Примерное время чтения: 6 минут
1163

Что на дне Волги? Как «АиФ» обследовал акваторию реки и что там нашёл

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Нижнее Поволжье №43 26/10/2022
То, что увидел корреспондент, неприятно удивило и заставило обратиться к экспертам.
То, что увидел корреспондент, неприятно удивило и заставило обратиться к экспертам. / Александр Демин / АиФ

В своё время много говорили о том, что на дне великой русской реки в большинстве регионов можно найти всё что угодно – от старинных судов до строительных конструкций. Но то, что на днях увидел наш корреспондент, неприятно удивило и заставило обратиться к экспертам. Подробности - в материале vlg.aif.ru

Вот так порыбачили...

Погожий солнечный день октября. Нежась под лучами осеннего солнца, огромная река неторопливо несёт свои воды мимо городских построек и песчаных берегов. Вместе с известным блогером, автором роликов о современной рыбалке, двукратным чемпионом области по спортивной рыбалке Александром Дёминым последовательно проходим на его мощном катере акваторию Волги вдоль всего городского берега. В планах рыболова – записать очередной ролик для своей многочисленной аудитории, на этот раз о возможности успешно порыбачить прямо в городской акватории.

В наиболее привлекательных, исходя из картинок на эхолоте, местах дополнительно спускаем подводную камеру, которая передаёт на экран чёткую картинку подводного мира на дне реки. 

Прозрачность Волги в осенний сезон идеальна. Но что это? Вместо насыщенной подвод­ной жизни всякий раз камера показывает легко узнаваемые очертания стволов строевого леса. Возможно, того самого, что иногда тонул на Волге во времена бывшего СССР, когда на местные лесозаводы древесину пригоняли за многие сотни и тысячи километров в виде огромных плотов. Таких брёвен на дне, как фиксирует камера, видно столько, насколько только хватает глаз. А вот каких-либо водных обитателей среди них особо не заметно. 

Встреченная нами рыбёшка среди брёвен оказалась в этот день чуть ли не единственной.
Встреченная рыбёшка среди брёвен оказалась в этот день чуть ли не единственной. Фото: АиФ/ Александр Демин

Так проходит час за часом, за бортом катера остаётся акватория уже нескольких городских районов, но общая удручающая картина при включении подводной камеры остаётся неизменной – дно устилают брёвна и снова брёвна… Километры пресловутого топляка иной раз встречаются и на прибрежном мелководье, и на глубине в 6-8 м. 

«С затопленными брёвнами от лесосплава я в своей рыболовной практике сталкивался неоднократно, – признаётся Александр Дёмин, – но меня шокировало, что здесь на Волге среди брёвен нет никакой рыбы. Или почти никакой…»

В таком «лесу» жизни нет?

Как известно, во времена СССР на территории только одного Волгограда было несколько крупных лесоперерабатывающих производств, ныне ликвидированных. Пропуск по Волге огромных плотов прекратился ещё раньше — более 30 лет назад. Неужели с тех времён столь ценный ресурс никто не пытался извлечь с волжского дна? И самое главное – насколько негативно все эти бесконечные километры затопленной древесины влияют на экологию реки?

«Сама по себе древесина в таком количестве может отрицательно влиять именно на кормовую базу большинства волжских рыб, – убеждён главный ихтиолог Нижневолжского филиала ФГБУ «Главрыбвод», член экологического совета при областной думе Сергей Яковлев. – В сплошных завалах маловероятно развитие, например, моллюсков, беспозвоночных ракообразных и  других кормовых объектов для рыб. В своё время некоторые частные компании пытались извлечь со дна реки наиболее ценную деловую древесину. Вероятно, подняли далеко не всё и не везде».

Рыба в Волге всё же водится...
Рыба в Волге всё же водится... Фото: АиФАлександр Демин

«Наиболее опасны те брёвна, что лежат не на заметной глубине, а в прибрежной зоне, которая периодически осушается при низком уровне воды в Волге, – убеждён ещё один опрошенный нам эксперт, профессор ВолгГТУ, руководитель АНО «Профессиональная экспертиза» Виктор Чапуркин. – При таких условиях основа древесины – органическая клетчатка начинает активно гнить, разрушаться, выделяя опасные токсины».

«То, что со дна Волги до сих пор не удалён большой объём сплавного леса, крайне негативно влияет на речную экосистему, – солидарен заслуженный эколог РФ, экс-глава облэкологии Владимир Желтобрюхов. – Есть мнение, что затонувшая древесина, десятилетиями лежавшая на речном дне, приобретает свойства морёной, за счёт чего её стоимость резко возрастает. Специалисты лесной отрасли считают такие заявления беспочвенными, поскольку морение леса происходит в результате выдержки здоровой древесины, не подвергшейся гниению, в толще воды без доступа воздуха. На мой взгляд, необходимо в срочном порядке скорректировать действующий нацпроект по оздоровлению Волги, включив туда мероприятии по подъёму со дна реки не только старых брошенных судов, но и подобного топляка времён советской лесопереработки».

Комментарий

Эксперт по водному транспорту Виктор Коваль:

«Многие суда, затонувшие во время Сталинградской битвы, имели на борту боеприпасы, а у них есть свой предел герметичности. Такие таятся на дне в несудоходной части Красноармейского затона. Речь про разбитые вражеским огнём деревянные баржи с воинским грузом. Общий вес мин и снарядов в их трюмах, по некоторым архивным данным, превышает полторы тысячи тонн.  Мины и снаряды взрывоопасными не являются, но опасность представляют вредные вещества в их начинке. Насколько мне известно, даже точечную демилитаризацию таких судов никто пока не проводил». 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах