Примерное время чтения: 6 минут
250

Не так страшен, как малюют. Есть ли шанс ужиться с искусственным интеллектом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Нижнее Поволжье №7 14/02/2024
Человек, использующий инструмент искусственного интеллекта на работе.
Человек, использующий инструмент искусственного интеллекта на работе. freepik.com

Мы живём в эпоху новой цифровой реальности – бурного развития нейросетей. С одной стороны, это колоссальный прорыв в науке и технике, с другой – искусственный интеллект уже оставил без работы.

О том, каким видят этот процесс сами специалисты цифровых технологий, «АиФ»-Нижнее Поволжье» побеседовал с молодым учёным из ВолгГТУ, доктором технических наук Максимом Щербаковым

Всё дело в математике

– Максим Владимирович, почему о нейросетях активно заговорили лишь в последние три-четыре года? Само понятие-то достаточно давнее…

– Действительно, реальной предысторией нейросетей стало изобретение программируемого цифрового компьютера ещё в 1950-х годах прошлого столетия. При этом исследования в области искусственного интеллекта были основаны на подъёме информатики и вычислительной техники во всем мире. Был определённый оптимизм, что люди могут достаточно быстро изобрести думающие машины. В частности, на научном семинаре в кампусе Дартмутского колледжа в США летом 1956 г. учёные планировали решить задачи искусственного интеллекта в течение буквально одного лета.  Немногим позже учёные предсказывали, что машина столь же интеллектуальная, как человек, будет создана не более чем через человеческое поколение. А через 20 лет случилось иное – правительства США и Великобритании прекратили финансирование исследований в области искусственного интеллекта. Впоследствии этот этап назовут «зимой искусственного интеллекта».

– А каким был вклад наших учёных?

– Надо пояснить, что искусственный интеллект – это не только вычислительная техника, главный базис здесь математика. В математике и информатике большие достижения были получены именно учёными СССР. Была известны школы АН СССР (Колмогоров), МФТИ (Галушкин), школы на Украине (Ивахненко), красноярские научные школы (Горбань).  В нашей стране исследования были скорее фундаментального характера, в то время как на Западе – более прикладного.

Инвестиции крупных компаний, корпораций и интерес к ИИ резко возросли лишь в 2020-х годах, когда реальностью стало применение мощного компьютерного (кластерного) оборудования и инструментов эффективного сбора больших массивов данных. В наши дни интерес к этой теме велик. Ещё в 2021 г. Министерство образования РФ запустило  программу вузовской подготовки специалистов в сфере нейросетей. С 2022 г. магистратура и бакалавриат по данному профилю организованы у нас в ВолгГТУ. Тем самым мы уже сег одня закладываем фундамент для завтрашнего техно­ло­гического суверенитета страны, что особенно важно на фоне постоянного санкционного давления на Россию. 

ИИ – сильный и слабый

– У обычных людей эти новшества вызывают опасения. Так, согласно опросу, недавно проведённому компанией hh.ru, 33%  волгоградцев  видят в нейросетях угрозу для собственной профессии или карьеры. Обоснованы ли такие опасения?

– Нейросети – это не более чем технология. Нет никакого смысла демонизировать это явление, приписывать ему какие-то сверхсвойства. Что касается трансформация рынка труда под воздействием ИИ, то она неизбежна. Представьте, что вы электрик на заводе и следите там за всеми лампочками. И вот каждая лампочка становится частью  системы управления освещением, которая диктует, когда именно включаться, в каких параметрах. Значит ли это, что потребность в вашем труде отпадёт? Нет, но вы станете специалистом иного плана. Скажем, оператором, который отлаживает параметры энергоснабжения или освещения всего производства.  

Это я к тому, что каждое новое явление лишь расширяет горизонты наших профессиональных возможностей, делает работу квалифицированнее и интереснее. 

– Однако не столь давно международные эксперты МВФ заявили, что до 40-50% рабочих мест в большинстве стран могут быть заменены ИИ. Такие прогнозы, согласитесь, как-то не особо оптимистичны…

– Обратите внимание на формулировку – «заменены», а не «поглощены». То есть в тех специальностях, где происходит такая замена, нужно быть заранее готовым, чтобы достичь «мирного сосуществования» с ИИ, развивать в себе те навыки и компетенции, на которые способен только реальный работник. Любой ИИ совсем не безграничен по своим возможностям и функционалу. Искусственный интеллект – система, которая неизбежно комбинирует уже существующие массивы данных, образы, картины и т. п. Даже придумана такая формулировка – «слабый искусственный интеллект».

Способность создавать качественно новое останется прерогативой человеческого разума. Да, разработки в этом направлении идут – оно называется «сильный искусственный интеллект», или суперинтеллект. Но пока прорывные технологии именно в сфере «слабого ИИ». Того самого, что уже сегодня способен пересказывать объёмные публикации, прорисовывать художественные иллюстрации на заданную тему и т. п.

Где красная линия?

– Сегодня на уровне Госдумы уже звучат призывы законодательно запретить или ограничить сферы применения ИИ. Под предлагаемый запрет может попасть разработка рекламы и маркетинговых программ для детей.  Тут есть опасность?

– Подобные опасения, перестраховки – скорее нормальное сопротивление общества новому глобальному технологическому явлению, ещё не понятному большинству из нас. Если вспомнить недавнее прошлое, то и к летательным беспилотникам даже профессионалы относились со скепсисом. 

Несколько иной, на мой взгляд, резон содержится в предложении ограничить участие нейросетей в принятии решений, касающихся судьбы и здоровья человека – например, вынесении судебного приговора, окончательной медицинской диагностике, определении рецептур и схем лечения и т. п. Возможно, резон в этом пока есть.  

– В каких сферах вы видите масштабное внедрение нейросетей? 

– Это машиностроение и энергетика. Там постоянно создаются, совершенствуются рабочие модели ИИ, которые влияют на точность, ритмичность производства сложной продукции, контроль её качества. В энергетике и ЖКХ нейросети могут вместо человека контролировать узкие места, технологические участки, где наиболее вероятны сбои, отказы, аварии. 

В АПК, транспорте в ближайшее время высока вероятность появления роботизированной техники, включая комбайны, тракторы, такси без водителей. 

А если говорить о нашем вузе, то с 2018 г. его разработки помогают предотвращать отказы сложного оборудования на отечественных энергостанциях, сетях, трубопроводах и т. п. Они уже внедрены на значительном пространстве от Калининграда до Курильских островов. К сожалению, не могу сказать, что наши идеи широко внедряются в Волгоградской области, но, надеюсь, это поправимо. 

Досье
Максим Щербаков. Родился в 1979 г. Окончил ВолгГТУ по специальности «информатика и вычислительная техника». Работал как специалист на предприятиях Волгограда, а также в одной из российских нефтегазовых компаний. С 2014 г. преподаёт в родном вузе. Доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой. Победитель всероссийского конкурса «Лидеры России» 2019 г.

Кстати

  • В Дзержинском районном суде Волгограда при помощи бот-сервиса можно составить исковое заявление в суд, рассчитать сумму госпошлины и т. д. Чат-бот запущен на официальной сети суда в ВК.
  • Записи со 190 дорожных камер на улицах Волгограда и Волжского анализируют с помощью ИИ: отслеживается поток, распознаются госномера, выявляются нарушения ПДД. 
  • На Волгоградском НПЗ внедрили цифровую автоматизированную систему непрерывного контроля оборудования. В её базе – сведения о работе более 150 тысяч элементов оборудования, и если она обнаружит неполадки, их можно оперативно устранить.
Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах