1052

Прощайте, раритеты. В Волгограде закрылся музей истории компьютеров

Надежда Кузьмина / АиФ

В начале весны в Волгограде открылся единственный в России музей истории компьютеров. Первые недели от посетителей отбоя не было. Но многообещающее начинание прекратило своё существование, музейное имущество распродаётся.

Корреспондент «АиФ-Волгоград» обсудил с основателем и директором музея Эдуардом Стаценко, почему даже интересные проекты в нашем регионе не приживаются.

Родина «умного железа»

Максим Задорожный, «АиФ-Волгоград»: Почему вы решили, что волгоградцам будет интересен музей компьютерной техники?

Эдуард Стаценко: Мало кто знает, но во времена СССР соседний с Волгоградом Волжский гремел на всю страну. Здесь наладили производство самых первых отечественных ПК: выпускали знаменитые советские «Агаты», «Векторы», «еэски» - ЕС. Хотя, надо признать, у многих отечественных разработок были зарубежные корни.

- Вы годами работали в коммунальном, строительном бизнесе. Откуда вдруг серьёзный интерес к музейному проекту?

- В Анапе мне приглянулись небольшие частные музеи, там посетителям рассказывают об археологии, о прошлом этого края, об эллинских поселениях, о необычных находках того времени. Мне в какой- то момент подумалось: «Черт возьми! Почему у нас в миллионном Волгограде ничего подобного нет!». Где-то по стране посетители буквально штурмуют «музеи» Деда Мороза, мыши и даже чебурашки, а мы не можем заинтересовать гостей города чем-то реальным, но необычным.

Эдуард Стаценко экспонаты для музея собирал по всему миру. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

- С чего решили начать?

- Больше года у меня ушло на предварительный этап, на то, чтобы собирать старое историческое «железо» по научным центрам, школам, институтам. В итоге мне удалось собрать коллекцию более чем из 600 компьютеров прошлого столетия, начиная ещё с 70-х годов. Добился, чтобы практически вся техника была в рабочем состоянии. Платы к старым, давно не выпускаемым «железякам» собирал чуть ли не по свалкам, по форумам «радийщиков». Не поверите - в одной из школ Волгодонска я нашел наш советский «Агат» в идеальном состоянии, который пролежал в заводской коробке не распакованным 26 лет. К нему не было одной комплектующей детали, вот и решили «машинку не трогать».

У меня в коллекции был самый первый в мире ноутбук, первый планшет, самая первая отечественная игровая приставка. Даже в частных коллекциях по всему миру таких «первенцев» - единицы.

Аренда погубила

- Наплыв посетителей длился долго?

Первое время посетителей было очень много. Фото: пресс-служба администрации Волгограда

-  Открылся я в начале марта. Первые пару недель к нам было настоящее паломничество. Цену установил по минимуму – 100 рублей с человека в группе, 200 — для индивидуальных посетителей. В «бюджетных» музеях, которые выживают за счет помощи государства, цены для посетителей и то выше. В некоторые дни не успевал закрывать дверь за одной экскурсией и принимать новую. Но  в апреле случился резкий сбой. Закончилось всё тем, что музей закрылся из-за непомерных арендных платежей на фоне невысокой прибыли. Когда на меня насели чиновники с задолженностью по аренде, я вывез машины на дачу к родителям и начал всё распродавать. Мне еще предстоит погасить перед городом оставшиеся долги, а это около 200 тысяч рублей. Сколько работал, столько и просил мэрию уменьшить мне ставку арендных платежей, поскольку я не магазин или ресторан. Отказали. Что характерно: я закрылся в начале июня, но мне до сих пор продолжают поступать ответы от городских чиновников на мои просьбы помочь спасти музейный проект. В последнем письме городской комитет по имуществу настоятельно рекомендовал «оплатить задолженность по аренде, во избежание штрафных санкций и ареста имущества». Я распродал самые интересные для коллекций экспонаты. Волжская ЕС-1841 уехала в только что открытый в Переславль-Залесском частный «Музей Русских изобретений».  Фонограф Эдисона 1898 года уехал в Москву для съёмок в художественном фильме. Первый в мире ноутбук OCBORNE-1 и несколько других раритетов - в Санкт-Петербург в частную коллекцию. Все эти раритеты Волгоград, считай, потерял навсегда.

Арендная плата за помещение для музея оказалась слишком большой. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

- Почему волгоградцы не «голосовали» за вас посещениями? Выходит, что-то просчитали в своём бизнес-плане?

- Я бы мог выжить, если бы не непомерная аренда, словно у меня не музей, а какая-нибудь, извиняюсь, «нарколаборатория». Когда я только подбирал помещение, эти площади на Пражской город предлагал в аренду за 25 тысяч рублей в месяц. Меня такая цена более чем устраивала. Но когда подал документы на аукцион, выяснилось, что 25 тысяч – всего лишь стартовая цена для торгов, а не окончательная. В ходе торгов цену «задрали» до 85 тысяч. Причем никто на «моё» помещение и не претендовал особо. Двое претендентов подали заявки, можно сказать, в последние минуты. Один из них тут же обратился ко мне с «деловым предложением»: «Отдаешь мне наличкой 150 тысяч, и я немедленно снимаю свою заявку». Такие вот подковёрные игры. Чтобы спасти свой музей, перепробовал всё: обращался не только к чиновникам, к руководству вузов, техникумов. В лучшем случае мне предлагали занять своими экспонатами скромную учебную аудиторию 2х5 метров.

Бесхозный энтузиазм

- Вам не кажется, что в Волгограде подобные проекты власть не интересуют? В самом центре города, например, годами пустуют огромные площади ЦУМа.

- Чиновникам и депутатам совершенно всё равно, что в городе будет развиваться под вывеской малого бизнеса. Да хоть подпольное казино или притон, лишь бы аренду платили своевременно! А что касается ЦУМа, то там можно было преспокойно разместить хоть десяток необычных музеев и арт-площадок. Было бы желание! Но недавно врио губернатора заявил – в ЦУМе будут вновь размещены обычные торговые отделы.

Вообще, я не одинок со своими проблемами. Энтузиаст Александр Скоробогатов годами мыкается по всему Волгограду со своей коллекцией самодельных парусников. Он давно «болеет» идеей «Музея Волги». И ему везде отказ – «нет помещений». Нет собственных площадей в Волгограде у собрания Константинова – около тысячи фотоаппаратов и аксессуаров к ним. Умерла в зародыше идея музея Маргариты Агашиной – личные вещи поэтессы уже розданы по родственникам из других регионов.

Экспонаты волгоградского музея компьютерной техники распродают из-за долгов. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

- Получается, любой необычный проект в городе обречен?

- Наверное, мы стали не намного лучше американцев, у которых самый лучший «музей» - Диснейленд. Практически любые музейные собрания нам, по большому счету, не интересны. Мы стали «кресло-диванными путешественниками и посетителями». Даже такие потрясающие развлекательные проекты, как местный «Музей занимательных наук Эйнштейна», не может похвалиться особым вниманием посетителей. Рисковать с необычными  идеями в Волгограде - себе дороже. Не примут, не заметят и не оценят.

Справка
Эдуард Стаценко родился в 1969 году в Волгограде. Окончил Волгоградский «горхоз». В 90-е годы трудился в радиотехническом кооперативе. Первый в своей жизни компьютер «Спектр» собрал собственными руками из комплектующих деталей. Чтобы закупить экспонаты для будущего музея истории компьютеров, 4 года трудился на нескольких работах.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах