Примерное время чтения: 5 минут
416

Раскинуть чумой. Как 145 лет назад Царицын боролся с эпидемией «ветлянки»

В аптеках Царицына не было лекарства от чумы.
В аптеках Царицына не было лекарства от чумы. из архива краеведа Романа Шкоды

В наш век постковида и потенциальной угрозы «вируса Х» всегда полезно сравнивать насколько успешно справлялись с опасными эпидемиями наши предки. Тем более и подходящая дата подоспела — почти полтора столетия назад с грозной болезнью — чумой — столкнулись в Царицыне.

Власти не желали огласки

Как рассказали в Волгоградском государственном НИИ противочумном институте Роспотребнадзора, очагом возникновения самой резонансной волны чумы в Поволжье послужила тогда расположенная на берегу Волги км в 200 южнее Царицына станица Ветлянская (ныне с. Ветлянка) в составе Енотаевского уезда Астраханской губернии, где тогда проживало около 1,7 тыс жителей.

Первой жертвой эпидемии, по историческим хроникам, стал 65-летний казак Агап Хритонов, заболевший 28 сентября 1878 года и скончавшийся несколькими днями позже. Он страдал от головной боли, общей слабости, боли в боку, кроме того, под мышкой у него обнаружился чумной бубон — характерная для болезни шишкообразная подкожная отёчность. Вслед за Хритоновым в октябре-ноябре заболели ещё несколько сельчан, затем количество заболевших и впоследствии умерших стало нарастать лавинообразно.

Пик эпидемии пришелся на 14 декабря — в этот день одномоментно погибли 36 человек. Тем временем болезнь выбралась за пределы станицы и быстро распространялась в окрестные поселения, включая и юг Саратовской губернии, Сарепту и Царицын.

18 декабря 1877 г. в Ветлянку, оставшуюся без врачей и без больницы прибыли доктора Морозов и Григорьев. Они также не распознали болезнь. Предложенные ими диагнозы (разные для разных больных): крупозная пневмония, тиф и «тифозная пневмония» не имели ничего общего по происхождению и клиническим признаком с чумой. При этом Морозов скончался от «нераспознанного заболевания» уже 28 декабря, а Григорьев — 7 января 1879 года.

Отступила эпидемия «ветлянки» лишь к середине марта, спустя свыше 40 дней после пика заражения, забрав на тот свет тысячи людей.

«С постановкой официального диагноза „чума“ тогда власти тянули и по другой причине, долгое время не принимая энергичных и своевременных защитных мер. Чиновники и медики категорически не желали огласки, не желали признания того факта, что на территории европейского цивилизованного государства свирепствует „средневековая и архаичная“ чума, что влекло за собой ряд политических и экономических последствий, также неизбежно нанесло бы ущерб международной репутации», — говорит сотрудник Волгоградский НИИ противочумного института, к.м.н. Василий Елизаров.

Справедливости ради стоит заметить — возбудитель чумы — чумная палочка — была открыта лишь в 1894 году, а единственное эффективное лечение — антибактериальная препаратная терапия и вовсе была применена лишь ближе к середине XX столетия — в 1947 году. Медицина конца XIX века фактически не могла противопоставить чуме никаких кардинальных мер, помимо карантина и дезинфекции. Предметы, с которыми контактировали заболевшие чаще всего банально сжигали, либо дезинфицировали, в том числе раствором уксуса и карболкой.

И причем здесь суслики?

В те же дни в Царицын, как в самое ближнее к очагу эпидемии крупное поселение начали приезжать врачи со всей страны, поставляться партии медикаментов и средств дезинфекции. Уездный город и ближайшие к очагу поселения были закрыты на карантин, одновременно прекращено и движению по проходящему через Царицын по астраханско-московскому тракту.

24 января 1879 года Александр II отправил на борьбу с «ветлянской чумой» в Царицын генерал-адъютанта графа Лориса-Меликова. Тем временем эхо «ветлянской чумы» не только разнеслось по всей Российской империи, но и добралось до Европы, где поднялась настоящая паника. Во многих странах был введен запрет на ввоз грузов из России, на железнодорожных путях застыли составы, груженные зерном, солью, медом, лесом. Всё это обернулось миллионными убытками для казны.

«История отечественной медицины сохранила для нас описание чумных эпидемий в сёлах Царицынского уезда тогдашней Саратовской губернии. В 1878-1879 годах болезнь, которая опустошила село Ветлянка, вскоре отметилась в Песчанке в считанных верстах от Царицына», — рассказывает краевед, кандидат географических наук Сергей Моников.

Учёный-краевед утверждает: спустя определенное время в степях под Царицыном, в заволжской слободе Рахинке, была разгадана тайна возникновения очагов чумы. Сделал это астраханский врач Ипполит Александрович Дёминский. В конце августа 1912 года врач выехал из Баскунчака на вспышку чумы в слободу Рахинка. Осенью этого же года, вскрывая трупик суслика, которого он обнаружил в степи, исследователь увидел в лёгких зверька знакомую картину, точно такую же, какую много раз наблюдал у погибших от чумы людей. Через сутки Дёминский почувствовал и собственное недомогание, которое быстро нарастало. А ещё через некоторое время микроскоп учёного показал чумные палочки в собственном организме.

В своей последней, не отправленной, телеграмме заведующему бактериологической лабораторией в Астрахани Клодницкому он писал: «Я зара­зился от сусликов лёгочной чумой. Приезжайте, возьмите добытые культуры. Записи все в порядке. Остальное всё расскажет лаборатория. Труп мой вскройте, как случай экспериментального заражения человека от сусликов. Прощайте. Дёминский».

Десятилетия спустя, уже в годы советской власти, усилиями специально созданных противочумных лабораторий болезнь, некогда опустошавшая целые государства и империи, наконец-то была побеждена. У современных людей чума лечится, если это не запущенная форма, относительно легко.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах