376

Светлана Дружинина: «Никогда никому не позволю снять «Гардемаринов»

Волгоград, 11 декабря – АиФ-Волгоград. Еще до того, как героями мальчишеских игр стали черепашки-ниндзя или (не к ночи помянуть) мыши-рокеры с Марса, на всю страну прогремели дружные гардемарины. И время было другое, и страна называлась иначе. Но «русские мушкетеры» прочно полюбились отечественному зрителю. И сегодня сложно найти человека, который бы не смог продолжить строчку: «Не вешать нос…».

Режиссер трилогии о гардемаринах Светлана Дружинина сейчас занимается многосерийным циклом «Тайны дворцовых переворотов». Об этом и многом другом она рассказала корреспонденту «АиФ-Волгоград».

«Дурна ли жизнь иль хороша?»

– Светлана Сергеевна, занимаясь «бунташным веком», много ли вы видите параллелей с нынешним временем?

– Вчера меня студенты об этом же спрашивали. И это значит, что они размышляют, а не «зырят в телик».  История не бывает новой, новейшей. Она развивается по спирали. Не меняется человек. Не меняется величина Мужчины и Женщины. Скоро мне 77, у меня есть возможность сравнивать по вертикали. Человеческая сущность руководит временем, а время руководит нами. Поэтому я делаю исторические фильмы о нашем времени. И первые картины «Тайн дворцовых переворотов» мне нравились больше, чем те, что я делаю сейчас. На нынешние меня сподвигают прокатчики, требующие чего-то в духе «Гардемаринов».

– А продолжения самих «Гардемаринов» мы дождемся наконец?

– Я никогда никому не позволю их снять, потому что у меня авторские права. Один человек ­– я не буду его называть – пытался снять продолжение. Я на это ответила: никто и никогда не сделает «Гардемаринов», кроме Дружининой. Какие они ни были, я считаю, что делать надо было только так. У меня есть сценарий продолжения. Он был готов сразу после фильма «Гардемарины-III». Но возьмусь за это, только если будут серьезные деньги.

– А какая из ваших картин вам самой нравится больше всех?

– «Дульсинея Тобосская». После нее мужчины признали меня равной себе. Мне позвонил Смоктуновский и сказал: «Светлана, поздравляю! С сегодняшнего дня у тебя появилось большой количество врагов». Затем взял трубку Невинный: «За что ты так меня не любишь? Я так хотел сыграть Санчо Пансу!»

«Судьба и родина едины»

– Раз уж вы приехали в Волгоград представлять фильм «Два рыцаря», расскажите, что вас связывает с нашим краем.

– Я надеюсь в следующем году посетить станцию Арчеда. Когда шла война, папа, которого я не помню, посадил нас с мамой на поезд. Нас эвакуировали в Арчеду (Фроловский район – «АиФ-Волгоград»). Когда немцы стали подступать, все мужики сбежали за Урал. Оставались три женщины. Немцы бомбили станцию с той пунктуальностью, которая свойственна этой нации. Помню, как в 7 утра начинало все выть, дрожать. На горизонте появлялась темная полоса, увеличивалась – были различимы крестики, из которых вываливались горошины. Бомбы падали на элеватор. Мама стала забирать меня на дежурства, я сидела на какой-то трясущейся железной машине. Потом нас отправили в Михайловку на телеге, запряженной тощей лошадью, и мы ночевали в степи. Вокруг выли волки. Чтобы они не сожрали детей, нас завернули в ковер. Всю ночь жгли костер – сожгли все, что нашли. Прошло какое-то время, и мы вернулись в Москву. Жили в квартире, хозяин которой, уезжая, выбил все стекла, хотя была зима. Назло тем, кто будет жить после него.

– Сегодня вы одна из немногих, кто занимается историческим жанром. Это легче?

– Я делала музыкальные исторические фильмы. В кадре люди поют, танцуют. Некоторые думали, что это легко. Но потом измученные мужики бросали: «Пусть Дружинина этим занимается». Когда историк Сергей Соловьев преподавал, он говорил студентам: обращайтесь к документам. В истории всегда есть пробелы. «Потертые пятна» – самое вожделенное в истории. Это удивительное исследование: вам приходится заштопывать, перебрасывать мост, чтобы перейти через пустоту. Открываются невероятные просторы. Мне интересно работать с историей, потому что все современно. И она позволяет говорить честно. Но есть и сложности. Например, снимать с лошадьми очень трудно. Ведь весь XVIII век прошел на лошадях, поэтому они нужны. На фильм «Виват, Анна!» мне прислали несколько. Запрягли в карету. Кучер хлестнул, а они встали на задние ноги. Это были цирковые лошади. Поэтому, когда вы видите, как в кадре кони везут карету, это сзади экипаж толкают люди – а карета толкает лошадей, и они вынуждены тоже идти.

– И какие же уроки лично вам преподнесла история? Что ждет нашу страну, если довериться опыту XVIII века?

– Я абсолютный оптимист! У нас уникальная страна с уникальным народом. Мы будем жить всегда. Но, когда мы журим правительство, нужно обратить внимание на себя. Каждый народ достоин своего правительства. Поэтому я стараюсь жить достойно и не делать ведомого зла. И смотрю в наше будущее с надеждой. Я люблю полет стрелы, я же стрелец по зодиаку. Может, поэтому люблю сидеть на переднем сиденье в машине и не могу работать лицом к стене. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах