278

В Царицыне браки заключались по жребию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Нижнее Поволжье 01/02/2012
Фото: Ивана ИВАНОВА

Они пришли из Европы, спасаясь от гуситских войн, религиозной резни и гонений. Они выбирали мужа и жену по жребию, а смерть считали ступенькой к богу. Они называли себя гернгутеры. Мы их знаем как основателей Сарепты.

Тени прошлого

Что мы представляем при словосочетании «немцы» и «Волгоград»? Сразу вспоминается эхо Сталинградской битвы, легион касок с крестами, пленённый Паулюс и Мамаев курган. И лишь потом приходит в голову, что речь может идти о маленьком уголке Германии в Красноармейском районе – Сарепте. Откуда взялась эта немецкая колония в поволжских степях? Чем и как жили колонисты? Чтобы узнать об этом, мы отправились на экскурсию в музей-заповедник.

Основатели Сарепты называли себя гернгутерами. Это были европейцы, представители религиозного течения моравских братьев. После гуситских войн им пришлось бежать со своих родных земель. Единственное прибежище они нашли у саксонского графа Николая Людвига фон Цинцендорфа, который предложил братьям селиться на его землях. Там они основали город Гернгут и стали называть друг друга гернгутеры, что в переводе, – в бога верующие.

В 1763 году Екатерина Великая издала манифест, приглашающий иностранцев селиться в русских землях, причём на беспрецедентно выгодных условиях. Царица изящно решила демографическую проблему, пригласив людскую массу из-за рубежа. В числе первых поселенцев в Поволжье прибыли и гернгутеры, которые в 1765 году основали колонию. Место, мягко говоря, в глазах колонистов предстало суровое: выжженная степь под палящим солнцем. Так они представляли себе Ливанскую пустыню, где была ветхозаветная Сарепта Сидонская, в честь нее и была названа колония. 

Находясь на территории Сарепты, легко ощутить атмосферу былых веков. Дома колонистов стоят обособленным анклавом, и невольно возникает ощущение, что неведомая сила перенесла тебя в прошлое и сейчас из-за угла выйдет дама в чепце и в кринолине. Правда, из-за угла выезжает машина, и магия разрушается.

Снова эта аура другого века возникает, когда смотришь в венецианское зеркало. Оно среди прочих экспонатов является частью экспозиции домашнего убранства дома сарептянина. В соседней комнате находится старинная фисгармония. За столом мягкая венская мебель начала ХХ века. Стулья с гнутыми ножками похожи на те же, что искал Киса Воробьянинов. На столике старинный немецкий кофейник из стекла в серебре. Лежат знаменитые сарептские пряники, которые не черствели, долго сохраняли вкусовые качества и аромат, а потому попадали на императорский стол. К столу сарептяне подавали чай, кофе и местное пиво. Был особый арбузный сорт пива, который рекомендовали женщинам. Здесь же библиотека с книгами. Некоторым более 300 лет. Всё это так подлинно, не музейно, как будто я зашла в гости в отсутствие хозяев или они невидимки. 

Про любовь забудьте!

В Москве и Санкт-Петербурге ещё не было водопровода, а в Сарепте уже был. Вода шла по керамическим трубам с ергенинских родниковых источников и поступала в чашу в центре поселения. Благодаря водопроводу Сарепта стяжала себе славу самого здорового городка в Нижнем Поволжье. Даже частые эпидемии холеры обходили её стороной.

В колонии была принята корпоративная система расселения. Одинокие женщины и девушки, так же, как и холостые мужчины, жили корпорациями – в отдельных зданиях, которые назывались «Дом незамужних сестёр», «Дом холостых братьев», «Вдовий дом». Жили так до тех пор, пока не вступали в брак.

Браки заключались по жребию. По словам экскурсовода музея-заповедника «Старая Сарепта» Полины Лариной, в определённый день в году пастор приглашал холостых членов общины, прошедших обряд конфирмации, из разных семей в кирху. Дети не старше пяти лет собирали листочки с именами присутствующих и складывали в урны. Одна для мужских имён, другая для женских. По команде пастора дети доставали из урн две бумажки, пастор, не глядя, читал молитву на соединение новой семьи и в конце её зачитывал имена. Таким образом брак в Сарепте считался заключённым. Смешанные браки, браки с русскими были разрешены с середины ХIХ века. Тут уж в силу вступала только любовь, никакого жребия не было.

Золотой гроб

Помимо странных браков в Сарепте был и необычный погребальный обряд. Здесь считали, что смерть одного из членов колонии приближает всю общину к богу. И воспринимали смерть не как прискорбное событие, а как таинство светлое. Все одевались в белые одежды, в кирхе происходила трапеза любви. Жителей угощали сарептскими пряниками и церковным красным вином и чаем, после чего вся община пела хором. Затем все расходились по домам, а семья хоронила родственника. Кладбище было создано наподобие сада или цветника.

По легенде покойных несли на кладбище по подземному ходу. Где он – никто не знает. Но сохранилось предание, что когда в день своей свадьбы – не иначе жребий выпал неудачным – умерла единственная дочь владельца пивоваренного завода Крауствурста, обезумевший от горя отец унёс гроб с телом дочери в подземелье и положил к покойной всё приданое — 25 кг золота и приставил охранять механизм – медного рыцаря с копьём. Золотой гроб до сих пор не найден. Кому-то повезёт.

КСТАТИ

Одним из важнейших событий для семьи был обряд конфирмации. Его проходили и мальчики, и девочки в возрасте 14-16 лет. Это был настоящий праздник для сарептян, девочек даже одевали, как невест. Пастор читал над каждым ребёнком молитву, давал откусить кусочек пряника и ложечку вина. Это считалось переходом во взрослую жизнь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах