бы назвать пять банков, которые нам очень помогли в этом размещении: Тройка Диалог, Morgan Stanley, JP Morgan, Goldman Sachs, Swiss. Хотелось бы поблагодарить всех непосредственных участников сделки. Эта сделка не оставила никакого места для негатива.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах